Ещё

К чему может привести ужесточение закона об участии в протестах во Франции 

Французский Сенат одобрил законопроект, который вводит новые ограничения для участников массовых манифестаций. Они вступят в силу после одобрения Конституционным советом и подписания президентом республики. Репрессивные меры в отношении провинившихся граждан смогут вводить не только суды, но и местные органы власти. Документ утверждался на фоне протестов «жёлтых жилетов». Противники французского лидера обвиняют его в ущемлении прав человека. 12 марта к хору критиков присоединился французский омбудсмен Жак Тубон, обвинивший власти в подрыве основных прав и свобод. По мнению экспертов, Париж больше не может выступать эталоном демократических стандартов. Что ждёт Францию в случае принятия нового закона, выяснял RT.
12 марта Сенат Франции принял в окончательном чтении закон о протестах, который также называют «антихулиганским законом». Новый законодательный акт даёт местным властям право запрещать гражданам принимать участие в массовых манифестациях. Ранее такими полномочиями обладали лишь суды.
Нарушителей этого запрета будет ждать до полугода тюрьмы. К штрафу до 15 тыс. евро стоит приготовиться тем, кто придёт на митинг в маске или будет скрывать лицо шарфом. Наказание в виде штрафа может быть наложено на манифестантов, которые с точки зрения властей представляют угрозу общественному порядку. После рассмотрения в Конституционном совете новый закон должен подписать президент страны Эммануэль Макрон.
«Симптом бессилия»
Ранее министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер приветствовал принятие этого документа. В то же время представители оппозиции его раскритиковали. Намерения властей сравнивали даже с возвращением к «режиму Виши» — существовавшему в годы Второй мировой войны на юге Франции режиму пронацистских коллаборационистов.
Документ оказался настолько противоречивым, что во время голосования в нижней палате парламента — Национальном собрании — 50 депутатов из правящей партии «Вперёд, Республика!» отказались одобрять ужесточение репрессивных мер в адрес манифестантов — рекорд для законопроекта, который был поддержан правительством.
Поправки в действующее законодательство, касательно ужесточения наказаний за протесты рассматриваются французскими властями с начала 2019 года на фоне непрекращающихся протестов «жёлтых жилетов». Ещё в январе премьер-министр Франции Эдуард Филипп, анонсируя намерения ужесточить законодательство против протестующих признавался — за модель будет взято отношение к устраивающим массовые побоища футбольным хулиганам.
«Поправки в французское законодательство вызваны именно протестами «жёлтых жилетов», продолжающихся с ноября 2018 года, — рассказала в беседе с RT эксперт Центра геополитических экспертиз Дарья Платонова. — И если тогда манифестации начинались как протесты против экономических реформ Макрона, то сейчас уже направлены против его политического курса в целом, его глобализма и ультралиберализма».
Поэтому, по словам политолога, противостояние полиции и противников Макрона на французских улицах и продолжается до сих пор, несмотря на анонсированный ранее правительством мораторий на повышение цен на бензин и другие уступки. Манифестанты хотели пересмотреть сам курс развития страны.
Французский президент демонстрирует, что не может предложить выход из кризиса приемлемый для протестующих, отмечают эксперты. Ранее глава государства объявил о начале общенациональных дебатов, однако «жёлтые жилеты» их игнорируют. Отказывается в них участвовать и присоединившееся к протестам крупнейшее профсоюзное объединение страны — Всеобщая конфедерация труда (ВКТ). Более того, ВКТ назвала инициативу с принятием нового закона о протестах запретом на «индивидуальные и коллективные свободы» и призвало к усилению манифестаций.
«Новый закон не сможет положить конец протестам, более того, усилит недовольство властью, — считает Дарья Платонова. — Скорее это симптом бессилия Макрона, он никак не ожидал, что протесты затянутся до марта».
По мнению руководителя Центра политэкономических исследований Института нового общества Василия Колташова, речь стоит вести не о бессилии Макрона, а о его принципиальной неуступчивости. При этом вызвано оно тем, что действующий французский президент отчитывается не перед своими гражданами, а перед глобалисткими кругами.
