Далее:

Русское рабство и катарская свобода глазами Госдепа

Русское рабство и катарская свобода глазами Госдепа
Фото:
Анатолий Вассерман, для РИА Новости
В докладе Госдепа США о положении по борьбе с работорговлей в разных странах Россия отнесена (пятый год подряд) к самой низшей, третьей из трех возможных, категории.
По мнению Госдепа, Российская Федерация не делает минимальных усилий для борьбы с рабством. В частности, имея «от пяти до 12» миллионов гастарбайтеров, она насчитывает в их рядах также около полутора миллионов нелегалов. А главное — позволяет размещение на своей территории «трудовых лагерей Северной Кореи», где «люди заняты принудительным трудом».
Что еще любопытно. Ставший в последнее время знаменитым Катар, где гастарбайтеры составляют значительное большинство населения, находится в докладе выше нашей страны. Несмотря на то что, как признается в самом документе, в этой монархии вообще ни один работодатель и ни одна фирма по трудоустройству, даже занимающиеся фактической работорговлей, не преследуются и не наказаны.
Рабочие-мигранты на строительной площадке в столице Катара Дохе
…Что хотелось бы по этому поводу отметить.
Америка столько веков подряд была одним из крупнейших в мире центров рабского труда и работорговли, что для них эти проблемы актуальны по сей день. Точно так же, как для них до сих пор актуальны проблемы расовой дискриминации, так что они чрезвычайно много внимания посвящают ее пресечению и склонны по сей день видеть расовую дискриминацию во всем остальном мире, — точно так же они видят во всем мире и работорговлю. Более того, для них проблема работорговли актуальна еще и потому, что сами они все еще постоянно и в громадных количествах привлекают зарубежных сезонных работников на условиях, с их же собственной точки зрения, мало отличающихся от работорговли.
Естественно, на таком историческом фоне они воспринимают эту проблему крайне болезненно и изыскивают ее повсеместно.
При этом, насколько я могу судить, положение, скажем, гастарбайтеров в Российской Федерации существенно отличается от положения рабов — хотя бы потому, что любой такой работник в случае обращения в органы официальной власти с жалобой на нарушение своих прав получит от них адекватную реакцию и (вполне приемлемую по всем мировым меркам) защиту своих прав. Это существенно отличается от случаев, когда иностранным работникам официально отказано в защите их прав — а такое наблюдается во многих странах Персидского залива. Существенно отличается и от возможного ущемления прав иностранных работников, так сказать, «неформализованным» насилием.
Мужчина везет тележку в сквере на улице Белинского в Екатеринбурге
Я, конечно, затрудняюсь точно определить, насколько ущемляются права гастарбайтеров, поскольку сам, хотя и пребывал в этом статусе в России много лет подряд, но за все это время не могу припомнить ни одного случая, когда бы столкнулся с реальным нарушением своих прав. Поэтому у меня нет личного опыта, достаточного для оценки этих проблем. Но полагаю, что личный опыт сотрудников Госдепа также вряд ли достаточен для адекватной оценки положения гастарбайтеров, и опасаюсь, что оценка в данном случае дается по методу «Трех П» — Пол, Палец, Потолок.
А то, что положение дел в Катаре, где права гастарбайтеров вполне официально отсутствуют, заявлено в этом отчете лучшим, чем в Российской Федерации, — и подавно указывает на неадекватность госдеповской оценки. Возможно, и на неадекватность составителей этой оценки.
Что касается граждан КНДР, пребывающих на территории России на разнообразных работах (в основном — на лесозаготовках), то их правовое положение регулируется в первую очередь законами самой Корейской народно-демократической республики, и, насколько я знаком с этими законами, оно не хуже положения рабочих в самой республике. Что уже исключает всякую возможность квалифицировать это положение как рабство.
Кроме того, эти работники получают заработную плату, примерно соответствующую зарплате российских коллег, что также исключает возможность говорить о рабстве. Насколько я могу судить по историческому опыту, примерно в таком же положении находились граждане Демократической Республики Вьетнам, работавшие на советских предприятиях.
…В заключение хочется сказать следующее. Да, официальным органам России действительно стоит обратить внимание на положение иностранных работников в стране. Но вовсе не потому, что его можно квалифицировать как рабское. А потому, что при экономическом спаде вообще следует защищать рабочие места своих граждан, в том числе и путем ограничения импорта рабочей силы.
То есть это общеэкономические и общеизвестные соображения. Говорить же о «рабстве» в России так же осмысленно, как говорить о расизме в России — на том основании, что людей негроидной расы по-русски зовут «неграми», а не «афророссиянами». Эксперты США явным образом пытаются примерить свой печальный исторический опыт на положение дел в другой стране, прошедшей абсолютно иную историю.
Оставить комментарий