Газета.Ru 5 ноября 2018

Девочка Коля: с чем Меркель оставит Европу

Не прошло и недели, как канцлер Германии Ангела Меркель объявила о предстоящем уходе не только с поста председателя Христианско-Демократического союза, но и из большой политики. Уход сильного лидера, как бы к нему ни относились в стране и мире, всегда порождает дискуссии о его или ее политическом наследии. С чем же оставит Германию и мир канцлерин?
Феномен Меркель?
«Девочка Коля», «госпожа „нет“» (Frau «Nein»), «мамочка» (Mutti), «железная канцлерин», человек года, самый сильный лидер Европы — лишь небольшая часть эпитетов обычно употребляемых в отношении Ангелы Меркель. Ее карьерный взлет от научного сотрудника Академии наук ГДР до лидера крупнейшей экономики Европы и де-факто лидера Европейского союза удивляет. Ее пребывание в должности федерального канцлера Германии к моменту ее предполагаемого ухода составит 16 лет — рекорд для современной политики в странах Западной Европы — позволяет многим говорить о «феномене Меркель».
Столь долгое пребывание одного человека на вершине политического Олимпа не является чем-то необычным для немецкой политики. И «отец-основатель» ФРГ Конрад Аденауэр, и «отец немецкого воссоединения» Гельмут Коль также были политическими долгожителями. Меркель в лучшем случае лишь повторит рекорд своего наставника Коля, продержавшись на посту федерального канцлера 4 срока подряд. Однако причины ее политического долголетия носят другой характер. Что же позволило Меркель удерживать власть и популярность так долго в высококонкурентной политической системе?
Меркель действительно не обладает традиционной харизмой уровня Коля, не говоря уже о президенте Франции Эммануэле Макроне и тем более президенте США Дональде Трампе. Однако отсутствие внешней яркости и броскости не должно вводить в заблуждение. Ее сдержанность, многими воспринимаемая как «серость» и «посредственность», в действительности долгое время импонирует немецкому избирателю, традиционно скептически относящемуся к излишне ярким политикам.
Ключевым фактором ее политического успеха стало превращение традиционно-консервативного Христианско-демократического союза (ХДС) в центристскую политическую силу. При Меркель фракционность христианских демократов потеряла свою актуальность. При этом многим лидерам пришлось покинуть партию. Она с удивительной легкостью умеет перехватить повестку у своих политических противников.
У левых — введение минимальной размеры оплаты труда, отказ от атомной энергии, политика открытости для беженцев, сохранение и углубление европейской интеграции. У правых — бюджетная дисциплина, признание провала политики «мультикультурализма», трансатлантическая солидарность, открытость экономики и поддержка экономической глобализации.
Вне всякого сомнения — Меркель смогла выжать максимум из немецкой «партийной демократии». Несмотря на постепенное снижение рейтингов поддержки ХДС/ХСС, ее собственный рейтинг долгое время оставаться высоким. Помимо этого, Меркель еще раз показала силу своей политической воли, добившись создания новой «большой коалиции» с СдПГ в конце 2017 года. Хотя и для нее и тем более для социал-демократов такой вариант коалиции был откровенно нежелательным, перспектива правительственного кризиса, вызванного неоднозначными результатами возможных повторных выборов в Бундестаг, была куда худшей альтернативой.
Причины ухода и наследие
Так почему же уходит «железная канцлерин»? Нельзя сказать, что все эти годы Меркель пользовалась всеобщей поддержкой. Внутри Евросоюза ее политика жесткой экономии, навязанная помимо Греции части стран Южной Европы, решение открыть границы для беженцев из региона Ближнего Востока и отчасти санкции в отношении России всегда сопровождались жесткой критикой.
В самой Германии ее часто обвиняли в чрезмерной осторожности и нерешительности (в немецком языке даже появился глагол «merkeln», означающий «говорить, но не при этом ничего не делать»).
Превращение ХДС в центристскую партию, усталость избирателей от «больших коалиций» (правительство ХДС/ХСС и СдПГ), поддержка за счет немецких налогоплательщиков греческой экономики, скандал с отставкой бывшего федерального президента Кристиана Вульфа по обвинению в коррупции, рост числа иммигрантов из стран Ближнего Востока и связанный с этим рост преступности и ряд террористических актов не способствовали сохранению политического капитала Меркель. Также нельзя отрицать, что рост популярности самой канцлерин был обеспечен за счет популярности ее партии.
Несмотря на устойчивый экономический рост Германии в последнее десятилетие, нельзя сказать, что он является полной заслугой канцлерин.