«Это форма общения европейских элит с народом, — заявил RT Колташов. — Макрона совершенно не интересует, что о нём будут думать люди. Потому что Макрон выполняет роль технического политического менеджера. Он — не государственный деятель. Макрон — это маленький человек из финансовой системы, которого назначили руководить Францией. Его будут ненавидеть, он ухудшит свою репутацию. У него нет политического будущего. Но ему всё равно».
«Вне закона»
Незадолго до принятия нового закона о протестах 12 марта французский омбудсмен Жак Тубон обвинил правительство Эммануэля Макрона в том, что оно использует лазейки в уже существующем законодательстве, чтобы репрессировать протестующих.
«Во Франции вместе с ухудшением качества государственных услуг укоренился подход, ориентированный на применение усиленных мер безопасности и подавления на фоне террористической угрозы социальных проблем и опасений насчёт иммиграционного кризиса», — цитирует вышедший накануне доклад французского омбудсмена Financial Times.
Отмечается, что защитник прав человека обвинил правительство в том, что «основные права и свободы в определённой степени подрываются мерами безопасности, принимаемыми с целью взять под контроль ситуацию в общественных местах».
Ранее верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет потребовала от французского правительства расследовать случаи чрезмерного применения силы против «жёлтых жилетов». Те жалуются на то, что их расстреливают резиновыми пулями и травят удушающими газами. Множество манифестантов были травмированы. Один из протестующих Жером Родригез, получивший в январе тяжёлую травму глаза, даже превратился в символ движения.
Прекратить использовать резиновые пули против манифестантов призывал Париж и Совет Европы. Однако французское правительство утверждает, что продолжит применять эти и другие спецсредства для разгона демонстрантов.
Дарья Платонова опасается, что новый закон о протестах спровоцирует новую волну расстрелов и избиений со стороны полицейских.
«После того как многие протестующие будут поставлены вне закона, у полиции будет своего рода карт-бланш на насилие», — утверждает она.
В свою очередь, как отмечает Василий Колташов, закон «не остановит новый протест, если потребность в таковом возникнет». Более того, он может заставить людей искать новые формы защиты своих прав перед лицом государственной машины.
«Франция такая страна, где со школьных лет люди учатся социальной солидарности и активности, — утверждает политолог. — И штрафы никого не напугают, и никого не остановят».
Больше не эталон
По мнению экспертов, на фоне ситуации с ужесточением полицейских мер против сторонников «жёлтых жилетов» во Франции эта страна не может учить другие государства, как следует относиться к правам человека. Ранее Париж вместе с Берлином обвинял Россию в нарушениях прав человека в Крыму.
В мае 2017 года во время первой встречи с российским президентом Владимиром Путиным Эммануэль Макрон подчеркнул, что защита прав человека будет одним из его приоритетов в выстраивании отношений с Россией.
Однако сейчас его действия подвергаются широкой критике. Помимо подавления протестов «жёлтых жилетов» к проявлениям «демократического деспотизма» французского лидера, по мнению председателя французского НПО GenerationLibre Гаспара Кёнига, можно отнести принятый в ноябре закон о противодействии «фейковым новостям».
Как отмечала официальный представитель МИД России Мария Захарова, новый закон под предлогом борьбы с дезинформацией обосновывает возможность преследования российских СМИ.
«Франция теряет статус демократической страны и не может быть эталоном в области соблюдения прав человека, — считает Дарья Платонова. — Широкомасштабные протесты — одна из наиболее привычных для французов форм проявления политической активности, и вот сейчас пытаются жёстко ограничить право людей выходить на улицы».
Франция учит весь мир демократии, правам человека и республиканской этике с XVIII века и будет учить, но французское правительство на это «не имеет никакого морального права», считает Василий Колташов.
«Франция и французское начальство — совершенно разные вещи, — утверждает эксперт. — Франция была и остаётся примером республиканских принципов и идей, а само общество — носитель республиканской этики. Но к французскому правительству это не имеет никакого отношения».
Комментарии3
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео