Ещё

Китай помогает России раскалывать Евросоюз 

активно скупает и раскалывает Европу. Именно так можно оценивать итоги недавнего визита Си Цзиньпиня в ряд стран . Помимо заключения колоссальных торговых контрактов, у этого визита есть и политическая составляющая — и в этом смысле действия Пекина явно играют на руку . Каким образом?
Экономическая интервенция Поднебесной в Евросоюз началась давно, но до поры до времени не была особо заметна. Ведь она осуществлялась не методом беспардонного давления (как это делают американцы), а путем тихого вползания в перспективные, но страдающие отсутствием нужного количества денег проекты.
«Пробой пера» Пекина можно считать запуск в  в 2012 году формата «16+1». То есть — соглашения о торгово-экономическом и инвестиционном сотрудничестве 16 стран Центральной и Восточной Европы, входивших некогда в соцлагерь (, , , , , , , , , , , , , , и ) и Китая. Одиннадцать из вышеперечисленных являются членами ЕС, но тогда евросоюзное руководство не препятствовало заключению сделки. Наоборот, вздохнуло с облегчением: у самого-то «Содружества 28-ми» финансов на поддержание экономики государств восточноевропейского балласта не было.
Китайцы умеют ждать. Практически до 2018 года Пекин вливал свои инвестиции в Европу очень осторожно, незаметными порциями, накапливая пакеты акций в транспортной сети разных стран (главным образом — паи морских портов , , и некоторых других). А после того, как стал влиять на политику грузоперевозок в Старом Свете, решил обратить внимание и на технологические предприятия ЕС. И в этот момент очень кстати подвернулась инициатива «вернуть Америке величие». Трамп обложил поставляемые в  из Евросоюза товары высокими таможенными пошлинами, продолжая настаивать на покупке европейцами американских на льготных условиях. Европа взбрыкнула в поисках выхода — и тут подсуетилась Поднебесная.
Общий объем инвестиций китайских госкомпаний и банков в страны ЕС достиг в 2018 году 60,4 миллиарда долларов (немногим более 52,760 млрд евро). По сравнению 2017 годом сумма вложений выросла на 82%.
«Китай решил переключиться на Старый Свет, посчитав, что вложения в него будут безопасным и привлекательным делом, — отмечала в январе 2019-го испанская El Confidencial. — Европейские показатели еще более значительно выглядят, если принять во внимание, что общемировые прямые иностранные инвестиции Китая сократились в прошлом году более чем на 45%, до 108,2 млрд долларов (около 94,52 млрд евро). Простой подсчет показывает, что на Европу приходится 56% от общего объема средств, вложенных Пекином в различные экономики мира».
В первой пятерке стран, получивших наибольшее финансирование от Китая, четыре представляют Европу и три из них — ЕС: , , и . В Париже и Берлине забили тревогу: деньги азиатского гиганта текли в Евросоюз, но мимо его основных «пайщиков-концессионеров» — и . и Эммануэль Макрон взялись активно предлагать партнеров по евроальясу «бояться данайцев (в смысле — китайцев) дары приносящих». Лидеры ЕС предупреждают, что азиатские деньги могут расколоть единство Европы — но не предлагают практически никаких других капиталов взамен.
Остающиеся при таком раскладе на бобах Италия, Греция, Венгрия и другие государства помельче поняли, что нет резона «ждать милостей» от Евросоюза и в открытую занялись поисками альтернатив. В списке которых на первых двух местах значились Китай и Россия.

Все дороги ведут в Рим

Выбор стран для посещения Си Цзиньпином в ходе поездки по Европе 21 — 26 марта случайным назвать нельзя. Италия с ее правопупулистским правительством сегодня не просто камешек в ботинке Евросоюза, но и, практически, центр противостоящий оси Берлин — Париж. Использовать финансовые затруднения Рима, чтобы не просто заработать, но и укрепить свое положение в Европе и создать апеннинский плацдарм, с которого повести дальнейшее наступление на Старый Свет.
Франция «меньшее зло» из двух еэсовских грандов. Более податливое, благодаря меньшей, чем у Германии экономической стабильности и наличию болевых точек, на которые можно давить. И влиять через Париж на Берлин.
В Риме товарищ Си подписал 29 соглашений на общую сумму 2,8 миллиарда евро. По нынешним временам, может, и не Бог весть, какие деньги. Но среди этих 29 документов есть один, не выраженный пока конкретными цифрами, но не перестающий от этого быть главным. Это меморандум о намерениях, по которому
Италия стала первым государством мировой G7, согласившимся на участие в глобальном проекте «Один пояс — один путь».
Если до этого момента «Новый шелковый путь» распространялся на Ближний Восток, Азию и Северную Африку, то теперь его конечным (временно, конечно) пунктом становится апеннинский «сапожок». С его портами в Генуе и Триесте. Италия становится ключевой страной для поставок товаров из Европы в остальной мир и из остального мира в Европу.
Понятно, что Китай на этом не остановится, благо греческий порт Пирей и испанские морские ворота в Валенсии находятся под контролем государственных компаний КНР. Для Италии же «подпоясаться» означает получить хороший шанс выпутаться из крупных долгов (госзадолженность страны составляет 131% ее ВВП).
В остальных 28 договорах фигурируют взаимодействие в онлайн-торговле, сельском хозяйстве, банковском деле, спутниковой связи и т.д. Италия получила шанс экономически выздороветь. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что завтра за этим шансом придет немало ее товарищей по несчастью, именуемым Евросоюзом. По расчетам аналитиков , китайские банки с участием государства могут к 2027 году выделить на льготных условиях $1,3 трлн странам и компаниям, желающим участвовать в проектах «Пояса и пути».

Подкупить Париж и вызвать ревность у Берлина

В Париж после этого Си въехал, можно сказать, на белом коне победителя, готового предложить свою помощь в борьбе ЕС против заокеанских рэкетиров.
Эммануэль Макрон, несмотря на всю наполеонистость своего поведения, в одиночку идти на переговоры с представителем азиатского гиганта идти не рискнул и позвал «пацанов со двора» — канцлера Германии Ангелу Меркель и главу Жана-Клода Юнкера. Красивый такой ход: и себя увереннее почувствовать и немецкой коллеге намекнуть, мол, мы тут о ваших экономических интересах тоже печемся. Вся европейская троица в один голос проинформировала китайского визитера, что и пояс и путь европейцам в принципе нравятся. Но Пекину должно быть ясно, что «такие вопросы с кондачка не решаются».
Председатель Си все прекрасно понимал и пошел с козырей в виде предложений, от которых нельзя отказаться. Китайский руководитель подписал с концерном «Эрбас» контракт на покупку 300 широкофюзеляжных самолетов (34 миллиарда евро). Китай, если кто не в курсе, до недавнего времени был одним из главных клиентов американского «Боинга». В 2017 году это авиастроительное предприятие продала Поднебесной около 20% выпускаемой продукции. Но…
Таможенная война Пекина с Вашингтоном и два разбившихся боинговских MAX’а спровоцировали крутой вираж китайской авиасферы.
Кроме того, Париж и Пекин подписали соглашения о строительстве французами в Китае ветряной электростанции (€1 млрд), десяти новых морских судов (€1,2 млрд), создании франко-китайского инвестиционного фонда (€1 млрд), поставках французской сельхозпродукции и пр. Общий объем пакета составил €40 млрд После этого размякший Макрон заявил, что «подписанные соглашения вселяют надежду, что европейцы в скором будущем примут участие в глобальных проектах на территории Китая». Си предпочел воздержаться от комментариев по этому вопросу.
Нет сомнения, что Германия отсутствовала в планах вояжа китайского лидера в Европу тоже не случайно. Похоже, что Си, во-первых, рассчитывал возбудить некоторую ревность немцев к французам (как это: в них вливают деньги, а в нас нет?), а во-вторых, сформировать у Меркель понимание, что расширение работы с Китаем — объективная необходимость. Но пока в Берлине, по его мнению, еще не готовы, и потому есть смысл их немножко подтолкнуть «железной рукой к счастью» и подождать, когда «клиент дозреет».

А что с этого всего нам, России?

Китайская экспансия в той форме, в какой она происходит, России на руку. Во-первых, деньги Пекина способны укрепить отдельные государства Евросоюза, но альянс в целом не объединяют, а наоборот, раскалывают. Ведь каждое из контактирующих с Поднебесной государств Европы действует, прежде всего, в своих собственных интересах. В обстановке, когда национальные приоритеты становятся выше общеевропейских, России намного проще взаимодействовать с конкретными странами и правительствами стран ЕС.
Во-вторых, в усиливающихся за счет китайских инвестиций государствах крепнут движения за национальную самоидентификацию. Которые, в свою очередь, все чаще выступают с идеями отменить наложенные на Россию санкции и «лучше торговать с Москвой, чем враждовать».
В-третьих, подпитываемая Китаем Европа постепенно превращается из союзника Вашингтона в его соперника. А значит, мир движется в сторону установления многополярности, одним из полюсов которой Россия планирует стать.
Комментарии38
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео