Далее:

Поле бессмертной славы

Поле бессмертной славы
Фото:
8 сентября 1812 года состоялась Бородинская битва. О ее значении написаны целые тома. Галереи портретов героев сражения с залихватски закрученными усами, в расшитых золотом и серебром мундирах, украшают десятки музеев. Это была, без сомнения, одна из поворотных дат в истории российского государства.
Сегодня Бородинское поле — очень спокойное, умиротворяющее место. С Курганной высоты (той самой, где располагалась когда-то знаменитая батарея Раевского) видны поблескивающие вдалеке маковки церквей. Колокольный звон Спасо-Бородинского монастыря, возведенного на месте Семеновских (или, как их называли, Багратионовых) флешей, слышится за несколько километров. Изредка по шоссе, идущему на Можайск, прошелестит машина.
И не верится, что 205 лет назад эту землю терзали копыта тысяч боевых коней, а неумолкающая орудийная канонада разносилась на много километров окрест. И что здесь сотнями, тысячами гибли люди. Французские солдаты, пришедшие на неласковую русскую землю по зову своего обожаемого императора, и русские воины, не побоявшиеся заступить дорогу самой могучей армии в Европе, считавшейся непобедимой. Сталь против стали, отвага против отваги, ярость против ярости… В тот день пролилось столько крови, что хватило бы наполнить целое озеро. Хрупкие человеческие жизни обрывала визжащая шрапнель и тяжелые свинцовые пули, удары гусарских сабель и трехгранных штыков, уланских пик и конских копыт…
Конечно, скептики могут скривиться и сказать: все равно Россия проиграла Бородино. Но это было бы неверно. Ведь к вечеру кровавого 8 сентября 1812 года французская армия, ценой огромных потерь оттеснившая русские войска с их укреплений, вернулась на исходные позиции. А закат на Бородинском поле встретили только мертвые. И те, кто, пройдя всю Европу, нашел смерть в далекой и непонятной для них стране. И те, кто ценой своих жизней показал: русские не отступят даже перед самым страшным врагом.
Русским солдатам не раз приходилось доказывать это. Так было во времена Дмитрия Донского, не побоявшегося выставить войско против казавшейся непобедимой Золотой Орды. И в годы правления Ивана Грозного, когда крымский хан Девлет-Гирей пытался копытами низкорослых степных коней втоптать в грязь Московское царство. Так же произошло и в 1941-м, когда казавшаяся несокрушимой военная машина немецкого вермахта стальным катком прошла по нашей земле — от Бреста до Москвы. Всякий раз на пути врага вставал простой русский солдат. И не важно, что сжимал он в своей руке — ратовище копья, тяжелый бердыш, кремниевое ружье с трехгранных штыком или верную «мосинку»… Всякий раз он доказывал: русский дух не сломить. И, хотя я искренне надеюсь, что этого делать не придется, докажет снова, если вдруг случится такая нужда. И окажется достойным героев Бородина.
Оставить комментарий