Ещё

Как президент Филиппин «излечился» от гомосексуальности 

Как президент «излечился» от гомосексуальности
Фото: Romeo Ranoco / Reuters
74-летний Родриго Дутерте давно мог претендовать на лавры самого эксцентричного президента в мире, но теперь превзошел сам себя, заявив, что «излечился от гомосексуальности» и «вновь стал мужчиной» благодаря бывшей жене. Что имеет в виду этот человек, ранее бросивший вызов и протянувший «руку дружбы» ? И действительно ли гомосексуальность можно вылечить?
«Я излечился. Когда у меня начались отношения с Циммерман (бывшей женой — прим. ВЗГЛЯД), я сказал: «Вот оно!», я вновь стал мужчиной».
Эта фраза президента , сказанная на встрече с представителями филиппинской общины в , явно войдет в историю. Пожалуй, еще никто из глав государств не рискнул заявить о своем «излечении» от гомосексуальности, по крайней мере, в новейшее время.
Но Дутерте всё нипочем. Папу Римского он однажды обозвал «сукиным сыном» (это в католической-то стране!), генсека  — дураком, а президенту США  предложил «отправиться в ад». Но любимые ругательства президента это, пожалуй, «бакла» и «байот» — уничижительные обозначения гомосексуалов, принятые на Филиппинах. Именно так он «приласкал» своего политического оппонента — сенатора Антонио Трилланеса IV, что и стало поводом для спича об «излечении».
«Это хорошо, что Трилланес и я похожи. Я чувствовал себя немного геем», — заметил Дутерте.
А потом пригласил на сцену женщин — целоваться, подчеркнув, что желающие получить поцелуй от президента должны быть незамужними и совершеннолетними.
Тут необходим еще один флешбек, иллюстрирующий экстравагантность Дутерте. Однажды, после точно такого же «сеанса», выяснилось, что поцелованная им без спроса женщина замужем, вспыхнул скандал, от которого глава Филиппин отмахнулся заявлением на тему «я всегда так делаю». Чего во всем этом больше — иронии или «новой искренности», однозначно сказать нельзя.
Тем более что речь идет о человеке с, по некоторым данным, «антисоциальным нарциссическим расстройством личности». Этот диагноз был обнародован на фоне скандального развода Дутерте с женой — той самой Элизабет Циммерман — в 2000 году.
Расстройство личности подобного типа чревато излишней самоуверенностью, эгоцентричностью и безразличием к чувствам других. В это легко верится, если вспомнить, что полтора года назад Дутерте призвал солдат «простреливать вагины» протестующим женщинам (против политики президента нередко протестуют, при этом его рейтинг весьма высок), чтобы «сделать их бесполезными». Это шутка или нет? Наверное, все-таки шутка из серии «за гранью». Но когда этот же человек призывает убивать наркоторговцев при первой возможности, он не шутит — и неоднократно давал это понять.
Собственно, бескомпромиссно жестокая борьба с наркоторговлей и закрепила за Дутерте имидж крайнего консерватора. Для портовых Филиппин наркотрафик — серьезная социальная проблема, с которой не справляются суды и полиция. В итоге та часть правоохранителей, которая в наркотрафик не вовлечена, взяла за практику убивать наркоторговцев при облавах. Во-первых, так безопаснее, во-вторых, «не отмажутся». А президент полицию в этой заведомо незаконной тактике систематически поощряет, даже несмотря на то, что такой вид наказания, как смертная казнь, на Филиппинах официально отсутствует.
Отсюда и заочная ругань Дутерте с ООН, и США. Отсюда все эти «баклы» и «байоты» (так он окрестил в том числе американского посла). Отсюда его заявление, тоже цитировавшееся нашими СМИ как «историческое»:
«Я меняю союзников в вашем идеологическом порядке и, возможно, я съезжу и в Россию, чтобы сказать Путину, что отныне мы втроем — Китай, Филиппины и Россия — против остального мира. Другого пути нет».
Сказано — сделано. Дутерте действительно прилетел в Россию и был принят в Кремле, но пробыл у нас всего один день вместо запланированных четырех. Планы пришлось срочно изменить из-за военного положения на Филиппинах, вызванного обострением противостояния полиции и террористической группировки «Абу Сайяф», членам которой верный себе Дутерте пообещал «отгрызть печень». Тем не менее заверения в дружбе были им озвучены — как и очередные «шпильки» в адрес Вашингтона.
О том, что с приходом Дутерте к власти США потеряли такого важного и безотказного союзника, как Филиппины, газета ВЗГЛЯД уже писала. О том, что благодаря этому человеку между Манилой и Москвой установились теплые и продуктивные отношения, — тоже. Другое дело, что практическое сотрудничество по-прежнему идет ни шатко ни валко.
С одной стороны, министр обороны Филиппин Дельфин Лорензана буквально на днях заявил, что Маниле американские санкции нипочем и от военно-технического сотрудничества с Россией его страна не откажется. С другой — этот же человек в декабре признавал, что из-за тех же самых американских санкций Филиппинам пришлось отказаться от покупки российских вертолетов.
В романе «1984» подобное называли «двоемыслием». А сам Дутерте описал имеющийся парадокс следующим образом:
«Мы друзья (с американцами — прим. ВЗГЛЯД). Но надо помнить, что это так потому, что много лет назад они сделали нас колонией. Мы на такую дружбу не соглашались».