Хотя бюджетная дисциплина и сохранение и углубление европейской интеграции во многом способствовали усилению немецких производителей, их высокая конкурентоспособность обусловлена в большей степени реформами рынка труда и социального обеспечения начала 2000-х годов.
С чем же оставит Германию, Европейский союз и мир Ангела Меркель? Хотя до ухода Меркель с поста федерального канцлера в лучшем случае остается три года, итоги ее политики и проблемы, которые она, возможно, попытается решить, очевидны. «Централизация» христианских демократов привела не только к падению рейтинга консерваторов, в том числе и их союзников их баварского Христианского социального союза (ХСС), но и к необычной для ФРГ поляризации политики. Вряд ли следует винить во всем Меркель — рост популярности «зеленых» связан в первую очередь с крупнейшим кризисом СдПГ. С другой стороны — переход ряда высокопоставленных членов в крайне правую Альтернативу для Германии (АдГ), которая стала первой националистической партией, вошедшей не только в Бундестаг, но и в состав всех земельных парламентов, был вызван как раз отходом от фракционности в лагере христианских демократов.
Иными словами, Меркель и ее преемникам в ближайшие годы придется решать не только вопрос лидерства в партии, но и то, как противостоять росту поддержки левых и крайне правых сил. В этом смысле немецкая политика следует общеевропейским тенденциям.
В свою очередь Европейский союз, безусловно, многим обязан железной канцлерин. Хотя, как отмечалось выше, ее политика бюджетной дисциплины и экономии, а также решение принять беженцев из Ближнего Востока и подвергались жесткой критике во многих странах-членах ЕС, тем не менее, именно готовность Меркель и соответственно Германии взять на себя неформальное лидерство в объединении позволила Евросоюзу выжить во времена политических потрясений. Именно благодаря позиции Ангелы Меркель был подготовлен и подписан Лиссабонский договор, ставший компромиссом на фоне провала проекта Конституции ЕС. Именно Германия больше всех придерживалась принципа солидарности и консенсуса в рамках объединения, даже тогда, когда это шло вразрез с ее собственными экономическими интересами — в частности, по вопросу создания Европейского стабилизационного механизма, а также по вопросу санкций против России. Наконец нельзя отрицать, что именно позиция Меркель и правительства Германии позволила сохранить единую европейскую валюту в момент, когда ее перспективы были неоднозначны.
Для России, Меркель, свободно говорящая по-русски, и по свидетельству людей, лично знающих ее, полагающая, что хорошо знает страну и понимает динамику ее внутренней и внешней политики, не стала ни другом, ни союзником.
Собственно с самого начала своего правления канцлерин не питала иллюзий относительно возможности стратегического партнерства Германии и России, придерживаясь традиционного курса своих предшественников на укрепление партнерства в рамках ЕС и с США. Вряд ли стоит упрекать ее в этом, поскольку именно европейская интеграция дала Германии возможность стать не только одной из сильнейших экономик мира, но и глобальным игроком. При этом, даже учитывая второстепенную роль России в системе приоритетов Германии при Меркель, она сохраняла свой контроль над «российской» повесткой в Берлине. Несмотря на свой скептицизм и критику в отношении российского руководства, она не препятствовала росту взаимной торговли, социальных и культурных связей между Россией и Германией, Россией и ЕС, при этом остерегаясь слишком быстрого движения к «Большой Европе». Вместе с тем именно Меркель настояла на введении санкций ЕС в отношении России в связи с украинскими событиями, что привело к заморозке дальнейших попыток сближения России и ЕС. При этом она единственная из западных политических лидеров сохранила личный канал коммуникации с российским руководством, вне зависимости от политических расхождений.
Пожалуй, наиболее ценным наследием канцлерин для российской политики в отношении Германии, станет признание того факта, что Россия больше не является привилегированным партнером ФРГ. Поэтому, вне зависимости от того, кто придет на смену Ангеле Меркель на посту федерального канцлера, нам придется искать новые форматы российско-немецких отношений.
Автор — программный координатор Российского совета по международным делам.
Комментарии
4
Читайте также
Госдеп напомнил КНДР о взаимных обещаниях
Абэ пообещал Путину не пускать США на Курилы
8
ООН приняла резолюцию по Крыму
329
США готовятся вершить суд над Ассанже
Последние новости
США и Украина не поддержали резолюцию против нацизма
Призыв Меланьи Трамп уволить Миру Рикардел вызвал гнев президента США
Путин ответил Западу на критику выборов в ДНР и ЛНР