Далее:

Хорошо пошло. Трамп решил ребром вопрос поставить: или – ИРИ?

Пусть это еще и не хвост виляет собакой, но уже собака — хозяином. И, похоже, Трампу пора задать трепку своему «бешеному псу» Мэттису как минимум за его длинный язык. В начале шеф Пентагона вопреки приказу верховного главнокомандующего объявил, что оставит трансгендеров в армии. Хотя мог бы сделать это и по-тихому. А накануне честно признал, что американский контингент в Афганистане увеличился с 8,5 до 11 тысяч человек. Хотя после публичного обещания Трампа впредь не разглашать тайну численности не прошло и недели.
Умолчал его министр обороны лишь о том, куда делись еще полторы тысячи штыков, ведь изначально речь шла о четырехтысячном пополнении. Впрочем, может быть, Мэттис не только слова президента, но и его цифры редактирует по-своему. Как бы то ни было, а новая стратегия по Афганистану, в основе которой все та же формула «уйти нельзя остаться» уже действует. Правда, не на Афганистан — там по-прежнему рвутся бомбы близ американских миссий. Но на США. Пожалуй, впервые выступление Трампа не вызвало нареканий ни у демократов, ни у республиканцев.
А коль так, решил он, почему бы и не повторить этот фокус, только уже с Ираном. Ведь тоже у всего истеблишмента в печенках. Работать можно по той же схеме: слова поменять, но не суть. «Сохранить нельзя разорвать». В этом же главная интрига: будет Трамп следовать «атомному соглашению» с Тегераном или нет. Как бизнесмен он, наверное, тоже знает, что написано пером, не вырубишь топором. Но можно же вырубить того, кто подписался под этим с другой стороны. Ну, или сказать, что «вырублю». Как говорят в Белом доме, сказать такое про Иран президент США планирует к концу года.
Это тоже будет называться «новой стратегией», которую Трамп исполнит в том же формате обращения к армии и народу. Возможно, даже на той же военной базе Форт-Майерс. А зачем мудрить? Первый же раз хорошо пошло. Хотя это для Буша-младшего было бы естественно спутать Иран с Ираком. Разница-то всего в одну букву. Но чтобы спутать Иран с Афганистаном — надо не знать совсем не только географию. Впрочем, для Трампа обе страны лишь реквизит, с помощью которого он хочет сорвать аплодисменты взыскательной американской публики. А в оригинальном жанре — чем абсурдней выходка, тем значительней одобрение.
Ради него Трамп осваивает крупные литературно-политические формы. Обращение к нации. Это, конечно, не значит, что он откажется от своего главного «калибра». У юмористов — «карапули», у него — «трампампули». Свистят все «трампампули» у виска. Из Twitter'a, из Twitter'a, из Twitter'a. В его репертуаре — это по-прежнему фишка. Но ему-то хочется еще и вешку. Поскольку назвать это «вехой», пожалуй, только у него язык и повернется. Ничего же исторически принципиального. Ни по отношению к Афганистану, ни по отношению к Ирану. Какая же новость в том, чтобы опять ребром вопрос поставить: или — ИРИ и отбросить ситуацию к состоянию войны.
Впрочем, вряд ли он действительно этого хочет. Как вряд ли он хочет реально узнать — долетит ракета КНДР до Гуама или нет. Как вряд ли он хочет увидеть, как именно парламент Пакистана представляет себе «защиту суверенитета и территориальной целостности от нападок президента США». Жизнь на грани — это просто его шанс на то, что формула «выгнать нельзя оставить» и в его случае еще какое-то время будет хотя бы без знаков препинания. Всем же интересно — какой стране он посвятит свое обращение к нации в следующий раз. А вдруг, наконец, это будет Россия.
Автор Михаил Шейнкман, радио Sputnik
Хотите всегда быть в курсе последних событий в стране и мире? Подписывайтесь на наш Twitter и на канал радио Sputnik в Telegram. Обещаем, вам всегда будет что почитать — интересное, актуальное, полезное.
У радио Sputnik также есть паблики ВКонтакте и Facebook. Присоединяйтесь!
Оставить комментарий