Ещё

Венгры в Закарпатье: возмутители спокойствия? 

Фото: ИА Regnum

У каждой нации есть сакральные, священные места ее истории. Нередко они находятся на территории других стран. Гора Арарат, священное место армян, находится в Турции, а бесконечно священная для всех, особенно иранских, шиитов Кербела (место гибели и погребения Имама Хусейна) — на территории Ирака. Есть такое место и у венгров. И находится оно на территории Украины.

Это Верецкий перевал, один из четырех, отделяющих Закарпатье от Галичины. Место, где венгры перевалили через Карпаты в 895 году. Выдавленные из приазовских степей они тогда искали себе новую Родину. И обрели ее на Паннонской равнине, где до сих пор и засели — уральско-угорским языковым партизанским отрядом в центре романо-германо-славяноязычной Европы. Это слово Honfoglalás (Обретение Родины) впервые я услышал 35 лет назад от известного венгерского археолога Иштвана Эрдели: Верецкий перевал он тогда назвал началом этого «Обретения». Именно тогда венгры захватили Закарпатье, и именно с тех пор регион принадлежал им. Почти тысячу лет.

Лихие события воинственного XX века отдали Закарпатье сначала в руки чехов, потом СССР, потом Украины. Но венгры на это территории остались, как и осталась в венгерском национальном сознании память о Honfoglalás'е. Как осталась и память о «позоре Трианона» (итоговый договор Первой Мировой), когда побежденная Венгрия «похудела» на две трети территории, а свыше двух миллионов венгров ныне живут в Румынии, Сербии, Словакии и Украине.

Поэтому не удивительно, что вопрос: а не захотят ли венгры вернуть свою территорию? — волнует многих. Особенно Киев, поскольку Бухарест, Белград и Братислава худо-бедно, но защищены правилами Евросоюза и НАТО.

Но Венгрия нарушает покой и в Евросоюзе, приняв «доктрину восточных ветров», то есть политику укрепления отношений со странами, находящимися к востоку от Евросоюза — от России до Китая. Отсюда и достаточно жесткие высказывания венгерских лидеров в отношении украинского будущего, вплоть до скандального:

«Я сегодня не вижу предпосылок, которые могут помочь сохранить Украину единым государством. Если она не предложит жизнеспособное решение всем этническим группам, если она не будет соблюдать международное право, Украина развалится сама по себе» (зампредседателя Комитета по международным делам Национальной Ассамблеи Венгрии Мартон Дьёндьёши).

Но воинственные заявления — сейчас лучший способ достижения и сохранения власти. Это доказывают и Порошенко, и Путин, и Трамп, и даже Башар Асад. Настроения венгерского общества несколько иные. На эту тему мне довелось «на лету» поговорить с Александром Стражным, гражданином Украины, уже много лет живущем в венгерском Пече. Александр — врач-психотерапевт, исследователь национальной психологии и автор интересной книги «Украинский менталитет». Так что в проблеме он разбирается.

Александр, венгры что, действительно «грезят Закарпатьем»?

Знаешь, лет пять назад в Венгрии был крупный опрос, точной постановки вопроса не помню, однако что-то типа «Поддерживаете ли вы предоставление Венгрией безвизового режима гражданам Закарпатья»? У меня тогда возникла лёгкая паника: блин, ну точно хотят заграбастать у нас Закарпатье! Однако в результате — большинство венгров ответило на этот вопрос «нет». Я обалдел. Как — нет? У них же жуткий комплекс по поводу Трианонского договора, в результате которого венгры лишились своей территории. Они просто мечтают вернуть все эти земли. Я начал выяснять у венгров: как так, почему на референдуме, в свете Трианона, вы ответили «нет»? Они сказали: «Ну, территории нам, конечно, назад нужны… Но зачем нам бедные, которые там живут?» В общем, что-то схожее с Донбассом для Украины или России: территории — очень хочется, но на кой нам те, кто там живёт?

То есть «комплекс боязни бедного родственника»?

Да, венгры боятся наплыва конкурентов по рабочим местам, на социальные услуги — боятся вечных просьб этого бедного родственника. Мадьяры — нация достаточно экономная, у них нет этого нашего «Эгей-й-й! Гуляй душа к цыганам». Поэтому в отношении Закарпатья у них высокий уровень тревожности: «а вдруг будет хуже». Хотя в целом, в массе, эта тема не очень беспокоит. Выдача гражданства — это политика правительства, а люди либо «против», либо равнодушны к этому вопросу.

А если в регионе произойдет обострение?

Если Венгрия решит защищать закарпатских венгров — это будет политическое решение государства. Внутреннего, психологического порыва нации к такому действию я не чувствую.

Таково отношение к «закарпатской проблеме» со стороны венгерского правительства и венгерского общества… Остается определить, как относятся сами закарпатские венгры к своему положению.

Как и румыны, закарпатские мадьяры сформировали практически эталонную ирреденту. Их относительно много (по переписи 2001 года — 156 000, а это 12% населения региона), живут они компактно: Береговский район — сплошняком, достаточно большие группы — в Мукачевском, Виноградовском и Ужгородском, отдельные поселения — в Тячевском и Хустском районах. С 2010 года, после соответствующего голосования в Национальном Собрании, практически все взрослые венгры Закарпатья оформили себе второе гражданство, венгерское. Говорят о 100−120 тысячах, но точную цифру вам не назовёт никто: в Украине не знают, а Венгрия «своих» не выдает.

В отличие от румын или цыган, в венгерской общине относительно много межнациональных браков. Председатель Береговской районной администрации, Иштван Шимонович Петрушка, с иронией назвал себя «этнической загадкой» — фамилия польская, имя венгерское, отчество еврейское. Но самоопределяется он именно как венгр. И таких много. Возможно поэтому ко всем национальностям Закарпатья венгры относятся равно доброжелательно, за исключением, пожалуй, румын. В разговоре с настоятелем католического костела Воздвижения Святого Креста отцом Яношем я задал вопрос: «Какие у вас отношения с румынской церковью?», и получил в ответ холодное: «С румынами у нас отношений нет…».

Община небогатая и кошмар безработицы является основной головной болью того же береговского головы. Спасаются сельским хозяйством (мелкое фермерство, хотя уже появляются и крупные, более 5 000 гектар, хозяйства) и обслуживанием туристов. Это то, что на виду. Кроме того, как и почти везде в Закарпатье, очень многие венгры занимаются мелкой контрабандой. Ну, это уж сам Бог велел — на территории ирреденты находятся четыре государственных пограничных перехода в Венгрию.

До недавнего времени был распространен бизнес «на паспортах» — в венгерских селах готовили документы на получение венгерского гражданства (3.000 евро), потом нанимали человека для принесения присяги на венгерском языке (300 евро), плюс комиссионные и — вуаля! — венгерский паспорт в кармане любого желающего, и венгром при этом быть совсем не нужно. Правда, в последние годы бизнес зачах, поскольку Будапешт критически ужесточил контроль процесса выдачи паспортов.

Но, несмотря на нарастающие сложности для «левого» получения венгерского паспорта, возможность приобщения к «венгерскому миру» по-прежнему ценится очень высоко. Редактор закарпатской венгерской газеты «KárpátiIgaz Szó» («Карпатское слово правды») Элемир Кёвсеги рассказывал мне, что и детские садики, и школы с венгерским языком обучения переполнены. При этом этнических венгров там всего 15−20%. А в последнее время в Закарпатье (и не только в больших городах, но и в сельской местности) стали массово открываться бесплатные (!) курсы по обучению венгерскому языку и для взрослого населения. И спрос намного превышает предложение, очередь желающих научиться говорить-читать-писать по-венгерски — на месяцы вперед.

Однако при всей поддержке, популярности и востребованности венгерскую общину Закарпатья откровенно лихорадит. По подсчетам Кёвсеги, из края в поисках работы выехало более 30% венгров — в Венгрию, Чехию, Англию, США. Правда, в отличие от немцев, словаков или евреев, значительная часть венгров «уезжает, чтобы вернуться», ради накопления капитала и старта бизнеса в Закарпатье.

Закарпатские венгры очень самолюбивы. Причем знак, символ они ценят куда выше обещания. Береговский журналист Михаил Папиш рассказал мне, почему в 2010 году они голосовали за Януковича: «Да потому что он приехал в Берегово и в, первую очередь, пошел в костел и поклонился памятнику королю Стефану Святому. После этого венгры сказали — о, он поклонился нашему Иштвану, он наш!».

Венгерская ирредента, в отличие от словаков или русинов, имеют безусловные региональные политические амбиции. В Украине созданы две политические партии венгров — Карпатский венгерский культурный союз, KMKSZ (поддерживающая действующего премьера Орбана) и Демократический союз венгров Украины, UMDSZ (сторонники оппозиции). В 2015 году политические противники смогли объединить действия и провести в областную Раду восемь своих депутатов, создав четвертую по численности фракцию. А это означает, что венгры стали весомой политической силой Закарпатья. И у этой силы есть солидная финансовая база: практически все затраты по культурному (да и политическому) возрождению венгерской ирреденты взяло на себя государство Венгрия.

Киев не платит общине ничего. Более того… Элемир Кёвсеги мне рассказывал, что однажды, в 2013 году, его газета выиграла грант в Министерстве культуры Украины — 80.000 гривен. До конца года Минкульт их мурыжил, но денег так и не прислал. Зато попросил венгров «прислать отчет об их использовании»! «А в то же время украинцы выпускают в Венгрии прекрасный журнал за счет венгерского государства, — печально вздохнул Элемир, ‑ и так делают везде в Европе. Кроме Украины».

Сейчас основная цель лидеров венгерской ирреденты — добиться создания национального избирательного округа, который позволит провести венгра в Верховную Раду Украины.

Диапазон представлений о будущем у закарпатских мадьяр достаточно широк.

На одном полюсе — желание особого статуса венгерского языка и создания на территории Закарпатской области административного района с преобладающим венгерским населением, то есть — территориальной автономии. Такое условие Украине выдвинул в 2013 году Бэла Ковач, депутат Европарламента и один из лидеров правой партии «За лучшую Венгрию» («Йоббик»).

На другом — тезис, который мне озвучил береговский голова Иштван Петрушка: «Ну, что даст автономия? Создать новые министерства, наплодить чиновников? Бюджет все равно один и тот же. Сейчас своя культура создается, школы есть, представительство во власти есть — что нового даст автономия? Деньги считать надо!».

А где-то посредине — вполне европейское стремление к созданию на территории Береговского, частях Мукачевского, Виноградовского и Ужгородского районов национально-культурной (не административной, Боже упаси!) автономии. По примеру венгерской автономии в Сербии. Ну, и слова таксиста, этнического венгра, который вез меня из Тячева в Мукачево. За 100 километров пути можно о многом поговорить… «Мне здесь нравится, я гражданин Украины и гражданин Венгрии. Здесь все дешевле, а если что, то пива попить я в любой момент могу поехать Европу. Мне визы не надо. А заработать деньги можно всегда. И кто меня может заставить отсюда уехать. Если наедут украинские националисты, то приедут „йоббики“ и всех разгонят».

Ну, приедут ли в Закарпатье националисты из партии «За лучшую Венгрию» (представлена и в венгерском Национальном Собрании, и в Европарламенте) «разбираться» с кем бы то ни было — это вопрос спорный. Теоретически могут: до 2009 года у «Йоббика» было даже свое официальное военизированное крыло, «Венгерская Гвардия». Но все специалисты — депутаты, редакторы, журналисты — в один голос убеждали меня, что такое невозможно. Хотя «если что», то страны Вышеградской четверки, безусловно, «поднимут голос». А ведь голос В-4 эхом может отозваться не только в Европарламенте, но и в НАТО.

Поэтому нельзя сказать, что закарпатские венгры чего-то опасаются. Но две вещи их, безусловно, раздражают. В первую очередь — акции украинских националистов, такие как периодические поджоги и обливания краской памятника «Обретению Родины» на Верецком перевале или акты вандализма по отношению к памятнику Шандору Петефи в Ужгороде. Во-вторых, это постоянное муссирование столичными политиками, медийными экспертами и диванными стратегами темы «венгерского сепаратизма». Причем эта тема постоянно накручивается и потихоньку приобретает характер угрозы. Имеющий глаза — увидит в Интернете.

Вернусь к началу: являются ли венгры «возмутителями спокойствия» в Закарпатье? Убежден, что нет. Большинству, подавляющему большинству закарпатских мадьяр нынешняя ситуация — европеец в малоразвитой, но дешевой стране — даже нравится, они готовы быть «иностранцами, но гражданами Украины». Но что тогда заставляет и центральную власть Украины, и украинских националистов регулярно обращаться к теме венгерского сепаратизма, причем в тембре от упреков до откровенных угроз? И тем самым, по большому счету, и «возмущать спокойствие» в регионе. Я убежден, что это — ГРАНИЦА.

Но это уже другая история…

Киев — Берегово — Тячев

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео