17 января 2018, RT на русском

«Не исключён вариант гражданской войны»: уступит ли Македония Афинам в давнем споре о названии страны

В среду, 17 января, в Нью-Йорке министры иностранных дел Греции и Македонии проводят переговоры, посвящённые названию бывшей югославской республики. Афины оспаривают право соседнего государства носить название Македония, поскольку в Греции есть одноимённый регион. Этот спор тянется уже более четверти века, и из-за него Македония не может вступить в НАТО и ЕС. Сейчас прозападное руководство страны рассчитывает, что разногласия будут преодолены и Македония вслед за Черногорией станет членом Североатлантического альянса. Однако, по мнению экспертов, это может расшатать хрупкую ситуацию на Балканах. Получится ли у Афин и Скопье прийти к компромиссу, выяснял RT.
Спор славян и эллинов
Переговоры на уровне глав МИД двух стран — Греции и Македонии — начинаются 17 января в Нью-Йорке. Никос Кодзиас и Никола Димитров при посредничестве ООН обсудят давний спор об официальном названии балканского государства.
Разногласия между странами начались ещё в 1991 году, когда Республика Македония заявила о выходе из состава Югославии. Против нового государства с таким именем выступила Греция, на севере которой находится историческая область с аналогичным названием. Поэтому в 1993 году Македонию приняли в ООН как «Бывшую югославскую республику Македония». Впоследствии, когда балканская страна пыталась вступить в НАТО или поднимала вопрос об отношениях с ЕС, Греция как член обеих организаций блокировала эти процессы.
«В тот самый момент, когда Македония стала членом ООН, была принята резолюция Совета безопасности №817. Согласно ей Македония обязывалась вести переговоры, чтобы преодолеть разногласия из-за её конституционного названия, — прокомментировала ситуацию в беседе с RT младший научный сотрудник Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Мария Третьякова. — В 2010 году международный суд в Гааге постановил, что Греция не имеет права блокировать вступление Македонии в евроатлантические интеграционные структуры. Тем не менее Афины это решение выполнять не стали».
Причина такого сопротивления Афин — возможные территориальные претензии новой страны к Греции. О принадлежности географической области Македония, в состав которой сейчас входят одноимённое государство, три греческие области и восточная часть Болгарии, балканские государства спорили ещё со времён окончания русско-турецкой войны 1877—1878 годов.
Территорию области населяли как славяне, так и греки с албанцами. Заявившие о себе в начале XX века македонские славянские националисты хотели создать государство на всей территории исторической Македонии, включая греческие Салоники. После окончания Второй мировой и образования социалистической Югославии в её составе появилась республика с таким же названием, что вызвало резкое недовольство греков.
Греки так остро реагируют на македонский вопрос ещё и потому, что славянское население северной Греции, требовавшее автономии, в гражданской войне 1946—1949 годов выступило на стороне проигравших коммунистов. Греки, кстати, до сих пор считают, что славяне не имеют права называться македонцами и не могут претендовать на наследие древнего Македонского царства, давшего эллинскому миру Александра Великого.
Всё ради альянса
Без малого 20 лет после провозглашения независимости македонские власти отказывались менять официальное название страны. Греки, в свою очередь, настаивали на обратном. Всё изменилось в мае 2016 года, когда в Македонии к власти пришёл лидер социал-демократов Зоран Заев. Уже в начале июня он заявил, что готов переименовать страну, если это поможет ей войти в НАТО.
«Предыдущее правительство Николы Груевского было проатлантистским большую часть своего пребывания у власти, но последние два года, когда было ясно, что американцы попытались их сместить, они поменяли политику, — отметил в интервью RT эксперт Института Европейских исследований в Белграде Стеван Гайич. — Но даже во время «медового месяца» с американцами они заявляли, что Македония не будет менять своё конституционное имя».
NATO // Генсек НАТО Йенс Столтенберг (справа) и премьер-министр Македонии Зоран Заев
Как отмечает греческое издание «Катимерини», вопрос названия Республики Македония снова на повестке дня главным образом потому, что на Балканах растёт влияние России, Китая и Турции. Поэтому ЕС и НАТО стремятся поскорее интегрировать в свои структуры бывшие югославские республики.
«Главный «приз» на Балканах — это сербский народ, поэтому, с точки зрения НАТО, все государства вокруг Сербии должны стать его частью», — подчёркивает Гайич.
По словам эксперта, Вашингтон и Брюссель стремятся усилить своё влияние на Македонию, потому что только через её территорию в Сербию может пройти часть инфраструктурных проектов, важных для Москвы, Анкары и Пекина.
«Сербия заинтересована в «Турецком потоке», который должен пройти через территорию Македонии, а также в китайской железной дороге и других проектах, — отмечает эксперт. — Запад же рассматривает их не только с точки зрения экономики, но и геополитики, то есть как угрозу в свой адрес».
В российском МИД также считают, что главная цель переговоров — втягивание Македонии в НАТО.
«Что касается оживившихся усилий по решению проблемы названия Македонии… Эти усилия были долго в полуспящем состоянии и активизировались только тогда, когда США решили, что Македония должна быть в НАТО… Суть происходящего все понимают — речь идёт совсем не о том, чтобы учесть какие-то общие специфические черты двух близких народов, а о том, чтобы одну из этих стран обязательно сделать членом НАТО», — заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров.
18 января, сразу после встречи министров иностранных дел Македонии и Греции, с официальным визитом в Скопье впервые приедет генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг. Он встретится с высшим руководством страны и выступит с официальным обращением к парламенту.
Вопрос национальной идентичности
В целом политика нынешнего македонского руководства направлена на подрыв национальной идентичности страны, считает Стеван Гайич. Македония активно сближается с Болгарией, несмотря на то, что София считает македонцев частью болгарского народа.
15 января 2018 года парламент Македонии ратифицировал договор о дружбе с Болгарией. Как отмечает Мария Третьякова, документ был составлен так, что максимальные преимущества получила Болгария. Правда, взамен она обещала поддержать вступление Македонии в ЕС и НАТО.
«Заев уже подписал декларацию с премьер-министром Болгарии Бойко Борисовым. По ней Македония должна писать учебники свой истории вместе с Болгарией, — отмечает Гайич. — Одновременно идёт процесс албанизации страны».
Эксперт подчёркивает, что нынешнее руководство Македонии пришло к власти «полунасильственным методом после двух лет протестов с поддержкой албанских этнических партий». Так, пост председателя парламента страны с подачи Зорана Заева получил Талат Джафери — один из лидеров албанских боевиков, поднявших в 2001 году в Македонии мятеж при поддержке Армии освобождения Косова и албанских боевиков с юга Сербии.
Reuters // Албанские боевики в Южной Сербии, неподалёку от границ Македонии и Косова в 2001 г.
12 января 2018 года парламент Македонии принял решение о признании албанского языка вторым государственным.
«Это значит, что Македония больше не национальное государство, к которому македонцы стремились, когда выходили из Югославии», — отмечает Гайич.
Оба решения — и о дружбе с Болгарией, и об албанском языке принимал правящий блок социал-демократов и албанских партий, несмотря на противодействие крупнейшей партии парламента ВМРО — ДПМНЕ («Внутренняя македонская революционная организация — Демократическая партия македонского национального единства»).
«Правительство на данный момент представляет часть либеральных кругов и албанский электорат, — утверждает Третьякова. — Позиция македонского народа волнует его в наименьшей степени».
«Сейчас НАТО проводит ту же политику, которую проводили немцы при оккупации Балкан: проалбанскую и проболгарскую», — подчёркивает Гайич.
В её контексте независимая и суверенная Македония Брюсселю не нужна. Какое имя будет носить этот болгаро-албанский кондоминиум, НАТО тоже неважно, однако надежды македонцев на то, что членство в Североатлантическом альянсе гарантирует безопасность страны, безосновательны, считает эксперт.
«В 2001 году они уже горько разочаровались. Натовские солдаты, дислоцированные в Македонии, отошли в сторону и фактически помогали албанским террористам, — говорит Гайич. — Только Сербия пришла на помощь Македонии».
В шаге от беспорядков
«Мы намерены найти решение проблемы в течение шести месяцев, — так прокомментировал перспективы переговоров с Грецией во время визита в Афины в начале января вице-премьер правительства Македонии по европейским делам Буяр Османи. — 2018 год — золотой год для моей страны с точки зрения продвижения евроатлантической интеграции».
Как отмечает Третьякова, одна из главных проблем в этом процессе — то, что македонская общественность не знает истинных намерений своего правительства, для которого вопрос национальной идентичности второстепенен.
«Позиция правительства неясна, обсуждается за закрытыми дверями, — подчёркивает эксперт. — Общественность не проинформирована о серьёзных изменениях, на которые оно готово пойти. А это может расшатать хрупкую ситуацию на Балканах».
По мнению Гайича, не исключён даже «вариант гражданской войны».
«Македонцы видят, как на их глазах распадается государство», — отметил эксперт.
Сложным вопросом проблема названия Македонии является и для Греции. В разное время греки предлагали переименовать Республику Македония в Центрально-Балканскую, Южнославянскую или Вардарскую Республику или даже использовать античные термины Дардания и Пеония.
Правительство Алексиса Ципраса выступает за компромисс со Скопье, однако непреклонную позицию заняли правые. Против слова «Македония» в названии бывшей югославской республики уже выступила влиятельная Элладская православная церковь.
Главный партнёр Ципраса по правящей коалиции, министр обороны и лидер партии «Независимые греки» Панос Камменос потребовал провести референдум. По данным газеты «Прото Тема», 68% греков считают, что в названии соседней страны не может использоваться слово «Македония».
«На Грецию осуществляется давление со стороны евроатлантических структур, чтобы она позволила оставить слово «Македония» в названии нынешней Македонии, — отмечает Гайич. — И если греческое правительство на это согласится, несмотря на протесты, Македония будет очень быстро принята в НАТО».
Сергей Лавров Талат Джафери Мария Третьякова Йенс Столтенберг Алексис Ципрас МИД ЕС ООН РАН НАТО Демократическая партия США РПЦ Reuters В мире Статьи Греция Македония
Оставить комментарий

Главное по темам

Саакашвили пообещал носить «передачки» Порошенко

21:16

Сербия отказалась поддерживать санкции против РФ

22:20

Венесуэльская оппозиция отказалась от выборов президента

22:10

Сдерживать «агрессию России» будет «украинский Бонапарт»

21:30

В Нигерии исчезли 46 школьниц

21:08

Видеоновости

Статьи

ПРО США: деньги на ветер

Неудача американских военных обошлась налогоплательщикам в $130 млн

Почему России повезло, что она — не Европа

Большинство граждан западноевропейских государств не считают Россию частью Европы, показал опрос, проведенный французской компанией IFop.

Заблудились и погибли: почему Израиль сбил ливийский «Боинг»

45 лет назад Израиль уничтожил ливийский пассажирский самолет над Синайским полуостровом.

«Домохозяек обычно заражает муж»

Почему беспорядочная сексуальная жизнь россиян приводит к эпидемии рака

«Это системная проблема. Система не работает, поэтому люди крадут»

Если энергетический сектор Украины удалось очистить от коррупции, то теперь от этого страдают военные, пишет The New York Times.

Фоторепортажи