Ещё

Положение обязывает: почему Мэй так не любит Россию 

Фото: Reuters

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй развернула масштабную антироссийскую кампанию — только за последние две недели высказывания Мэй по теме России прозвучали на саммите «Восточного партнерства», саммите ЕС и в британском парламенте. «Газета.Ru» разобралась, как российская тематика помогает ей укрепить свои позиции в Великобритании.

Только за последние пару месяцев британский премьер неоднократно высказалась о «российской угрозе», призывая Европу к «бдительности» в отношениях с Москвой.

Последнее заявление из этой серии Мэй сделала совсем недавно — в интервью телеканалу Sky News 24 ноября политик говорила о попытках России «разорвать коллективную силу» европейских государств.

«Мы должны бдительно наблюдать за действиями враждебно настроенных стран вроде России, которые угрожают росту Западного соседства и которые пытаются разорвать нашу коллективную силу», — заявила Мэй журналистам накануне саммита «Восточного партнерства» в Брюсселе.

Премьер также заверила, что Великобритания «безусловно привержена сохранению лидирующей роли в обеспечении безопасности Европы». Эту же идею Мэй продвигала и во время саммита «Восточного партнерства». Очевидно, она стремится убедить своих восточноевропейских коллег в том, что они могут положиться на Великобританию как на силу, способную «защитить» их от любых посягательств со стороны России.

В середине ноября Тереза Мэй обвинила РФ в подрыве глобального миропорядка — тогда главным объектом нападок британского премьера стало якобы вмешательство Москвы в выборы в западных странах. Выступая на приёме, устроенном лордом-мэром лондонского Сити, Мэй заявила, что Москва генерирует «фальшивые новости» и пытается сделать информацию «оружием» с целью посеять раздор в западном мире.

«Масштаб и характер действий России угрожают международному порядку, от которого все мы зависим», — высказалась тогда премьер.

При этом самой Мэй регулярно приходится отбиваться от нападок оппозиционеров, которые утверждают, что кампания Brexit может быть связана с Россией. Недавно оппозиционный политик Бен Брэдшоу призвал правительство проверить источники финансирования агитировавших за Brexit политиков, среди которых есть и члены действующего кабинета. Он выразил уверенность в том, что часть средств была получена от России. На подобные заявления Мэй неизменно отвечает, что британская демократия является одной из самых безопасных в мире и останется таковой.

Для того, чтобы окончательно прекратить разговоры на эту тему, Мэй в ходе ежегодного выступления по внешней политике в британском парламенте 14 ноября объявила о создании специального комитета по расследованию возможного вмешательства России в референдум по выходу Великобритании из ЕС.

«Мы наблюдали вмешательство России в ряде стран в Европе. Министр иностранных дел высказался по конкретному поводу, а в своей речи в понедельник я приводила примеры вмешательства России, что происходило не в Великобритании. А то, о чем идет речь сейчас, то это вопрос комитета по разведке и безопасности, который формируется сегодня», — сказала она.

Это стало реакцией Мэй на появившиеся в СМИ сообщения об исследованиях, проведенных несколькими британскими университетами, в которых якобы доказывается влияние России на результаты референдума по Brexit.

Получается, что оппоненты используют антироссийскую риторику, чтобы подорвать позиции кабинета, а лидер консерваторов фактически обезоруживает их, показывая себя как самого ярого противника Москвы.

Кстати, российских дипломатов новость о неких «исследованиях» российского вмешательства в референдум по Brexit очень заинтересовала — посольство России в Великобритании даже запросило эти материалы для ознакомления. Судьба этого запроса до сих пор неизвестна.

Помимо вмешательства в выборы есть еще целый спектр обвинений, которые Мэй не устает предъявлять Москве: «незаконное» присоединение Крыма, участие в конфликте в Донбассе, кибершпионаж и хакерские атаки.

Жесткость позиции Мэй в отношении России удивляет даже британских экспертов — они, как и российские политики, задаются вопросом о причинах такого агрессивного поведения.

По словам доцента кафедры европейского права МГИМО, директора Центра европейской информации Николая Топорнина, антироссийские заявления премьера Великобритании — лишь ее попытка хоть как-то укрепить свои весьма шаткие позиции.

«Мэй чувствует, что почва уходит у нее из-под ног — она не может похвастаться успехами в переговорном процессе по Brexit, и вдобавок теряет поддержку в правительстве и партии. Тема «российской агрессии» популярна и в Европе, и в США, за счет такой риторики Мэй пытается представить Великобританию как «защитницу» Европы и мира», — полагает эксперт.

Особый акцент Мэй сейчас делает на «интересах» Украины и государств Балтии, как отмечает Топорнин, после выхода из ЕС страна неизбежно столкнется с необходимостью искать «новое лицо». «Возможно, Великобритания хочет взять на себя роль защитницы интересов Украины и стран Балтии», — допускает он.

Схожее предположение высказала и руководитель Центра политической интеграции Института Европы РАН Людмила Бабынина.

По ее словам, британский премьер использует «внешнего врага» — Россию — с целью отвлечь внимание реальных проблем. «Россию удобно обвинить во всех неудачах и сложностях, под предлогом борьбы с этой „угрозой“ можно сплотить правительство и заодно заработать симпатии электората», — пояснила эксперт.

С другой стороны, у Великобритании традиционно были холодные отношения с Россией, отмечают эксперты. «Это началось еще до украинского кризиса, сложные отношения с РФ — в классическом русле двустороннего диалога», — утверждает Бабынина.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео