Ещё
ЧП под Астраханью: погибли дети
ЧП под Астраханью: погибли дети

Цыгане Закарпатья: это и наша земля 

Фото: ИА Regnum
На вопрос: «Когда и откуда в Закарпатье появились ромы?», сами цыгане отвечают безмятежно и не задумываясь: «Мы здесь были всегда!». Но сейчас не суть важен строгий, академический и аргументированный ответ на этот вопрос. Важно иное. Сейчас на украинской территории к западу от хребта Карпатских гор проживает крупная (вторая после Одесской области) группа цыганского населения. И эта группа может сыграть не последнюю роль в сценариях будущего развития территории.
Насколько она крупная? Вот этого не знает никто. По данным переписи 2001 года, цыган в Закарпатье было 14 тысяч человек, чуть больше одного процента. Но верить этой переписи — себя не уважать. Сейчас, по очень приблизительным оценкам местной власти, их около 24 тысяч. А по мнению самих лидеров цыганской общины — между шестьюдесятью и восемьюдесятью тысячами. И растет эта группа населения очень быстро. Семьи, где под ногами бегают пять, шесть, семь и более детей — не исключение, а скорее правило. А создают семьи ромы рано. Тринадцатилетняя девочка уже считается уже сформировавшейся невестой.
К чужакам цыгане относятся насторожено. Во всяком случае, фотографируя цыганский табор в Тельмано, что в Ужгороде, я был очень рад, что за моей спиной с «бировом» (старостой табора) Миклошем, огромным пожилым цыганом, что-то очень оживленно обсуждают два авторитетных рома. Которые, собственно и привезли меня в табор. Потому что взгляды окруживших меня молодых ребят были совсем не дружелюбные и какие-то опасно прищуренные. Но — биров разрешил, значит можно. Поэтому я и смог снять трогательный цыганский «май» — зеленые ветки, украшенные шариками и лентами. Их, по обычаю, молодые ромы ставят рядом с домами, где живут нравящиеся им девушки.
«Два авторитетных рома» — это Борис Бучко, председатель Ромского общественного Совета, советник губернатора, шеф общественной организации «Романи Чгип» и Золтан Адам, член Совета и руководитель цыганской организации «Романи Доля». Они провезли меня по трем крупным таборам в Ужгороде (в Тельмано, Радванках и Шахтах), дав возможность не только получить информацию о жизни цыганской общины в Закарпатье, но и прикоснуться к этой «жизни».
Первое впечатление унылое. То, что называется «табором» нынешних закарпатских цыган — это не романтические шатры, костры с гитарой и лошади, пасущиеся в рассветном тумане. Чаще всего это скопище тонущих в грязи хибар, внешность которых не спасают даже романтические «маи», поставленные в честь любимых. А гужевой транспорт цыганам давно запретила власть — они и пересели на машины. Окружающих это часто раздражает: «вот, разжирели, почти все за рулем», хотя подавляющая часть четырехколесных лошадок это пригнанные из Словакии колымаги красной ценой в три-четыре сотни баксов.
Хотя надо быть честным — внутри все гораздо внушительнее: ковры, телевизоры, мебель, холодильники.
Борис Бучко:Нет, есть и куда более богатые цыганские поселки. Телевизионщики как-то попали в один из них, в Виноградово (я помог, так туда чужих, особенно с камерами, никогда не пустят). Так иначе, чем «дворцы» дома тех цыган не называли. А что ты хочешь, у обеспеченных цыган всегда большие семьи, и в таких «дворцах» живут порой десятки человек.
Но в большинстве своем — все-таки нищета. Основные источники дохода ромских семей это спекуляция, сбор (воровство) металлолома и государственные выплаты за рождение и воспитание детей. А еще попрошайничество, крутое. Мукачево, терраса дорогого кафе, подбегает мелкий цыганенок и: «Дяденька, дай копеечку, а то в кофе плюну!». И ведь плюнет!
Более ушлые создают строительные бригады и ездят на шабашку, в основном в Россию. Там они востребованы, потому что строят быстро, качественно и не пьют. Да-да, именно это отличает их от многих славянских артелей, Зато оттягиваются они дома, в перерывах между выездами.
