Ещё

Как происходят переговоры с террористами 

Фото: Русская Семерка

Когда говорят переговорщики — пушки молчат. Диалог с террористами — вершина разговорного искусства. Вспоминаем случаи освобождения заложников, в которых решающую роль сыграли переговоры.

Операция «Чавинь-де-Уантор»

17 декабря 1996 года телеэфиры всего мира взорвались новостью с пометкой «breaking news»: в японском посольстве Перу захвачены 490 человек, в том числе 40 дипломатов из 26 стран, президент избежал плена, поскольку опоздал на раут.

Террористы — члены перуанской экстремистской группировки «Революционное движение имени Тупака Амару». Ответственность за операцию по освобождению, в том числе и переговорную работу, легла на главу разведки Перу Владимиро Монтесинос, получившему приказ от президента страны Альберто Фухимори: ни один заложник не должен погибнуть, затягивать переговорный процесс насколько потребуется.

«Связным» в стане экстремистов стал один из заложников, отставной офицер Луис Джамперти, проявивший беспримерный актерский талант. Полковник сам вышел на «центр», прекрасно понимая, что уже в первые часы захвата здание снабдили сотней микрофонов и видеокамер. Дни и ночи напролет пленник старательно изображал тихое помешательство: разговаривал с пальмой в кадке, светильником, луной и даже унитазом: «Я, Луис Джамперти, полагаю, что вам будет интересно знать мое мнение по поводу сегодняшнего завтрака…».

А когда террористы разрешили передать заложникам рождественские подарки, представитель Красного Креста вручил полковнику распятие с «условным» напутствием: «Почаще общайтесь с богом, полковник, и всё сложится благополучно». Теперь разведка получала информацию о ситуации в посольстве в режиме нон-стоп: в подарок был встроен микрофон. Полковник даже хулиганил, «заказывая» у «центра» любимую музыку: «Господи Иисусе, сделай так, чтобы мои уши могли услышать танго!» И спустя несколько минут за окнами раздавались звуки аргентинского танца.

Переговоры с экстремистами длились четыре месяца. В посольство, как на работу, ежедневно ходили католические епископы, японское правительство, эстрадные звезды. Боевики превратились в настоящих «суперзвезд».

Президент Фухимори отдал приказ о штурме лишь 22 апреля 1997, получив резюме переговорщиков о заметной психологической усталости боевиков. На следующий день после полудня коммандос ввалились в спортзал посольства, и застали захватчиков в полном составе…играющими в футбол. Спустя считаные секунды Альберто Фухимори получил долгожданную информацию: «Господин президент, банда „Тупак Амару“ прекратила свое существование. Один заложник скончался на месте от разрыва сердца. Двадцать пять легко ранены. Геройски погиб один боец. Больше никто не пострадал». Перуанский президент стал всеобщим героем и вскоре был переизбран на второй срок.

Операция «Изотоп 1»

8 мая 1972 года «Боинг-707» выполнял рейс Брюссель — Вена — Тель-Авив. На борт по фальшивым паспортам прошли четыре террориста — двое мужчин и две женщины. Как только самолет набрал высоту, главарь группы Абу Сейна ворвался в кабину пилота и объявил о захвате.

Угонщики выдвинули требования: посадка самолета на израильской территории, освобождение в течение суток 315 палестинцев, миллион долларов и беспрепятственный вылет. Переговоры с террористами вел начальник военной разведки Аарон Ярив: штаб сразу занял позицию уступок и соглашательства.

Экстремисты не слышали слова «нет»: им предоставили пищу, возможность в любой момент общаться с руководителями штаба. В ходе переговорного процесса удалось уговорить боевиков допустить к заложникам сотрудников Красного креста и команду техников для починки самолета.

Под видом «ремонтников», переодевшись в форму, в бой отправилась спецгруппа освобождения, в которой удивительным образом встретились будущие политические лидеры Израиля.

Руководил захватом Эхуд Барак, впоследствии начальник Генштаба, а затем — премьер-министр.

Одного из главарей банды уничтожил майор Дани Ятом, спустя несколько лет ставший начальником «Моссада».

Лейтенант Узи Даян, будущий замначальника Генштаба, а после — глава Совета обороны, совершил невозможное, вынув из рук женщины-террористки гранату. Лейтенант Беньямин Нетаньяху, в скором времени — премьер-министр, был тяжело ранен во время перестрелки.

Главарь группы Абу-Санайна попытался укрыться в туалете. Однако, один из группы спецназа, Мордехай Рахамим, успел выбить дверь и расстрелять террориста в упор. Израильские политики, услышав известную фразу Владимира Путина, должно быть, понимающе улыбнулись: президент России знаком с историей спецназа.

Дик Мюльдер и конфеты

В марте 1977 года в Северной Голландии одновременно произошло два захвата. Террористы из организации, называющей себя «Свободная молодежь Южно-Молукских островов», захватили поезд Ассен де Пунт и среднюю школу в окрестностях городка Бовенсминд. В обмен на заложников молуккцы потребовали начать переговоры с Индонезией по поводу независимости Южных Молукк.

Переговорщиком был назначен доктор психологии Дик Мюльдер. Четверо суток безуспешного диалога, и эксперт решается на рискованный ход. В школу, где томятся 110 детей, передают еду, умышленно смешанную с препаратом, вызывающим диарею. Наутро детей разбивает страшный понос. В школе — невыносимый смрад. В здание спешно призываются медики, которые уверяют боевиков: это дизентерия, и она крайне опасна для самих боевиков.

Авантюра заканчивается полной победой доктора Мюльдера: террористы отпускают 106 школьников, оставив только четверых. Прямо со ступеней школы детей отвозят в больницу и там вводят антидиарейные препараты.

Вторая продуктивная идея доктора — предоставление экстремистам кондитерских изделий. Удивленным членам штаба Мюльдер объясняет: обилие сахара в крови снижает агрессивность, притупляет бдительность и — главное — вызывает сильнейшие сонливость и заторможенность реакции. Спустя несколько дней «сладкой диеты» ранним утром спецназ ББУ (Особое резервное подразделение морской пехоты Нидерландов) одновременно штурмует и поезд, и школу. В первом случае погибли двое заложников, поскольку, несмотря на призывы бойцов лежать, вскочили на ноги и попали по пули. Атака школы завершилась без жертв.

Эта схема освобождения вошла в учебники обязательной программы подготовки антитеррористических актов как одна из самых удачных операций.

Буденновск. 1995 год.

14 июня 1995-го боевики Шамиля Басаева захватили в заложники около полутора тысяч жителей Буденновска. Кадры с телефонными переговорами премьер-министра Виктора Черномырдина и главаря экстремистов Шамиля Басаева обошли весь мир. Конечно, транслировали лишь малую часть диалога, а полная версия — многочасовое тяжелейшее общение — засекречено и вряд ли когда-нибудь будет обнародовано. Вот, что рассказывал о переговорах Виктор Черномыдин:

«Басаев мне говорит: «А откуда я знаю, что вы Черномырдин?» Ну, на самом деле — да: откуда? Я говорю: «Ты где сидишь там?» Он говорит: «В кабинете главного врача». «Телевизор есть?» — «Да, есть». — «Вот сейчас, жди». И все — снова включаем связь, там наладили. И он видит картинку, и видит, что он со мной разговаривает, и мы начинаем разговор…». «Я ему говорю: „Слушай, Басаев, в больнице находится две тысячи человек. Вас все равно не выпустят. Но пострадают люди“. „А мы знаем, — он говорит. — Мы смертники“. Это у вас, говорит, трагедия, а у нас трагедии нет…» После телепереговоров премьер-министр выдержал шквал критики: упрекали за сам факт согласия участвовать в операции, ругали за непрофессионализм ведения диалога, подозревали в желании «набрать политические баллы»…

Однако израильский эксперт Моти Кристал считает: Черномырдин — прирожденный переговорщик. Премьер-министр с самого начала психологически переиграл Басаева и взял инициативу диалога в свои руки:

«В Буденовске участие Черномырдина в переговорах было, безусловно, положительным моментом. Если вы вспомните разговор Черномырдина и Басаева, то заметите удивительную деталь: Черномырдин обращался к Басаеву на «ты», а Басаев к нему — на «вы». Очень интересно! Это заставляет задуматься, какое влияние имеют на террористов представители власти страны… Но дело в том, что в Буденновске было сделано так много ошибок, что одно только участие Черномырдина не могло спасти ситуацию. Например, была ситуация, когда Басаев требовал пресс-конференции. А власти отказались даже обсуждать это требование…»

Саркози и захват детей

В 1993 году, будучи мэром Нейи, Николя Саркози прославился на всю страну тем, что лично вел переговоры с террористами, захватившими в заложники детей одной из школ. Талант психолога и поставленная речь помогли политику заговорить психически больного террористы до полной потери бдительности. Саркози отдал приказ штурмовать здание и сам вошел в школу вместе со спецназом. Спустя несколько часов крупнейшие мировые СМИ опубликовали фотографии молодого мэра с ребенком на руках. После этого Саркози превратился в национального героя.

«Божественные близнецы»

25 января 1997 года произошел захват госпиталя в тайском городке Ратчабури. Бойцы «Армии Бога» в течение суток удерживали в госпитале около 700 заложников. Финалом теракта стал молниеносный штурм спецназа, который перебил большую часть террористов. Переговоры, предшествовавшие бойне, были короткими — тайскому правительству было известно: члены «Армии Бога» не сдаются…

«Кодекс чести» «Армии Бога», членами которой были подростки от 12 до 16 лет, гласил: почитать Иисуса, не сквернословить и биться до последней капли крови за независимость своего народа — «карен». «Мы сбились со счета, сколько бирманских солдат убили вот этими руками» — любили хвалиться члены банды.

Главари группировки — 12-летние Джонни и Лютер Хтуу, заговоренные от пуль и мин, избежали гибели и во время операции в госпитале. И все же тайские власти, путем переговоров с родственниками и близкими близнецов, вынудили братьев сдаться. Таиландский премьер лично прилетел из Бангкока, чтобы встретить пленных на границе с Мьянмой и познакомиться с маленькими, но грозными «врагами номер один» своего государства.

Стюардессы — переговорщицы

20 сентября 1986 в аэропорту Уфа дезертиры внутренних войск МВД Николай Мацнев и Сергей Ягмурджи захватили самолёт Ту-134. Террористы требовали вылета в Пакистан. Выход из нештатной ситуации, грозящей катастрофой, искали не только бойцы группы «Альфа», но и две хрупкие бортпроводницы — Елена Жуковская и Сусанна Жабинец. Они уговорили преступников отпустить 46 пассажиров под предлогом того, что с меньшей нагрузкой самолет легче взлетит. Именно девушки выяснили, что террористы — наркоманы и попросили у штаба «препараты», спирт, вату и даже…гитару, а когда преступники опьянели, осторожно отняли и спрятали часть оружия.

Бойцам «Альфы» работы осталось немного: когда они открыли дверь кабины пилота, полусонные преступники даже не успели прийти в себя. Последовали несколько выстрелов — и Мацнев был убит, Ягмурджи ранен. За проявленное мужество бортпроводницы Елена Жуковская и Сусанна Жабинец были награждены орденами Красного Знамени. Стоит сказать, что в момент спецоперации Елена была на четвертом месяце беременности.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео