Деловая газета «Взгляд» 29 августа 2019

Как далеко зайдут ухаживания Болтона за Лукашенко

В четверг посетит . Визит беспрецедентный — последний раз американский политик такого уровня приезжал в  четверть века назад, еще до избрания президентом. Эта поездка советника президента вполне объяснима — последний год Вашингтон и Минск взяли курс на восстановление практически замороженных отношений. Угрожает ли это российским интересам?
Предстоящий визит в Белоруссию советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона официально пока не подтверждают, но, судя по всему, в четверг он из  направится в Минск, где проведет встречу с Александром Лукашенко.
За последний год это не первая поездка представителя американских властей в Белоруссию: все началось в октябре прошлого года с визита помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Уэсса Митчелла, и с тех пор Минск посетили уже несколько американских делегаций — от экспертных до госдеповских. Но визита чиновников уровня Болтона действительно не было очень давно — последний раз в январе 1994 года, еще до того, как Лукашенко стал президентом, в Минск на несколько часов заезжал тогдашний президент США . Зачем сейчас едет Болтон?
Понятно, Белоруссия интересна американцам исключительно в российском аспекте. Двусторонние отношения были по сути заморожены много лет — в 2006-м Вашингтон даже ввел санкции против Лукашенко, а с 2008 года нет даже послов. Однако после 2014 года, когда началась активная фаза борьбы за , Штаты решили поменять тактику в отношении Белоруссии. С 2015 года они приостанавливают, хотя и не снимают часть санкций, а с прошлого года начинается и череда визитов американцев в Минск.
Американцы достаточно откровенны в своих намерениях — тот же  прямо назвал Белоруссию «частью бастиона, защищающего от российского неоимпериализма», а бывший заместитель помощника министра обороны США по делам , Украины и Евразии , комментируя сейчас поездку Болтона, заявил, что «относиться к ней как к черной дыре и игнорировать ее было провалом. Это не привело к продвижению в области прав человека».
Дело, конечно, не в заботе о правах белорусских граждан — Штаты с удовольствием бы помогли устроить в Белоруссии какую-нибудь «оранжевую революцию», которая позволила бы оторвать Минск от Москвы, вот только шансов на это нет никаких. Понимание этого и привело Вашингтон к признанию Лукашенко.
У Вашингтона есть две цели. Во-первых, отношения с Минском можно использовать в украинской партии: если торговаться с Москвой по Украине практически бессмысленно, то от Белоруссии можно попытаться хотя бы получить дополнительную информацию о планах русских на украинском направлении. Разговоры о том, что Вашингтон хочет прощупать почву для подключения США к минскому формату смешны: мало того, что это никак не зависит от Лукашенко, вызывает огромные сомнения и само желание администрации Трампа ввязываться в нормандский процесс (не говоря уже о том, что ее там не ждет никто, кроме Киева).
Во-вторых, и это главное, в Вашингтоне хотят понять, насколько далеко может зайти интеграция России и Белоруссии в рамках Союзного государства — а то вдруг уже в скором времени произойдет полное объединение с введением поста президента Союзного государства?
«Болтон хорошо понимает, что Путин проводит агрессивную политику и что агрессивная политика Путина может включать в себя и какие-то планы на Беларусь. Это не то чтобы мы поставляли оружие в Беларусь, не то чтобы мы одобряли присоединение Беларуси к разным международным организациям. Мы просто демонстрируем определенную готовность разговаривать и оказать немного — и это «немного» действительно точное определение — поддержки Лукашенко, который пытается справиться с российской угрозой».
Так говорит сейчас бывший посол США на Украине Джон Хербст. А Майкл Карпентер подчеркивает, что «мы должны делать все возможное, чтобы укрепить суверенитет Беларуси», в первую очередь через развитие экономических и дипломатических связей.
Грубо говоря, американцы хотят призвать Белоруссию защищать ее суверенитет — намекая, что могут помочь в этом деле. Но Лукашенко в этом и не нуждается.
Решение о углублении интеграции России и Белоруссии будет приниматься двумя странами самостоятельно — и если наши руководители сочтут нужным перейти и к политической интеграции, то у Вашингтона не будет ни одного шанса повлиять на это решение. При этом у Лукашенко есть свой интерес в размораживании отношений с США — и он совершенно понятен.
Минск хочет снятия или ослабления санкций, развития торговли, смягчения политики демонизации Лукашенко на Западе — и все это он может получить от Вашингтона без всяких уступок на российском направлении. Каковые для белорусского президента в принципе невозможны — выбор в пользу Союзного государства и Евразийского союза сделан им абсолютно осознанно и очень давно. Никакой альтернативы Лукашенко не ищет, а «российская угроза для белорусского суверенитета» существует лишь в головах американских политиков и белорусских радикальных националистов.
Будут ли США требовать от Минска внутриполитических уступок, например, представительства антилукашенковской оппозиции в новом белорусском парламенте, выборы в который пройдут осенью? Требовать они, конечно, могут, вот только решение Лукашенко будет принимать исходя из внутриполитических, а не внешнеполитических соображений, и уж тем более не под давлением американцев.
По итогам визита Болтона стороны могут договориться как об обмене послами, так и о снятии части санкций — и это станет несомненным успехом Лукашенко. Впрочем, даже в случае провала миссии Болтона, белорусский президент останется в выигрыше: американцы все равно не прекратят обхаживать Минск, а на следующий год Батьке могут предложить даже встречу с Трампом. Например, в Москве 9 мая.
Комментарии
5
В мире , Видео , Статьи , Оранжевая революция , Уэсс Митчелл , Билл Клинтон , Джон Болтон , Майкл Карпентер , Александр Лукашенко , ЕАЭС , Киев , Минск , США
Читайте также
США усилят военное присутствие на Ближнем Востоке
США дали совет Зеленскому
Последние новости
Зеленского насмешили шутки о России и Лукашенко
В «Нафтогазе» оценили итоги консультаций с Россией по газу
На Украине назвали число запрещенных российских книг