Естественно, возник вопрос: «А что, криминал и торговля наркотиками перестали быть источниками цыганского дохода»? И нарвался на лукавый, но жесткий ответ:
Борис Бучко: Хочешь цифры? Я недавно спросил у начальника СИЗО: «Миша, а сколько у тебя в тюрьме человек сидит». Тот отвечает, что 1240. А сколько из них ромов? ЧЕТЫРЕ! Вот тебе и цифры. А что до наркотиков? Знаешь, как это происходит? Органы внутренних дел забирают товар и передают его цыганам. А цыгане это только реализаторы и работают они на органы власти. Да, наркотики реализуют ромы, организуют все это «белые люди»: сын этого, сын этого, сын этого.
Золтан Адам: Я бы сказал, что у ромов меняется менталитет. Вот раньше, например, в Мукачево с каждого праздника в реанимацию попадало 10−12 человек. Бились страшно — топоры, вилы, косы. Сейчас этого нет. Спасибо церкви. Строится много церквей, особенно в таборах. А на виду у церкви цыган не то, что наркотики, пиво в руки не возьмет!
Действительно, к церкви цыгане относятся почтительно, но очень меркантильно. «В какой церкви раздают гуманитарную помощь, туда и идем» — наивно, но честно ответил мне молодой цыган. По моим наблюдениям, наиболее активно с ромами сейчас работают евангелисты («Церковь живого Бога»), которые и пользуются в этой среде наибольшим авторитетом.
Но не церковь и, уж тем более не государство, являются основными источниками внешней помощи закарпатским ромам. Фонды… В первую очередь Фонд «Возрождение», разработавший для цыган целый комплекс программ: стипендий для желающих учиться, сиротских центров, курсов профессионального образования. Плюс постоянная адресная гуманитарная поставка всего — от одежды и питания до компьютерных классов.
Цыгане — великие прагматики, и создали на этом новый тип бизнеса — массовое образование ромских общественных организаций. Потому что общественная организация — это печать. А печать — это возможность получения грантов и адресной гуманитарной помощи. От которой кормятся все, начиная с ухоженных силовиков и заканчивая тем самым цыганёнком, что в кофе грозился плюнуть. И если, например, румынских общественных организаций всего четыре, русинских — более десятка, венгерских семнадцать, то цыганских — более восьмидесяти. Порой создается впечатление, что число цыганских общественных организаций стремится сравняться если не с количеством самих цыган, то с числом ромских семей: «РоминиЗор», «РоманиЯг», «АмароДром», «Рос Сом», «Пралипе», «Египе» и иные, несть им числа.
Сейчас ромские общественные организации пытаются объединить, хотя бы тактически, ради выступления, в случае чего, «единым фронтом». Особенно заметным это стало с 2011 года. Тот же Бучко объединил в Ромском Совете тридцать семь из без малого девяноста цыганских общин области. «А остальные?» — спросил я. Борис ответил: «Я отобрал самых крутых».
Лукавил, конечно. В Закарпатье есть и другие «крутые» цыганские вожаки, но это — естественная борьба за выживание и война лидерских амбиций. Важно другое… Цыгане превращаются в организованную политическую силу региона. Важно, что все лидеры добиваются примерно одних целей. Важно, что в итоге цыгане вошли в районные и городские советы/администрации Закарпатья и явно нацеливаются на хотя бы одно кресло в Верховной Раде, где сейчас представителя ромов нет. Поэтому идея квотного представительства национальностей в парламенте вызывает у них очень живой интерес.
И с этой силой начинают считаться. Как в один голос сказали мои собеседники, «на выборах нас перекуповывают». И перекупщиков можно понять. Цыгане — очень удобный электоральный материал — управляемый, мобильный, крикливый, не боящийся и легко идущий на конфликт, не терпящий внешнего управления. Такая электоральная группа и проголосует так, как биров или барон скажет, и в электоральных фокусах (карусели, мертвые души) без проблем участие примет, и в на камеру или в суде засвидетельствует.
Какой-либо цельной политической программы у цыганских лидеров Закарпатья нет, но это дело наживное. Однако пожелания уже сформированы:
— Земля, причем земля не для обработки, а для жизни. «Нельзя устроить табор из 40−50 жилищ на той четверти гектаров земли, которую нам предоставляют» (Борис Бучко);
— Запрет дискриминации. Естественное пожелание, особенно в случае, когда цыганских девушек не пустили в ресторан только потому, что на них были одеты длинные цветастые юбки — о таком случае мне с раздражением рассказывал Золи Адам. Причем смешно: это были юбки, которые сами цыгане называют «королевскими». И стоят такие, как три-четыре хороших итальянских костюма. Этот случай, казалось бы, мелочь. Но именно из-за таких мелочей, когда задето национальное достоинство, возникают очень жесткие конфликты;
— Создание избирательного округа, в котором цыгане имели хотя-бы какой-то шанс прохождения в Верховную Раду. Это если не удастся добиться квотного представительства в парламенте;
— Прекращение третирования малого бизнеса. Дело в том, что практически все цыгане имели патент частного предпринимателя, и неразумные новогодние изменения в законодательстве Украины, когда предпринимателям повысили ставки выплат, были восприняты очень болезненно: «Цыгане готовы платить налоги, — несколько неожиданно для меня сказал Бучко, — но с нового года большинство из наших выбросили свои патенты. 99 процентов закрылись…». То есть — «ушли в тень», поскольку продолжают заниматься все той же торговлей и сбором металлолома;
— Свобода внутреннего самоуправления. Ромы — это такой народ, который не хочет никогда никому подчиняться;
— Безопасность. Поскольку мы живем в те времена, которые мудрые китайцы желали своим врагам — во времена перемен, последний пункт оказался самым актуальным. Я спросил у своих собеседников, как они относятся к другим народностям, проживающим на территории Закарпатья. С их точки зрения в Закарпатье безопасно. Ромские лидеры особенно тесно сотрудничают с венграми. Более того, практически все цыгане Украины имеют венгерские паспорта.
Борис Бучко:И вообще, можно сказать, что практически все население Закарпатья имеет двойное гражданство. В случае чего, мы всегда поднимемся и уйдем туда. Но поймите, эпоха кибиток и кочевий ушла. Мы уже оседлая нация, и это уже наша отчая земля. И мы готовы быстро пообрезать когти тем, кто этого не хочет понимать.
Это был намек, и намек очень понятный. Население по разные стороны Карпат никогда особо друг друга не обожало. И в те времена, когда мир был молод, а за призывы к федерализации не сажали в тюрьму, даже мысль об объединении Галичины и Закарпатья в единую федеральную землю вызывала совершенное неприятие населения долины реки Уж и других шести закарпатских рек.
Но галичане победили, и именно их идеология «интегрального национализма» сейчас является доминирующей в стране. И под свою идеологию националисты готовы ломать многих. Например, венгров Закарпатья, информация о «зачистке» которых силами националистов регулярно озвучивается в украинской информационной сетии. Мои собеседники единодушно заявили, что цыгане, в случае чего, будут защищать и себя, и венгров.
Тем более, что инцидент со Львовом у них уже был. Футбольный. Около трех лет назад львовские «Карпаты» проиграли в Ужгороде местным динамовцам. Дальше — все по сценарию… Раздражение фанатов, пиво, драка. «Под раздачу» попала пожилая цыганка, которая получила бутылкой по голове.
Золтан Адам:Мы тогда сразу поднялись, в четыре машины… Мы их поймали и наказали. Они потом написали в интернете, что весь Львов выедет нам мстить. Лично я объявил тревогу, все таборы были начеку. Милиция тогда взяла таборы под охрану, а мы выехали на перевалы их встречать. Начальнику милиции я сказал, что будет кровопролитие, если они приедут, мы их остатки по реке спустим. У нас нет оружия, камни и палки наше оружие. Но если «наших бьют», то и мы бьем не раздумывая. Они не приехали…
«Нет оружия…». Я посмотрел на этого крепкого, коротко стриженного, подтянутого рома средних лет, в безупречно сидящем костюме и с наколками на кистях рук — и не поверил…
Ужгород
Комментарии  Ещё 1 источник 
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео