Ещё

Сербская власть готовится вернуться в Косово 

Фото: Marko Djurica/Reuters
В эти выходные президент Сербии посетит Косовскую Митровицу, где был убит один из лидеров местной сербской общины. Это историческое событие и довольно решительный жест по меркам нынешнего Белграда. Другое дело, что времена меняются — и в Сербии все охотнее говорят о том, что возвращение Косово военным путем лишь вопрос времени.
Помимо Митровицы, Александр Вучич планирует посетить Грачаницу и Лапле-Село — сербские анклавы в центральной части края, чтобы поддержать местных жителей после убийства Оливера Ивановича. В аппарате президента назвали эту поездку «рискованной», но необходимой. В марте прошлого года Вучич уже собирался приехать в Митровицу в связи с открытием прямого железнодорожного сообщения, но в последний момент визит был отменен по соображениям безопасности — на пути следования его кортежа были обнаружены схроны с оружием и боеприпасами.
Тем временем косовский премьер Рамуш Харадинай заявил, что его правительство делает все для физической безопасности сербов, живущих в Косово, и гарантировал безопасность самому Вучичу. Сейчас косовские власти искренне стараются сохранить лицо, но получается это плохо. Единственным достижением следственной группы из двух прокуроров (албанца и серба) пока что стало обнаружение сожженного Opel Astra без номеров примерно в трех километрах от места преступления в районе Мали Звечан — зоне старой частной застройки.
Начальник полиции Косово Шпенд Маджуни на совместной с Харадинаем пресс-конференции сообщил, что местным полицейским, «несмотря на все трудности», удалось установить владельца машины. Это действительно большое достижение, если помнить, что две трети транспортных средств, курсирующих по краю, числятся в угоне в Италии, Германии или Греции. При этом никто не может дать гарантию, что эта древняя карета (в Косово, Албании и Черногории машина без номеров, а значит и без возможности выехать на ней за границу, стоит 150–200 евро) действительно имеет отношение к убийству Ивановича, а равно и ее владелец. Даже в Косово, где политические убийства — бытовая рутина, машины для совершения преступления все-таки предпочитают угонять.
Маджуни предложил 10 тысяч евро награды за любую информацию, которая позволит выйти на убийц, но чем следственная группа будет заниматься дальше — вопрос открытый. Харадинай анонсировал участие в расследовании ФБР, что, видимо, требуется для проведения экспертиз, на которые местная полиция не способна. Судя по фото, старый «Опель», будь он замешан, вполне может послужить уликой в умелых руках — его не смогли даже как следует сжечь.
Украине приготовиться
При всем при этом Приштина отказывает Белграду в главном требовании, которое практически ультимативно озвучил Вучич — в участии в расследовании сербских специалистов. Для албанцев это принципиальный вопрос. Они считают себя независимым государством и допустят до дела каких угодно представителей, но не сербских. Так, сразу же после убийства Ивановича на месте преступления были замечены представители полиции Дании с характерной короной на погонах и датской надписью «politi» на спине.
Дело в том, что в Косово все еще продолжает действовать так называемая EULEX — специальная миссия Евросоюза по утверждению законности, которую создали по «плану Ахтисаари», и теперь не знают, как от нее избавиться. На практике это — система внедрения оккупационного режима, ранее отработанная в Боснии и Герцеговине. В Брюсселе еще в 90-х решили, что в Боснии и Косово живут настолько неотесанные туземцы, что их надо не только обучать европейским ценностям, но и опекать в быту. На практике это означает, что европейские юристы служат в госорганах БиГ и Косово, например, на должностях следователей, прокуроров и судей, порой — даже судей Верховного суда. Оплачивает их работу ЕС, и бюджет EULEX уже превысил 60 миллионов евро при плачевном результате. То же касается и рядовых полицейских (в случае с Митровицей — датчан).
В теории это близкое будущее Украины (о чем говорили уже не раз). Простой нотариус из провинциального Шропшира может подать заявку и пять лет трудиться верховным судьей за огромную зарплату в Приштине или Сараево, а чем Винница хуже?
За показательными примерами далеко ходить не нужно. В ноябре прошлого года председатель Специального суда Косово англичанин Малькольм Симмонс скандально подал в отставку, обвинив Специальный суд и EULEX в тотальной коррупции, хотя именно они должны с коррупцией бороться. По словам Симмонса, другой судья этого же суда (то ли бельгиец, то ли француз) взломал его электронную почту, а также состоял в «романтических отношениях» с албанской адвокатессой, которой «оказывал фаворитизм» во время судебных процессов. В ответ представители EULEX обвинили Симмонса в том, что он фальсифицировал свою биографию и не имел формальных оснований для получения работы в Боснии и Косово (до Приштины он трудился в Верховном суде Сараево и председательствовал на весьма громких процессах). Ведь кандидат, претендующий на подобные посты, должен иметь пять лет стажа работы судьей у себя на родине, а Симмонс якобы работал только барристером и солиситором (нотариальные ранги, специфичные для англосаксонского права).
Но мятеж Симмонса был связан отнюдь не с EULEX. Он со своей якобы мистифицированной биографией 15 лет трудился в балканских судах за гигантские деньги и был всем доволен до того, пока не началось дело Фатмира Сталь Лимая — одного из наиболее известных полевых командиров Армии освобождения Косово (АОК), работавшего в правительстве Хашима Змея Тачи министром инфраструктуры и считавшегося его правой рукой. После того как Лимай перешел в оппозицию и создал собственную партию, против него возникло уголовное производство о миллионных взятках при строительстве дорог. Судья Симмонс взял сторону обвиняемого, которого, по его мнению, прессовал «режим Тачи».
Змей обиделся и затаил недоброе на всю систему EULEX. Бывшие командиры АОК в один голос принялись критиковать ее именно как «оккупационный режим» Евросоюза в Косово. После «дела Лимая» (кстати, в Гааге этот персонаж был оправдан по делам о массовом убийстве сербов в селе Клечка и концлагере в Лапушнике «за отсутствием доказательств», хотя проходивший по этому же делу Харадин Бала — один из охранников Лимая — получил 12 лет тюрьмы) полномочия EULEX были заблокированы и в текущем году он теоретически должен прекратить свою деятельность.
Хотят ли сербские войны?
В такой обстановке Приштина прилагает максимум усилий, чтобы переложить ответственность и за расследование убийства Ивановича, и за само убийство на некие «внешние силы». Именно так высказался Змей. Скоординированная позиция Косово озвучивается через албанскую и хорватскую прессу и состоит в том, что «Оливер Иванович больше боялся сербов, чем албанцев» (это дословный перевод синхронных заголовков в СМИ Тираны и Загреба). При этом албанские и хорватские СМИ ссылаются на ноябрьское интервью лидера митровицских сербов, где он озвучил то, что сам называл «кипрским планом». Вкратце он примерно таков: ни мира, ни войны, Косово не признавать, в переговоры не вступать, ситуацию заморозить. Это мало чем отличается от того, что говорят в самом Белграде, а потому это вряд ли можно посчитать раздражающим для него фактором.
Косовские сербы действительно имеют собственное мнение, которое порой сильно отличается от позиции официального Белграда просто в силу их ежедневного контакта с албанцами. Причем на фоне куда более радикальных высказываний позиция Ивановича выглядела как бы «умеренной», просто официальный Белград вынужден маневрировать между несколькими политическими потоками, а потому придерживается еще более мягкой риторики. Точнее, придерживался до последнего времени.
Вучича тоже можно довести до белого каления, что было продемонстрировано уже не раз. «Нападение на Ивановича — это нападение на весь сербский народ», сказал он, а такая формулировка обычно используется для объявления войны. При этом основным персонажем для его атаки стал глава парламента Косово и бывший начальник разведки АОК Кадри Весели, который ранее высказывал претензии на второй по значимости сербский город — Ниш. Вучич назвал Весели «серым кардиналом» и «теневым руководителем Косово», который «никогда не получит Ниш». «Мы понимаем эти угрозы. Мы очень хорошо их понимаем. Как во вторую очередь понимаем и молчание тех, кто должен на них реагировать», — добавил Вучич, явно имея в виду ЕС.
Сербия сейчас очевидно не готова к проведению некой военной операции (назовем ее «операцией по восстановлению конституционного порядка») в Косово. Несмотря на помощь России, сербская армия к подобному не готова ни морально, ни физически. Но в теории все именно к этому и идет. Но если ранее об этом упоминали лишь в кулуарных разговорах под ракию, то сейчас о восстановлении контроля над Косово в некоем обозримом будущем в Белграде готовы говорить всерьез. Да, этого не случится завтра, но может случиться лет через пять, а при покушении лично на Вучича нельзя не рассматривать сценарий и на завтра. Целая танковая армия, которую Белград должен получить из Москвы, — тому залог.
Албанцы же до сих пор живут в мире розовых европейских единорогов и не воспринимают эту отдаленную перспективу как реальную угрозу, из-за чего их амбиции явно перехлестывают. Они вполне последовательно раскручивают новый виток военной напряженности на Балканах, искренне надеясь на помощь США и Евросоюза. Никто, конечно, не желает нового военного конфликта уже на новом уровне вооружений, но всегда стоит помнить о том, что Белград может признать независимость Косово только в страшном сне или в результате прихода к власти совсем уж отмороженных либералов, которых пока и в помине нет (а как появятся, проживут всего пару часов). Это значит, что любое событие такого уровня, как убийство Ивановича, будет раскручивать гонку вооружений, сколько бы миролюбивых слов при этом не произносили вслух.
Надо понимать, что сейчас в Белграде практически не существует какого-либо оппозиционного движения, которое оспаривало бы позицию правительства по Косово, убийству Ивановича или же по отношению к отдельно взятым бывшим полевым командирам АОК, которые сейчас занимают правительственные должности в Приштине. Президент Вучич, премьер Ана Брнабич и министр по делам Косово Марко Джурич (очень разные по своим внутренним качествам люди) дают совместные пресс-конференции и полностью координируют свою политику.
А вот в Косово, как это всегда бывает в таких вот полукриминальных и фанатичных общинах, постоянно что-то происходит, и уследить за этими процессами западные кураторы (включая посла США Грега Делави) просто не в состоянии. Например, за три дня до начала диалога с сербами и убийства Ивановича Приштина сменила своего главного переговорщика на брюссельских консультациях. Это связано с внутренними склоками в правительстве после отставки бывшего премьера Исы Мустафы и его госпитализации. Тачи обвинял Мустафу чуть ли не в «предательстве» из-за пограничного конфликта с Черногорией. Американцы таких деталей не понимают. Посол Делави в последние дни искренне пытается отговорить Тачи и Харадиная от ликвидации системы EULEX и Специального суда и не встречает понимания до такой степени, что вынужден был назвать позицию албанцев «ужасающей».
В свою очередь приштинский телеканал Klan Kosova, считающийся видной составляющей местного пропагандистского аппарата, показал репортаж о том, что сербский диверсионный отряд «Волки» в составе 162 человек уже находится на территории Косово с целью дестабилизации ситуации. Стоимость операции оценена в 20 миллионов евро, и не важно, что отряда «Вукови» давно не существует, а стоить все это должно значительно дешевле.
Комментарии9
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео