Ещё

В ходе противостояния с Ираном в Сирии Израилю, возможно, придется бросить вызов России 

Иерусалим пообещал продолжать наносить удары по трансграничным целям, возможно, даже по сложным системам обороны, укомплектованным российским личным составом, если Иран продолжит создание постоянного военного плацдарма в Сирии и будет поставлять современное оружие «Хезболле» в Ливане. При этом Израиль по-прежнему признает Москву дружественной силой в регионе.
Россия завершила в Сирии развертывание системы противовоздушной обороны, которая ограничивает оперативные возможности как Соединенных Штатов, так и Израиля, говорится в докладе вашингтонского Института изучения войны. Базируясь на всей территории разрушенной конфликтом страны, она включает в себя вариации передовых систем С-300 и С-400 в дополнение к ряду других современных технологий.
Москва давно экспортировала такие системы в Сирию, однако они оставались под контролем ее собственной армии. Только после случайного поражения сирийскими войсками в сентябре российского разведывательного самолета, — Кремль обвинил в этом Иерусалим, который минутами ранее нанес удар по близлежащему иранскому складу оружия, — президент Владимир Путин дал зеленый свет на передачу С-300 режиму Асада.
Это, по мнению многих наблюдателей, повысило вероятность столкновений не только потому, что сирийские силы теперь лучше оснащены для противодействия израильской и американской военной активности, но и из-за большей вероятности нежелательных инцидентов, вызванных человеческим фактором или, что не менее вероятно, откровенной некомпетентностью.
«У русских эти системы были в Сирии еще до крушения самолета-разведчика, но они не использовали их для предотвращения израильских ударов. Таким образом, реальная проблема заключается в том, что они находятся в распоряжении батарей сил Асада, — пояснил СМИ бригадный генерал (в отставке — прим. автора) Релик Шафир, один из наиболее заслуженных командующих ВВС Израиля, который в 1981 году выполнял миссию по уничтожению ядерного реактора Ирака. — Это позволяет сирийской армии наносить удары по ракетам или самолетам, сохраняя при этом способность противостоять радиоэлектронной борьбе и преодолевать стелс-технологии».
Тем не менее в четверг появились новости о якобы имевшем место израильском ударе по Аль-Кисве, расположенной к югу от сирийской столицы. Такие удары становятся все более редкими на фоне сохраняющейся напряженности с Москвой и с учетом новой стратегической обстановки. Со своей стороны, США имеют в Сирии около трех тысяч солдат, которые оказывают поддержку главным образом курдским силам на востоке.
Также президент Дональд Трамп дважды приказывал военно-морским силам, дислоцированным в Средиземном море, стрелять ракетами «Томагавк» по сирийским объектам в ответ на применение Дамаском химического оружия.
Соответственно, аналитики считают, что и Вашингтон, и Иерусалим сохраняют наступательные средства для обхода российского щита.
«Важным элементом является не осуществление противовоздушной обороны, а правила ведения боевых действий, — утверждал в СМИ бывший начальник военной разведки АМАН Амос Ядлин, в настоящее директор Тель-Авивского Института исследований национальной безопасности. — Пока Путин придерживается своей политики не атаковать израильские самолеты, то вероятность прямого израильско-российского противостояния очень низка. Более того, Иерусалим никогда не говорил, что нападет на российских солдат».
«Тем не менее есть два вопроса, по которым Москва непреклонна, а именно: российские солдаты не должны быть убиты во время нападений Израиля на иранские объекты, и АМАН не должен предпринимать действия для свержения режима Асада. Пока все будет так, я считаю, русские будут придерживаться своей прежней позиции, — что иранцы строят избыточную и угрожающую военную инфраструктуру, и, таким образом, Израиль имеет право иметь с этим дело».
