Ещё

Армянский трансгейт 

Фото: Karel Navarro / AP
В маленькой снова большой скандал — страна шокирована выступлением трансгендера с трибуны Национального собрания и уже неделю обсуждает, что теперь делать с сексуальными меньшинствами. Предложения звучат разной степени радикальности: одни требуют зачистить парламент от представителей ЛГБТ-сообщества, другие выходят на улицы с призывами жечь и убивать геев. Не обошлось в этой истории без политических игр. Как трансгендерный скандал может повлиять на будущее страны, разбиралась «Лента.ру».
У Армении немного показателей, по которым страна входит в число мировых лидеров. Но по части гомофобии конкурентов у нее критически мало. ЛГБТ здесь не признается как явление, существование таких людей порицается большинством населения, а любой разговор на эту тему чреват серьезными осложнениями и даже увечьями. Согласно данным американского Pew Research Center, 98 процентов населения Армении считают гомосексуальность попросту недопустимой. В целом можно сказать, что к геям здесь относятся примерно так же, как в  или .

«Таким людям в Армении вообще нельзя быть»

Именно в такой стране 5 апреля с трибуны парламента выступила женщина Лилит Мартиросян, рожденная мужчиной по имени Вагаршак Мартиросян.
«Всего несколько месяцев назад было невозможно представить то, что сегодня — реальность в постреволюционной Армении. С трибуны Национального собрания обращаюсь к вам я, женщина-трансгендер», — сказала Лилит Мартиросян, выступая на парламентских слушаниях по защите прав человека, проводимых под эгидой .
Однако, как выяснилось, Мартиросян не совсем верно трактует новую реальность: после речи ее выгнали из зала заседаний, председатель парламентской комиссии по защите прав человека Наира Зограбян назвала ее поступок неуважением к парламенту и обвинила в том, что докладчица вышла за рамки повестки слушаний.
На следующий день у здания парламента собрался немногочисленный митинг, участники которого требовали, чтобы власти немедленно решили вопрос и «исправили произошедшее». Наиболее колоритный участник протеста на камеру достал нож и заявил, что готов «утилизировать» трансгендерных людей. К демонстрантам вышел вице-спикер парламента Армении Ален Симонян, ему предъявили требование освятить зал парламента и окурить ладаном трибуну, к которой прикасалась Мартиросян. Ему также сообщили, что трансгендер — это «не человек, таким людям в Армении вообще нельзя быть».
Главным действующим лицом на народных баррикадах стал местный священник Газар Петросян. Между ним и вице-спикером завязалась дискуссия, в ходе которой священнослужитель уведомил политика, что содомитство и ЛГБТ — это преступления, которые должны караться минимум четырьмя годами лишения свободы. «Не улыбайтесь, я серьезно говорю», — грозно заявил священник, напомнив, что в Ветхом Завете за такое и вовсе предусмотрена смертная казнь.

Подсуетились

Уличные страсти утихли быстро: утилизатора утилизировала полиция — его задержали и предъявили обвинение; священник Петросян решением церковной верхушки был лишен полномочий на две недели (есть у армянской церкви такая хитрая практика — прим. «Ленты.ру»).
Однако в местных СМИ и соцсетях начались поистине эпохальные баталии, сопровождающиеся составлением списков «врагов народа», виртуальными угрозами реальных расправ и призывами найти всех геев, лесбиянок, трансгендеров, а также их защитников, немедленно выслать их в  и страны Европы. К обсуждению подключились не только жители страны, но и члены зарубежных диаспор — причем именно эта часть дискутирующих выступает с наиболее радикальных позиций.
На самом деле ЛГБТ-взрыв в Армении назревал уже как минимум год. После «бархатной революции» бывшая власть, внезапно лишившаяся административного ресурса, но сохранившая медийный, использовала подконтрольные СМИ для тира