Далее:

Человек, который случайно построил империю

Человек, который случайно построил империю
Фото:
Книга Джеффри Гарднера «От шелка до кремния», вышедшая в издательстве «Манн, Иванов и Фербер», рассказывает о роли личности в истории. Каждый из ее героев был основателем эпохи в мировой истории. Каждый сыграл огромную роль в истории своего народа и мира в целом. Все вместе они объединили и тесно переплели мир, сделав его таким, каким мы видим и знаем его сегодня. Мы публикуем часть главы этой книги, посвященной Чингисхану.
Начну повествование с XII века, когда один полководец завоевал почти все земли от тихоокеанского побережья до современной Восточной Европы, создав крупнейшую континентальную империю в истории человечества. В период расцвета площадь ее территории превышала тридцать миллионов квадратных километров, что в четыре раза больше размера любой из империй, существовавших до нее. Чингисхан не только объединил под одной политической крышей огромные территории, но и запустил процесс формирования физических, торговых и культурных связей между народами, который подхватит и усилит каждый из героев этой книги и который характеризует современный процесс глобализации. В истории этой империи проявились две стороны глобализации: нарушение прежнего порядка и разрушение и вместе с тем последующее установление мира, развитие и процветание. Чингисхан использовал грубую силу, устраивал жестокие побоища, но в итоге все это привело к появлению новых возможностей для торговли и культурного обмена. Жизнь Чингисхана окутана тайной начиная с рождения. Говорят, что году в 1160-м юная красавица Оэлун ехала в небольшой черной кибитке, запряженной волом, где-то на севере современной Монголии. Она была женой Эке-Чиледу, воина из племени меркитов.
Степные травы, голая пустыня… Путь семейной четы лежал через монгольскую степь и мимо озера, на котором рыбачил Есугай, предводитель соперничающего племени тайджиудов. Увидев красавицу Оэлун, он тут же решил ее украсть: в те времена подобное было в порядке вещей. Вместе со своими братьями он остановил караван и похитил девушку. Оэлун родила ему сына, которого Есугай назвал Темучжином в честь соперника, убитого им однажды в сражении. Мальчик вырос и стал тем самым Чингисханом. Пробелы между немногими установленными фактами в биографии Чингисхана заполняются многочисленными гипотезами. Поскольку монголы были неграмотными, их предания передавались из уст в уста. Единственный известный письменный документ на монгольском языке, описывающий те времена, «Сокровенное сказание монголов», записан в середине тринадцатого века китайскими иероглифами. Многие исследователи считают текст политически необъективным. В силу того, что монголы не имели своей письменности, сохранившиеся исторические труды записывались китайскими и персидскими мудрецами, которые жили на завоеванных монголами землях, и, следовательно, отражали их субъективное отношение. Однако во многих источниках довольно четко сказано, кем был Чингисхан, как он пришел к власти, как построил свой мир, как правил и, конечно, какое влияние его правление оказало на жизнь людей того времени.
Злоключения будущего императора
Когда Темучжину было девять лет, отец отвел его в племя своей жены, славящееся красавицами, чтобы найти мальчику подходящую невесту. Там Есугай сосватал сына десятилетней девочке Борте, на которой тот должен был жениться, достигнув совершеннолетия. Он оставил Темучжина в семье Борте, как думал, на год, чтобы мальчик получше узнал будущую жену и ее родственников. На обратном пути Есугай встретил четырех татар — с их племенем он не так давно воевал. Думая, что те его не узнали, он согласился разделить с ними трапезу. На следующий день Есугай добрался до дома, где тяжело заболел и вскоре умер, вероятно, от отравления. Оэлун, чувствуя в сложившемся положении угрозу, отправила за сыном. Мальчика, во всем равнявшегося на своего воина-отца, поразила его внезапная смерть. Несмотря на то что Есугая высоко чтили в племени, спустя несколько месяцев после его смерти старейшины решили, что его семья слишком дорого им обходится, и отказались ей помогать. Темучжин с матерью и братом оказались в тяжелом положении. Без поддержки общины они превратились в изгоев, которым приходилось постоянно переезжать с места на место, чтобы не стать жертвами разбойников. Они питались листьями диких растений, кореньями, вареным просом. Зимой боролись с лютым холодом, летом страдали от зноя.
Жизнь молодого Темучжина резко изменилась после того, как однажды он узнал, что его старший сводный брат утаивает еду. Темучжин разгневался и пустил в брата стрелу. Оэлун кричала в исступлении: «Душегубец! Злодей! Будто пантера в прыжке, свирепый лев, дикий зверь, заглатывающий свою жертву живьем». Темучжину было всего тринадцать. Вожди племени тайджиудов пришли наказать братоубийцу. Увидев, что Темучжин водит дружбу с изгоями из других племен, с семьями, оставленными на произвол судьбы, разбойниками и бродягами, тайджиуды поняли, что однажды яростный и жестокий ребенок способен создать свое племя и отомстить за то, что они оставили его семью в беде. Вожди поймали Темучжина, связали ему руки и заковали в деревянную колодку, в которой было невозможно даже сидеть, не то что двигаться. Однако через несколько лет мальчику все же удалось сбежать.
В возрасте около шестнадцати лет Темучжин потребовал Борте себе в жены. В качестве приданого отец даровал жениху соболиную шубу. Эту шубу Темучжин отдал старому соратнику своего отца Тогорил-хану, предводителю племени кереитов, чтобы тот согласился помогать ему в случае необходимости. Случай представился очень быстро: вскоре после свадьбы Борте похитили меркиты. Три дня Темучжин молил высшие силы указать ему путь. Стоит отметить, что другие племена исповедовали буддизм, ислам или христианство. Темучжин же был анимистом и поклонялся духам. Он воздал молитву Великому Синему Небу, единственному известному ему богу, и решил отомстить, заручившись помощью Тогорил-хана, под властью которого находилось несколько племен. Они выследили меркитов, и будущий Чингисхан одержал свою первую военную победу, освободив Борте. В плену девушку изнасиловали, она вернулась домой беременной неизвестно от кого.
Создатель монгольского государства
Личная притягательность Темучжина увлекала за ним людей. Еще будучи подростком, он прекрасно понимал изменчивую природу племенной политики. Сегодня вожди племени идут за ним, а завтра разорвут все связи. Чтобы покончить с этим, Темучжин заменил бесконтрольное разбойничество системой поощрений. Согласно новому правилу все награбленное переходило под его контроль, что кардинально отличалось от устоявшегося обычая, по которому каждый воин забирал с собой все, что смог унести.
Систематизировав процесс грабежей, Темучжин получил возможность поощрять своих верных последователей и наказывать непокорных. Одерживая победу над племенем, он убивал всех влиятельных людей, а тех, кто мог ему пригодиться, нанимал на службу. Знатность происхождения не играла роли. Кроме того, он считал, что завоеванные племена ассимилируются в его племени, и даже принимал детей из покоренных племен в свою семью. Темучжин завоевывал верность будущей монгольской нации в том числе и страхом. Он одерживал победу за победой, и слухи о его жестокости быстро распространялись по степи. Так, в большом походе против татар он отдал приказ убивать всех мужчин выше колеса телеги, чтобы не оставить и следа от вражеской системы власти. Через несколько лет, когда Темучжин станет Чингисханом, а его завоевания распространятся на территорию других государств, слава о его жестокости обретет новые очертания.
Как правило, другие племена превосходили монголов по числу воинов иколичеству оружия. Чтобы одержать победу над соперниками, Темучжин превратил военное мастерство в искусство. Его солдаты атаковали врага сразу с нескольких сторон, окружали его, сеяли панику и приводили в замешательство вождей, после чего отходили в разных направлениях. Иногда, отступая, монголы выбрасывали веревки и латунные побрякушки, ценившиеся в то время, отвлекая таким образом преследователей и выигрывая время для контратаки. Чтобы противник не догадался о размерах его войска, Темучжин отправлял конницу в наступление поочередно в разные промежутки времени, чем сбивал врага с толку. С наступлением темноты он приказывал каждому солдату разжечь пять костров, чтобы создать впечатление большого ночного привала. Темучжин создал новый вид степной армии. Раньше каждый воин атаковал, как ему вздумается, и это была «разрозненная толпа атакующих». Темучжин установил порядок, усилил контроль, разработал множество тактик и в каждом сражении оттачивал их. В 1204 году состоялось важнейшее сражение с найманами, победив которых Темучжин стал единоличным правителем монгольского народа.
К 1206 году его власть была неоспоримой, и он созвал курултай — собрание всех монгольских предводителей. Кибитки приглашенных растянулись на километры, церемония длилась несколько дней. Гостей занимали музыкой, боями, скачками, стрельбой из лука, угощали вареной кониной3. На этом курултае Темучжина провозгласили Чингисханом. Приближенные пронесли своего предводителя на войлочном ковре к трону. Старший шаман воззвал к высшим силам и огласил: «Власть данная ему была послана Небом. Бог дарует ему свою защиту и помощь в деяниях его, если он будет справедливо править своими подданными. Если же власть свою использует он во зло, несчастья настигнут его»4. Темучжин принял титул Чингисхана. Историки спорят о точном значении этого слова, но достоверно известно то, что Темучжин стал верховным правителем. «Хотите ли вы, чтобы я правил вами? — спросил он старших воинов. — Все ли из вас готовы выполнять мои приказы, прийти ко мне, когда я позову, пойти туда, куда скажу, казнить того, на кого укажу?» Воины проревели: «Да!». Чингисхан сказал: «Отныне слово мое — меч». Воины пали перед ним на колени и четырежды поклонились.
Появление монгольского госаппарата
Чингисхан заслужил славу превосходного военачальника, но помимо этого он, несомненно, был талантливым строителем монгольского государства. В отличие от большинства других завоевателей, создавать империю ему было не на чем, и поэтому его заслуга особенно велика. Темучжин появился на свет в первобытно-общинном племени, основным занятием которого была кража чужих жен и лошадей. Сам Чингисхан не умел ни читать, ни писать, но он окружил себя мудрецами, писцами и переводчиками, многие из которых были китайцами и персами. Он распорядился создать письменность. Он ввел законы, заменив ими обычаи, провоцировавшие распри и войны, и при этом заботился о сохранении традиций. Он запретил похищать людей и обращать их в рабство, возможно, потому, что испытал на себе тяготы плена тайджиудов и не забыл о похищении Борте. Он объявил всех детей законнорожденными, вне зависимости от положения их родителей. Кража стала караться смертной казнью. Любой мог свободно выбирать себе религию.
Он ввел налоги, но освободил от их уплаты религиозных деятелей, знахарей и всех ученых. Он создал должность верховного судьи, который призван был следить за выполнением законов и наказывать виновных. Он постановил, что его наследники будут избраны курултаем и что член семьи, посягнувший на власть, минуя выборы, будет казнен, — хотя этот закон в реальности не соблюдался. И хотя Чингисхан создал государство, основанное по большому счету на военной идеологии, ему удалось установить порядок, вытеснивший племенные распри. Он реформировал военную систему, разделив всю свою армию на десятки. Войско из ста тысяч делилось на десять туменов по десять тысяч воинов, каждый тумен состоял из десяти минганов по тысяче бойцов, а минган делился на джагуны (сотни) и арбаны (десятки).
Новая организация дисциплинировала племена, обеспечила эффективную коммуникацию военачальников и подчиненных, а командование стало понятным и продуманным на всех уровнях. Чингисхан со своей конной армией (у каждого из солдат его двухсоттысячной армии было по нескольку лошадей) преодолевал с невероятной скоростью тысячи километров, настигая врага в горах и пустыне и атакуя его там, где это казалось невозможным6. В поход воины отправлялись налегке, но при них были инженеры, которые строили все необходимые сооружения, используя подручные материалы. Продовольствия брали с собой немного, довольствуясь тем, что находили по пути.
В отличие от других армий, воины Чингисхана перемещались не колоннами, а концентрическими кругами: командующий находился в центре, а солдаты распределялись на большой территории вокруг него. Поскольку общество было неграмотным, все приказы передавались от солдата к солдату в форме песни, что позволяло лучше их запоминать. У Чингисхана была личная охрана, сформированная из сыновей командиров. Он купил их преданность за особо щедрую долю от добычи и обязал докладывать о верности отцов. Последние отныне не могли пойти против хана, боясь поставить под угрозу жизнь собственных сыновей. День за днем этот спецотряд получал все новые полномочия — от охраны входа в шатер Чингисхана до вынесения решений по судебным вопросам. Так хан сформировал свой первый государственный аппарат.
Раздробленный мир не помеха сильному вождю
Монгольское завоевание обусловлено теми же факторами, которые испокон веков толкали кочевников нападать на оседлые поселения: уязвимость кочевой цивилизации, желание завладеть утварью более развитых обществ, а также стремление сильного лидера удовлетворить амбиции. Задолго до того, как Темучжин стал Чингисханом, существовало немало маршрутов, связывавших Китай со странами Ближнего Востока, в том числе морской торговый путь в Индийском океане. Все эти сухопутные и водные дороги получили общее название «Шелковый путь». В торговых городах, таких как Генуя, Багдад и Самарканд, сформировался предприимчивый класс купечества, представители которого, перемещаясь по этим дорогам, распространяли достижения технологии и искусства — от гончарных изделий эпохи Сун до персидской мебели, инкрустированной золотом и серебром.
Торговцы перевозили по Шелковому пути лошадей, рис, печатные книги и другие товары, а рядом с ними по тому же пути двигались богомольцы, искатели приключений и послы. Они обменивались опытом в строительстве дорог и кораблей, новыми идеями, обсуждали новые торговые инструменты, как, например, бумажные деньги, новые формы займов и торгового товарищества, новые стандарты весов и мер. Вдоль Шелкового пути проходил культурный и религиозный обмен. Политика поставила под угрозу этот процветающий перекресток миров: центробежные силы разъединяли центры власти Европы, исламского мира и Китая. Правители, авторитет которых был прежде непререкаем, вдруг стали встречать сопротивление региональных властей, также стремившихся получить власть и богатство, и страдали от столкновений культур и религий.
Чингисхан оказался в этом водовороте, ведомый скорее страстью наживы и, как вы скоро убедитесь, чувством мести, чем стремлением к великим достижениям. В первую декаду XIII века, когда более оседлые и раздробленные китайские и арабские общества были заняты отражением нападений, Чингисхан решительно наступал, чему немало способствовала милитаристская организация его общества. Он понимал, что сохранить единство империи можно лишь в том случае, если экономически поощрять привыкших к независимости вождей монгольских племен, запросы которых постоянно росли и которые вступали в союз с ним не только из-за его впечатляющей военной мощи, но и благодаря перспективе заполучить несметные богатства. Чингисхан создал высокодисциплинированное агрессивно-честолюбивое окружение, целью которого было нападать и грабить другие народы. За два года правления Чингисхан не только укрепил свою власть в Монголии, но и вторгся на смежные территории. Прежде всего он был заинтересован нарушить стабильность в соседнем Китае. Еще задолго до Чингисхана монголы совершали набеги на Северный Китай с целью поживиться одеждой, мебелью, седлами и кухонной утварью — предметами роскоши ремесленного производства, которые они изготовить не могли. Китайские правители в ответ на это пытались стравливать монгольские племена между собой, чтобы исключить возможность их совместного нападения, и на протяжении многих веков им это прекрасно удавалось.
При этом династия Тан, некогда имевшая в Китае огромное влияние, давно уже пала, и теперь власть распределилась между тремя региональными династиями: Сун — на юге, Цзинь — в северной части Китая и в Маньчжурии, и Си Ся — на западе. Такой была ситуация к югу от владений Чингисхана. Арабский мир на западе хоть и вел развитую экономическую и культурную жизнь, но в политическом плане был нестабильным: династические распри, конфликтующие между собой полководцы, постоянные государственные перевороты, междоусобные войны, сепаратизм и формирование сменяющихся союзов. Султан враждовал с собственной семьей, а граждане не доверяли солдатам, которые в основном были иностранными наемниками. Внутренние отношения были настолько напряженными, что, поговаривали, якобы багдадский халиф тайно просил Чингисхана пойти войной на Хорезм, исторический регион, расположенный на полпути между Китаем и Египтом и включавший в себя земли современного Ирана и отчасти Узбекистана и Туркменистана.
Оставить комментарий