Ещё

«Вавилонская башня» в Биаррице: итоги саммита «Большой семерки» 

В  могло показаться, что во французском Биаррице только и разговоров было, что о возвращении к формату G8 с участием . На самом деле российский вопрос был вторичным для повестки саммита, несмотря на многочисленные заявления на эту тему.
Одним из самых упоминаемых событий в глобальной медиасреде стал внезапный приезд в Биарриц главы иранского . Хотя сами переговоры посланника с  не принесли конкретных результатов, визит стал неожиданностью для большинства наблюдателей. И хотя Трамп настаивает, что с ним все согласовали, этому не все поверили. Продолжает обозреватель MSNBC Кимберли Эткинс.
«Макрон демонстрирует, что Европа готова действовать без оглядки на  и ей больше не нужно американское лидерство. ранее заявляла, что  нужно полагаться на себя. Все помнят эту фотографию с саммита прошлого года, где все лидеры стоят с одной стороны, а Трамп со скрещенными руками сидит с другой. Это продолжение того же тренда. Другое дело, что следующий саммит «Большой семерки» пройдет здесь, в США. Кто будет специальным гостем Трампа? Увидим ли мы ? Ждать ли двухсторонних переговоров с 
Дискуссии о возвращении к формату «Большой восьмерки» начались на встрече Макрона с Владимиром Путиным за неделю до саммита. Некоторые российские СМИ выдали желаемое за действительное и заявили, что Макрон выступил за восстановление G8, однако он сразу же назвал необходимым условием «решение украинского вопроса».
В отличие от французского лидера, Трамп прямо выступает за безусловное возобновление членства Москвы в геополитическом клубе. На заключительной пресс-конференции глава Белого дома даже заявил, что он «определенно пригласил бы» Путина на следующий саммит G7 в США, который может пройти в одном из гольф-клубов Трампа.
Правда, уже через несколько вопросов американский лидер заявил, что он «такого не говорил», хотя и выступает за восстановление «Большой восьмерки». Согласится ли президент России стать гостем G7, каковым стал глава иранского МИДа? Ситуацию комментирует руководитель Центра международной безопасности , академик .
Алексей Арбатов, руководитель Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН: «Он не будет гостем саммита, потому что он не приедет в качестве гостя на заседание „семерки“. Для Путина это было бы унизительно. Это как в предбаннике подождать, пока хозяева будут обсуждать проблемы. На это он никогда не пойдет, но если Трампу удобно пригласить его своим гостем, гостем американского президента в связи с предстоящим саммитом „семерки“, такая формулировка, то Путину удобно туда поехать. А для Путина это будет то, что мы на самом деле давно ждем, хотим этой встречи. Трамп до сих пор не смог такую встречу организовать, это будет большой прорыв».
Главной темой саммита, безусловно, стали отношения двух крупнейших экономик мира — США и Китая. При этом конкретику выделить невозможно — хаотичный переговорный стиль Трампа привел к тому, что за несколько дней из Биаррица звучали многочисленные противоречивые заявления: то о том, что Вашингтон вот-вот введет дополнительные тарифы на китайские товары или даже запретит американскому бизнесу работать в КНР; то о том, что  сообщил Трампу о готовности к сделке. Итоги саммита G7 в эфире Bloomberg обобщает директор азиатских программ Института Лоуи Эрвэ Лемахьё.
«Раньше «Большая семерка» была семьей единомышленников, клубом наиболее экономически развитых демократий мира, которые смотрели на мир через одну призму и принимали совместные решения. Теперь же G7 стала чем-то вроде Вавилонской башни, построенной на взаимном непонимании между лидерами. Дело не только в Трампе и европейцах. Противоречия есть между и Брюсселем, между итальянцами и французами, между французами и немцами».
Тем не менее в Биаррице «Большой семерке» все же удалось согласовать итоговую декларацию, в отличие от прошлого года, когда Трамп отозвал свою подпись под коммюнике — впервые в истории клуба. В документе, отражающем совместную позицию того, что принято называть Западом, содержится пять пунктов.
Торговля: повысить эффективность и снижать регуляторные барьеры. Иран: не допустить создания ядерного оружия. Ливия: добиться долгосрочного перемирия. Гонконг: избегать призывов к насилию. И наконец Украина: провести переговоры в «нормандском формате» с «осязаемыми результатами» в ближайшие недели. Дата не называется.
Комментарии 8
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео