Ещё

«В МВД ЛНР посчитали, что им транслируют решения не Плотницкого» 

Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Обострение в Луганске, завершившееся на прошлой неделе отставкой главы ЛНР Игоря Плотницкого, вызвало немало вопросов о политических процессах внутри самопровозглашенной республики. О том, что произошло и угрожает ли Минскому процессу новое руководство ЛНР, «Газете.Ru» рассказал директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков.

— Обострение в Луганске связывали с процессами в России, в частности, с конфликтом между Администрацией президента России и ФСБ. Что вы думаете об этом?

— Давайте начнем с того, что никакого конфликта между АП и ФСБ нет и быть не может. Российские ведомства придерживаются консолидированной позиции в отношении провозглашенных республик. Происшедшее в ЛНР — следствие внутренних проблем республики.

Что же касается этой «теории конфликта» между АП и ФСБ, то с 2015 года время от времени украинские спецслужбы через различные «сливные бачки» вбрасывают эту дезинформацию. Достаточно элементарного контент-анализа, чтобы убедиться в этом. Сейчас застрельщиком тоже выступил украинский пропагандистский ресурс «Апостроф».

В условиях информационной войны украинские спецслужбы пытаются как можно быстрее приписать любые события либо политике Москвы, либо проблемам в Москве.

Как известно, на Украине эти самые спецслужбы все время конфликтуют друг с другом и даже с президентской администрацией. По аналогии они пытаются объяснять происходящее и в России. Выглядит довольно беспомощно.

К сожалению, не от большого ума и из-за неумения работать с источниками эту версию подхватили некоторые доморощенные российские «политологи». Зачем? Хороший вопрос. Они что, не знают как у нас принимаются решения? Знают. Значит либо дураки, либо провокаторы, которые хотят убедить общественное мнение в конфликте между АП и ФСБ. Либо и дураки и провокаторы вместе взятые.

— В таком случае почему в Кремле стали комментировать эту провокационную версию?

— Из Кремля лишь сообщили, что по отношению к происходящему в Луганске в России существует консолидированная позиция. Начальник департамента Управления президента по социально-экономическому сотрудничеству с государствами — участниками СНГ, Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия Михаил Арутюнов заявил, что «события в Луганске являются внутренним делом ЛНР, и за поддержкой никто из Луганска „в Кремль“ не обращался».

Тем самым, еще раз вынужден это подчеркнуть, российские власти подтвердили, что расценивают конфликт в ЛНР как внутренний.

Для этого есть все основания. В том числе и объективные. Я неплохо знаком с законодательством республики и могу отметить, что на уровне законов и различных нормативных документов было много неясностей по распределению полномочий между органами власти. Были и остаются. Это вполне естественно, если учитывать, в каких экстремальных условиях это законодательство создавалось.

Даже в мирной ситуации такие лакуны рано или поздно приводят к конфликтам. А в ситуации непрекращающейся войны, в которой почти четыре года живут республики Донбасса и подавно стоило ожидать подобного развития ситуации. Разграничение компетенций между органами власти было недостаточно четким. Функции в ряде случаев дублировались. Из-за недостатка опыта и свойственной этой территории политической культуре, различные ведомства постоянно вмешивались в компетенции друг друга. Напряжение постепенно накапливалось. В итоге все это и вылилось в конфликт.

— Выходит, причина луганской эскалации — внутренняя? Аппаратное противостояние?

— Не только аппаратное, но и личное. Известно, что глава республики Игорь Плотницкий непросто пережил сложные месяцы войны и даже покушение. Он чудом остался жив. Был тяжело ранен.

Поэтому в последнее время Плотницкий был вынужден уделять больше внимание собственному здоровью, «оставляя хозяйство» на главу своей администрации Ирину Тейцман. В его отсутствие последняя пыталась управлять всеми системами государства.

Государства еще не очень устойчивого и, как я уже говорил, со своими нормативными перекосами. Время от времени звучали претензии, что Тейцман неправомочно вмешивается в деятельность правоохранителей и даже пытается заменять их функционал другими органами власти. Что, согласитесь, недопустимо.

Все это в сочетании с уже упомянутыми несостыковками на уровне законов и многочисленных актов неизбежно привело ситуацию к нынешнему состоянию. МВД отказалось подчиняться решениям главы республики потому, что они посчитали, что им транслируют решения не Плотницкого, а этой самой Тейцман. Отсюда и конфликт.

— Однако структуры МВД ЛНР утверждают, что причина — диверсионные действия спецслужб Украины.

— Все факты нужно проверить, прежде чем что-то утверждать.

Такие обвинения выглядят весьма серьезно, но на мой взгляд, это скорее версия, рожденная в ходе информационной войны с Украиной и излишне эмоциональной интерпретации отдельных фактов. Так можно дойти до заявлений, что все руководство ЛНР было шпионами.

Подобные обвинения вполне укладываются в традиционный шаблон. В любой воюющей стране проблемы легче объяснить деятельностью шпионов противника. Посмотрите, на Украине время от времени возникает регулируемые истерики по поводу шпионажа со стороны то «сепаратистов», то России. Удобная паранойя, ставшая частью идеологии киевского режима.

Лучше быть аккуратнее с подобными пропагандистскими приемчиками, чтобы не тиражировать укропатологии.

— Чего ждать от новых властей ЛНР? Новым главой республики стал силовик Леонид Пасечник, бывший руководитель министерства госбезопасности самопровозглашенной республики. Как это отразится на управлении республикой?

— Глава-силовик — традиционное кадровое решение для республик Донбасса, учитывая, что они находятся в состоянии войны.

Приоритет в кадровых вопросах, естественно, на стороне силовиков. Захарченко много воевал, так же, как и Плотницкий. Они оба были комбатами. Оба склонны к жестким решениям. Поэтому неудивительно, что Плотницкий рекомендовал на должность своего преемника тоже силовика.

— Не подорвет ли смена власти в Луганске Минские соглашения? Под ними стоит подпись Плотницкого.

— Пасечник уже подтвердил приверженность Минским соглашениями и даже назначил Плотницкого уполномоченным представителем ЛНР по их выполнению.

— Что же тогда будет с Владиславом Дейнего, который до этого представлял в Минской контактной группе ЛНР?

— Насколько мне известно, компетенция Дейнего никак не меняется. Он по-прежнему будет работать в Минской группе и представлять Луганскую Народную Республику.

Плотницкий же будет подключаться к этой работе как подписант Минских соглашений. В первую очередь, в тех случаях, когда потребуется подписывать обязывающие документы. Наиболее важные из них.

То есть документы уровня Комплекса мер от 12 февраля 2015 года или Меморандума от 19 сентября 2014 года. Думаю, что участвовать в согласовании мандата сил ООН со стороны ЛНР будет также Игорь Вениаминович.

— Как вы сейчас оцениваете ситуацию в ЛНР?

— Напряженность в республике снята и, по мнению Владислава Суркова, ситуация в Луганске стабильнее, чем в Киеве и некоторых других европейских столицах. В Луганске все спокойно.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео