Далее:

Налетели на Риф

Налетели на Риф
Фото:
На протяжении нескольких месяцев Марокко сотрясают массовые манифестации. Граждане требуют от властей социально-экономических реформ, активизации борьбы с коррупцией и так далее. Центром протестной активности стала историческая местность Риф (провинция Аль-Хосейма) на севере королевства. Власти с оппозиционерами не церемонятся. Последний митинг закончился побоищем — 72 полицейских и 11 демонстрантов получили ранения. Такого накала страстей страна не видела с 2011 года, когда в Северной Африке бушевала «арабская весна». Есть ли в Марокко предпосылки для повторения событий шестилетней давности — разбиралась «Лента.ру».
В 2011-м пламя революции, вспыхнув в Тунисе, быстро перекинулось на соседние страны. Однако Марокко, в отличие от, например, Египта, «арабскую весну» пережило относительно спокойно, поскольку король Мохаммед VI проявил себя правителем более мудрым, чем прочие лидеры региона. Сразу после начала массовых волнений монарх выступил со специальным обращением к подданным. Он пообещал продолжить структурные реформы, начатые его отцом Хасаном II, подчеркнув, что главная цель его правления — обеспечить достойную жизни всем марокканцам, особенно малоимущим. Слова были тут же подкреплены делами: на продуктовые дотации направили более 20 миллиардов долларов, что позволило удержать цены на основные продукты питания — молоко, хлеб, масло и сахар. Кроме того, власти пошли на повышение зарплат госслужащим — главным образом мелким чиновникам, многие из которых были активными участниками протестов. В результате число недовольных сильно сократилось.
Вскоре король объявил и о политических преобразованиях. Летом того же года в стране был проведен референдум о внесении изменений в конституцию. Поправки в основной закон страны поддержали практически все марокканцы. В частности, с тех пор премьер-министр выдвигается партией, победившей на парламентских выборах. Премьер получил право распускать парламент и назначать министров. Но монарх остался главнокомандующим вооруженными силами, а также был официально провозглашен «высшим религиозным авторитетом» страны. Кроме того, король сохранил за собой контроль над спецслужбами и право назначать глав регионов.
В общем, накал страстей в марокканском обществе удалось погасить, но, как выяснилось, лишь на время.
Реформы оказались чисто косметическими. Денег в казне на продовольственные дотации и повышение зарплат чиновникам не хватало, а покрыть дефицит из других источников не удавалось. Вся власть по-прежнему была сосредоточена в руках короля, контролировавшего регионы при помощи лояльных политических партий. Многие подданные почувствовали себя обманутыми.
Особенное напряжение возникло в депрессивном северном регионе Марокко Аль-Хосейма. Новую волну протестов запустила трагическая смерть торговца рыбой Мухрина Фикри 28 октября 2016 года. Полицейские конфисковали его товар (это была меч-рыба, лов которой в тот период был запрещен) и выкинули его в контейнер мусоровоза. Хозяин в отчаянии бросился спасать свое добро, забрался в кузов и был раздавлен механизмом, прессующим отходы. Один из очевидцев снял это на мобильный телефон и выложил видео в интернет. Общественному возмущению не было предела.
На похороны торговца пришли тысячи человек. Вечером в Аль-Хосейма и ряде других городов, включая столицу Рабат, состоялись массовые митинги протеста. Манифестанты скандировали «Преступники, убийцы, террористы!», «Мы все — Мухрин», «Нам надоело унижаться» и так далее. Полиция предпочла не вмешиваться, столкновений удалось избежать.
Власти пообещали разобраться в случившемся и наказать виновных. Однако министр внутренних дел Марокко Мухаммед Ассад сразу возложил часть ответственности на потерпевшего. «Он не подчинился требованию полицейских остановиться на КПП. Его пришлось ловить. В машине было найдено много запрещенной к промыслу рыбы. Поэтому и решили его товар уничтожить», — заявил глава МВД. Хотя он не отрицал, что его подчиненные могли превысить полномочия.
Отношения между центральными властями страны и населением Рифа всегда были сложными. Местные жители считают себя если и не отдельной народностью, то некой общностью, «рифанцами». Они сражались против испанских колонизаторов в начале XX века, проводили акции протеста против властей в 1950-е и 1980-е, выходцы из Рифа были главными активистами в волнениях 2011 года.
В ходе нынешних событий разрозненные группы протестующих объединились в организацию Hirak («Движение»), а возглавил ее Насер Зефзафи, чьи предки и старшие родственники также были видными гражданскими активистами.
Лидеры Hirak нашли простой и эффективный способ заручиться поддержкой населения. «Они объехали места компактного проживания племен и различные общины региона, жители поклялись на Коране никогда не предавать их малую родину», — рассказала социолог из университета Бородо Кенза Афсахи (Kenza Afsahi).
По ее словам, жители Рифа считают, что власти в Рабате не уделяют развитию их региона должного внимания: инфраструктурные проекты не завершены, больниц и учебных заведений не хватает, уровень безработицы высокий, молодежь вынуждена уезжать на заработки в другие города. Как заявил Зефзафи, Hirak в Рифе выражает протест всего марокканского народа против унижения, маргинализации и нищеты. Досталось от оппозиционера и королю: «Монарх не святой. Мы уважаем его, но можем и обязаны критиковать его», — сказал лидер протестного движения.
29 мая Зефзафи был задержан полицейскими после того, как ворвался в мечеть во время пятничной молитвы и прервал речь имама, призывавшего к сотрудничеству с правительством и королем. Оппозиция тут же обвинила власти в похищении человека: сподвижники Зефзафи несколько дней не знали, где он находится. Позже выяснилось, что лидера Hirak отвезли в Касабланку в отделение Национального бюро юридических расследований (контрразведка страны). Ему были предъявлены обвинения в попытке помешать проведению религиозного обряда, а также в подрыве государственной безопасности и госизмене. Вместе с ним под стражу были взяты несколько десятков активистов; многих уже судили и приговорили к различным, но небольшим — до полутора лет — срокам тюремного заключения.
Оставшиеся на свободе оппозиционеры тут же призвали сторонников вновь выйти на улицы. В Рифе и других регионах прошли массовые манифестации с требованиями освободить Зефзафи и других политических заключенных.
Страсти накалились до такой степени, что Аль-Хосейма была блокирована силами правопорядка, стычки с активистами и митингующими происходили практически ежедневно, и противостояние грозило перерасти в серьезные столкновения. Однако 3 июля стало известно, что власти решили вывести из города большую часть полицейских, как говорилось в официальном сообщении, для «обеспечения права подданных на свободное выражение мнения и обеспечения других свобод». По слухам, так распорядился лично Мохаммед VI, до этого момента публично в происходящее не вмешивавшийся. Страсти немного улеглись, хотя отдельные манифестации и выступления продолжались.
Несмотря на острый характер борьбы, оппозиция и Hirak ни разу не выступили открыто против короля. Невзирая на кризис, монарх сохраняет авторитет в Рифе, жители которого добиваются, чтобы он непосредственно вмешался в ситуацию, а не действовал через министров и других чиновников. То есть выступил в роли судьи. «Мы не сепаратисты, мы принадлежим к марокканскому народу, мы любим нашего короля», — гласил один из лозунгов на недавней манифестации.
30 июля в Марокко отмечается один из главных государственных праздников — День трона, учрежденный в 1999 году в честь восшествия на престол нынешнего монарха. По традиции глава государства должен обратиться к подданным с ежегодным посланием. Многие надеются, что король проявит снисхождение и помилует осужденных активистов, а заодно предложит варианты решения накопившихся проблем. Нового витка противостояния, похоже, в Марокко не хочет никто.
Оставить комментарий