Действительно, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху неоднократно обещал продолжать наносить удары по иранским объектам в Сирии, а другие официальные лица намекали, что Иерусалим может, в случае крайней необходимости, уничтожить противоракетные батареи, которые, возможно, укомплектованы российскими солдатами.
Министр охраны окружающей среды Зеев Элкин, который помимо этого является сопредседателем израильско-российской межправительственной комиссии, также намекнул, что сирийской армии не хватает технических средств и навыков для разумного использования российских систем. Поэтому он предупредил, что силы режима могут случайно или иным образом сбить военный или коммерческий самолет над израильской территорией, что, в свою очередь, «несомненно» приведет к целенаправленному реагированию на место запуска.
«Я очень надеюсь, что российских военных специалистов там не будет», — подчеркнул Элкин.
«Главное препятствие — это не российские технологии, а фактически физическое присутствие российских солдат на земле, потому что не в интересах Израиля нанести им вред», — поделился с изданием The Media Line бывший командующий войсками АМАН в Сирии, а сейчас научный сотрудник Центра стратегических исследований Бегин-Садат генерал-майор (в отставке — прим. автора) Гершон Хакохен.
«Тем не менее это является серьезным препятствием для процесса принятия решений в Израиле, который в конечном итоге сводится к анализу управления рисками. Если выгода для Израиля от уничтожения цели перевешивает стоимость российских жертв и вытекающие из этого дипломатические последствия, то это можно было бы рассмотреть. Но никакой политики «преобладания" нет, — заключил он, — поскольку вопрос настолько серьезный, что он будет обсуждаться в каждом конкретном случае и решаться премьер-министром».
До своей недавней отставки бывший министр обороны Авигдор Либерман публично отверг требование Москвы о том, чтобы Иерусалим предоставлял российским военным дополнительное предупреждение перед выполнением миссий в Сирии.
«Мы не примем никаких ограничений на нашу свободу действий, а когда дело дойдет до национальной безопасности, мы примем меры», — заявил он, казалось бы, усиливая представление о том, что российский личный состав не будет стоять на пути достижения целей Израиля.
Это пренебрежение, возможно, частично объясняется ростом числа доказательств того, что Россия не соблюдает молчаливое соглашение о препятствовании связанным с Ираном боевикам, включая членов «Хезболлы», действовать в пределах 85 километров (50 миль — прим. автора) от израильской границы. Согласно данным арабских СМИ, шиитские силы занимают огромные участки земли на юго-западе, на которых строят учебные базы. Хорошо известно, что Иран пытается скрыть свое военное присутствие вблизи границы, маскируя своих солдат и наемников формой сирийской армии.
При рассмотрении всего спектра потенциальных последствий этой новой реальности разумно постулировать, что для того, чтобы Израиль сохранил в неприкосновенности свои красные линии, — то есть воспрепятствовал созданию Тегераном постоянного военного плацдарма в Сирии и поставкам современного оружия «Хезболле» в Ливане, — еврейскому государству, придется, вероятно, бросить вызов России на дипломатическом поле, и, возможно, на военном.
«Даже в этом случае Израиль ни при каких обстоятельствах не будет преднамеренно нацеливаться на российские активы, поскольку это было бы серьезной ошибкой, — заявил в СМИ бывший летчик-истребитель Шафир. — Израиль по-прежнему признает Москву дружественной силой в регионе и заинтересован в том, чтобы это так и оставалось».
«Проблема может возникнуть, — уточнил он, — если Израиль и Иран продолжат преследовать свои [взаимоисключающие] цели в Сирии. После оборонительных действий России будет трудно сохранить их конфликт дискретным. Это поднимает ставки, и все может вспыхнуть».
В этом случае и Иерусалим, и Москва почти наверняка попытаются как можно быстрее разрядить ситуацию, — если позволят обстоятельства, и если ни одна из сторон не решит, что необходимо усилить свою позицию действиями, которые могут иметь серьезные последствия.
The Jerusalem Post, Израиль
Комментарии151
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео