Далее:

«Я стал бизнесменом только потому, что это было нужно Сен-Лорану»

«Я стал бизнесменом только потому, что это было нужно Сен-Лорану»
Фото:
В паре Ив Сен-Лоран — Пьер Берже первый занимался творчеством, а второй — финансами. «Я стал бизнесменом только потому, что это было нужно Сен-Лорану», — говорил Берже The New York Times.
Берже родился 14 ноября 1930 г. в Сен-Пьер-д’Олерон. Его отец был налоговым инспектором, мать — Монтессори-педагогом, оба придерживались анархистских взглядов, пишет The Guardian. В 18 лет Пьер перебрался в Париж, не получив диплом бакалавра в родном городе, так как «не хотел быть ни нотариусом, ни медиком», рассказывал он в интервью телеканалу Canal +. Он мечтал стать либо журналистом, либо писателем.
В первый день в Париже он познакомился с богемой и едва не стал жертвой несчастного случая. Поэт Жак Превер попытался совершить самоубийство и выпрыгнул из окна. Не рассчитал, остался жив, но чуть не упал на голову проходившему мимо Берже. «Я не знал, что это был Жак Превер, — я вычитал это позже из газет», — вспоминал тот случай Берже на страницах The Guardian.
Берже занялся продажей книг на набережной Сены и попутно обзавелся связями в мире искусства. В 19 лет он безуспешно пытался запустить журнал анархистского толка Patrie Mondiale, пишет сайт телеканала TF1.
В Париже он встретил и свою первую большую любовь — художника Бернара Бюффе (его первые работы вызвали интерес, но он быстро скатился к повторам, считает The Guardian). «Бывает, что виноват кто-то один, бывает, что оба. Но в тот раз это был я, — вспоминал через много лет Берже о расставании с Бюффе в автобиографии. — Что ж поделать… [В таких случаях] говорят о любви с первого взгляда, как удар молнии. Похоже, я не установил достаточно мощного громоотвода. Явился Ив Сен-Лоран». Они познакомились 3 февраля 1958 г. на одном из званых обедов, рассказывал Берже онлайн-журналу The Talks. А уже через полгода жили вместе.
Российский модельер Валентин Юдашкин сказал «Ведомостям»: «Это был крепкий союз. Сегодня дом Yves Saint Laurent — это уже энциклопедическая история фэшн-бизнеса. ​ Господин Берже очень интересовался театром, театральным костюмом, он бережно хранил творения Ива Сен-Лорана. Именно Берже основал фонд Yves Saint Laurent, последнее время активно занимался музеем дома моды, который вскоре должен открыться в Марракеше. Пьер Берже был одним из последних могикан мира моды. Он один из немногих, кто действительно знал о люксе все Это большая потеря».
Юдашкину вторит еще один оте­чественный модный дизайнер — Алена Ахмадуллина: «Пьер Берже еще при жизни стал легендой и выдающейся фигурой мира моды. ​Безусловно, его заслуга в том, каким стал дом Yves Saint Laurent, огромна. С правильным бизнес-партнером, конечно, все вдвое легче и быстрее. Я сейчас полностью руковожу своей компанией, но с удовольствием погрузилась бы только в дизайн, передав управленческие вопросы правильному человеку».
Ошибка Берже
За год до знакомства с Берже Сен-Лоран стал главным дизайнером Dior после того, как сам Кристиан Диор внезапно скончался в 51 год. Весенняя коллекция Сен-Лорана наделала немало шума. Но другие оказались хуже, пишет The Guardian. Дело кончилось тем, что Сен-Лорана призвали в армию и уволили из Dior. Он был комиссован из-за нервного срыва, лечился. А тем временем Берже искал инвесторов для открытия собственного дома моды. В 1961 г. началась история Yves Saint Laurent.
Именно благодаря Берже вокруг имени Сен-Лорана возникла легенда, пишет Hollywoodreporter. Его же заслуга в том, что, пока дизайнер боролся с депрессией и вредными пристрастиями, он заключал одно удачное лицензионное соглашение за другим, превратив дом моды в выгодный бизнес, сделавший его основателей состоятельными людьми. Сам Сен-Лоран сказал о Берже так: «Все, чего не было у меня, было у него. Его сила означала, что я мог положиться на него, когда мне не хватало дыхания» (цитата по The Guardian). Первые серьезные деньги Берже и Сен-Лоран заработали не на одежде, а на духах. В 1964 г. родился бренд Y, за ним последовали Rive Gauche и в 1977 г. — Opium (которые стали самой продаваемой маркой духов в мире).
«Между нами была берлинская стена. Я никогда не вмешивался в его креативный дизайн с коммерческими соображениями, а он никогда не говорил со мной о деньгах», — рассказывал Берже онлайн-журналу The Talks.
Но в конце 1980-х гг. Берже договорился о привлечении соинвестора — итальянского фонда Карло де Бенедетти. Деньги нужны были для покупки иностранных дистрибуторов дома. Берже не повезло: фонд через несколько лет понес убытки на азиатских рынках и начал испытывать острую нужду в деньгах. Избавляясь от активов, он вышел из капитала Yves Saint Laurent. И тут уже Берже с Сен-Лораном пришлось искать деньги. За $0,5 млрд они продали модный дом фармацевтической компании Elf Sanofi Beaute.
Мир джинсов
Сен-Лоран доставлял Берже немало хлопот. «Ив был забавен и остроумен. Но он не умел быть счастливым. Он был крайне депрессивным человеком, — рассказывала его знакомая The Guardian. — Пьер был человеком, игравшим роль отца. Именно он не давал всему развалиться. Он поддерживал [Сен-Лорана]. Он собирал коллекции». Особенно непростые времена для Сен-Лорана выдались в 1990-х гг. «Он пробовал все доступные виды наркотиков. Но в основном употреблял алкоголь», — откровенничал с The Guardian один из его друзей. Бизнес держался главным образом на Берже.
В разговоре с The New York Times Берже вспоминал о чувстве бессилия, возникавшем при попытках поддерживать Сен-Лорана в нормальном настроении, креативным, работоспособным. Мешая от волнения французские и английские слова, он говорил: «Когда у тебя отношения с алкоголиком и наркоманом, приходится очень непросто. Что ты можешь поделать? Ничего. Всего лишь принять реальность. Попытаться помочь, что я и делал — с редким успехом. Но я пытался».
В 1999 г. большую часть активов Elf Sanofi Beaute, в том числе модный дом, купила Gucci. За Сен-Лораном сохранили руководство бизнесом haute couture. Сам дизайнер вспоминал, что это была его идея — он отстаивал право иметь собственный взгляд на моду. К тому же бизнес был убыточным.
Но статус-кво не продлился долго. Уже через год Gucci сменила креативного директора Yves Saint Laurent. Вместо ставленника Сен-Лорана Альбера Эльбаза пришел работавший на Gucci Том Форд. В ответ Сен-Лоран и Берже открыли собственный бутик высокой моды. Но повторить прежние успехи не смогли и к 2002 г. задолжали поставщикам около $18 млн История кончилась тем, что Сен-Лоран решил уйти из мира моды, а Берже — с поста гендиректора Yves Saint Laurent Haute Couture. «Ив не может чувствовать себя свободно там, где, вместо того чтобы служить женщине, ее используют в своих интересах. Haute couture была создана, чтобы сопровождать искусство жить, которого более не существует. Мы живем в эпоху Билла Гейтса, джинсов и кроссовок Nike», — объяснял Берже.
Конец коллекции
Берже и Сен-Лоран расстались как пара в 1976 г., но до конца оставались друзьями и партнерами по бизнесу, пишет The Guardian. В 1983 г. они купили на двоих Шато Габриэль в Нормандии. «В Марракеше у них была деревня, — рассказывал их знакомый. — Ну, два-три дома… И в Танжере им принадлежало местечко». Кроме того, их держала вместе коллекция искусства.
Еще до встречи с Сен-Лораном Берже стал собирать коллекцию, рассказывает The Guardian. В 1969 г. они купили двухэтажную квартиру в 7-м округе Парижа с садом, спроектированную еще в 1927 г. минималистом Жан-Мишелем Франком для богатого американца, который обеднел во времена Великой депрессии и практически не жил в Париже. Потратив два года на реставрацию, пара начала расширять коллекцию. Для Сен-Лорана она стала жизненно необходимой, отмечает The Guardian, — мало кто из коллекционеров был так же одержим, как он. «Ему была необходима красота. Уродство резало ему глаз», — вспоминала знакомая дизайнера Валери Лялонд. «Часто, когда я покупаю предмет, я сплю с ним в первую ночь», — говорил сам Сен-Лоран.
На вопрос, были ли у них разногласия, чем пополнять коллекцию, Берже ответил однажды: «По поводу искусства? Никогда. По жизни время от времени бывало. Но в искусстве? Никогда!»
Пока Берже и Сен-Лоран были парой, однополые браки были запрещены. Их разрешил Франсуа Олланд, став президентом, — и в 2008 г. Берже и Сан-Лоран оформили гражданский брак. Произошло это за считанные дни до смерти знаменитого дизайнера от опухоли мозга. Берже стал наследником дизайнера — правда, они и так написали завещания друг на друга, знает газета La Libre Belgique.
Уже на следующий год Берже начал распродажу коллекции. В 2009 г. на Christie’s было выставлено 800 лотов, их перечисление заняло пять каталогов. Затем последовала коллекция вин и недвижимость.
Трехдневная распродажа на Christie’s вызвала даже дипломатический скандал, пишет The Huffington Post. Китайских бронзовых крысу и зайца, оцененных в 8–10 млн евро за штуку, работающая во Франции Ассоциация по защите китайского искусства в Европе Apace потребовала бесплатно возвратить Китаю. Якобы те были украдены французскими и британскими солдатами в 1860 г. Берже отказал в крайне нелицеприятной форме: заявил, что готов отдать их правительству Китая «в обмен на соблюдение прав человека, свободу Тибета и прием [в Китае] Далай-ламы».
При распродаже коллекции больше всего мир моды интересовал вопрос: а одобрил бы этот шаг Сен-Лоран, как-то заметивший, что он не коллекционирует, а накапливает? «ОК! Это мое решение, — сказал Берже The Guardian. — Потому что с самого начала [отношений] с Ивом все организовывал я. И я не хочу умереть завтра, не закончив дел с коллекцией. Чтобы иметь деньги на фонды».
Берже вкладывал большие суммы в благотворительные проекты. Часть из них, как музеи в Париже и Марракеше, посвящены увековечению памяти Сен-Лорана, пишет Le Monde. Но основное внимание он уделял отстаиванию прав гомосексуалистов и борьбе с ВИЧ. Берже стал сооснователем некоммерческой организации Sidaction и жертвовал немалые суммы на поиски лекарства против этого заболевания. Среди последних его проектов — продюсирование фильма Робина Кампильо «120 ударов в минуту», который рассказывает о борьбе активистов с ВИЧ, — в этом году лента получила Гран-при жюри Канского фестиваля.
Мечты юности
Берже не ограничивался работой только на Yves Saint Laurent. Например, он был сооснователем Французского института моды (Institut Francais de la Mode). Но и замыкаться на мире моды он не желал, помня юношеские мечты. Многие бизнесмены пишут отчеты, а если и выпускают книгу, то написанную специальными людьми, но Берже написал несколько книг сам — об Иве Сен-Лоране, собственной судьбе и мире моды, пишет The Guardian. Увлекался он театром и оперой и с 1977 г. владел и руководил парижским театром L’Athenee-Louis-Jouvet. В 1982 г. он договорился о передаче его государству за символический один франк. При помощи друга, президента Франсуа Миттерана, в 1988 г. стал президентом Opera Bastille, в 1994 г. ушел с этого поста и был назначен почетным президентом Paris National Opera, в состав которой вошла Opera Bastille, писала The New York Times. До последнего времени был президентом Mediatheque Musicale Mahler — некоммерческого проекта, где собрана музыка XIX и XX вв.
Другое его увлечение — журналистика. Неудача в 19 лет с собственным журналом его не остановила. В 1987 г. он запустил французское издание журнала Globe, в 1990 г. — еженедельный дайджест зарубежных изданий Courrier International, а в 1995 г. — журнал для гомосексуалистов Tetu. Не все шло гладко. Убыточный Tetu был продан в 2013 г. А еще больше шума надела история, когда в 2010 г. Берже стал мажоритарным акционером группы Le Monde, испытывавшей финансовые проблемы. Через несколько месяцев он обнаружил, что журналисты пишут о его давнем друге Франсуа Миттеране отнюдь не в том ключе, в каком ему бы хотелось, вспоминает французское издание The Huffington Post, которое тоже входит в эту медиагруппу. При этом влиять на редакционную политику Берже был не вправе. «Журналисты [газеты] Le Monde не свободны, они пленники своей идеологии, сведения счетов и злонамеренности», — кипятился Берже в электронной переписке с редакцией, ставшей достоянием общественности. Он сожалел, что «ввязался в эту авантюру — заплатить и не получить власть — это чудная формула, над которой мне нужно было бы задуматься!»
История повторяется
Тридцать первого марта этого года Берже снова вступил в гражданский брак. На этот раз с 58-летним американским ландшафтным дизайнером Мэдисоном Коксом, который декорировал сады многим знаменитостям. «Я пережил две великие истории любви, с Бернаром Бюффе и с Ивом Сен-Лораном в течение 50 лет, — объяснял AFP этот поборник брачных союзов гомосексуалистов, зачем ему регистрация отношений. — Однополых браков не существовало. Теперь они есть. Я узаконил мое положение». Но телеканал TF1 предполагает, что здесь другая подоплека. Берже и Кокс были знакомы четыре десятка лет, Берже признавал, что собирается отписать ему состояние. С 2011 г. Кокс был вице-президентом Фонда Пьера Берже и Ива Сен-Лорана. А теперь, видимо, встанет у руля.
В подготовке статьи участвовала Анна Шилова
Le Monde Ведомости France-Presse The Guardian Еще 1 тег
Валентин Юдашкин Ив Кристиан Диор Пьер Берже Еще 7 тегов
Оставить комментарий