Ещё

Аргентинец с большим сердцем, который спас миллионы жизней 

Фото: Sputnik Грузия

ТБИЛИСИ, 14 мая — Sputnik. Рене Фавалоро (1923-2000) стал знаковой фигурой в латиноамериканской медицине благодаря своему важнейшему вкладу как в представление о социальной ответственности, так и в развитие мировой кардиологии. 9 мая 1967 года команда врачей во главе с аргентинцем выполнила первое в мире аортокоронарное шунтирование.

Сейчас этот метод широко применяется в операционных залах по всему миру, чтобы избежать сердечного приступа в результате блокировки коронарных артерий. Именно они доставляют кровь в миокард, мышцу, которая качает кровь.

Hace 50 años René Favaloro realizó el primer By-Pass de la historia, en la Cleveland Clinic, EE.UU. @JTartaglione con @germanpaoloski pic.twitter.com/MmZrxMdNlR

— Radio Rivadavia (@Rivadavia630) 8 мая 2017 г.

​"Когда коронарная артерия засоряется, часть мышцы перестает получать кровь, и у пациента случается сердечный приступ. Мы же ищем другой путь. Это как если бы посреди реки возникло препятствие для прохода воды, и ее пустили бы в обход. Поэтому операция и называется 'bypass'", — пояснил Sputnik Mundo известный уругвайский кардиолог Роберто Канесса.

Методика, разработанная Фавалоро, предполагает вырезание участка подкожной вены на ноге. Ее расширяют, вынимают из ноги и помещают в закупоренную артерию.

Популяризация этого метода помогла в решении серьезной проблемы глобального здравоохранения. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), сердечно-сосудистые заболевания являются главной причиной смертей во всем мире. Данные организации показывают, что в 2012 году 17,5 миллиона человек умерли от заболеваний сердца, что составляет 31% всех смертей в мире. ВОЗ утверждает, что «каждый год от сердечно-сосудистых заболеваний умирает больше людей, чем от любой другой причины».

Фавалоро и его команда в 1967 году усовершенствовал методы, которые уже разрабатывались другими врачами. Одним из медиков, который провел революционные исследования в этой области, был уругваец Эдуардо Пальма. Он разработал методику лечения венозной недостаточности, пояснил Канесса.

"Доктор Пальма провел новаторскую работу в Уругвае, которую Фавалоро опробовал на сердце. Принцип и методика в обоих случаях совпадают. Уже потом появилась ангиопластия, то есть очистка забитой артерии", — рассказал Канесса.

Доктор Канесса, в свою очередь, — сын другого известного уругвайского кардиолога. Он вспоминает отношения отца с Фавалоро, которого он описывает как «прекрасного» и «щедрого» человека.

"Он был другом моего отца, и я имел удовольствие познакомиться с ним и его женой. У него потрясающая история. Она начинал как сельский врач в аргентинской глубинке. Как любой хороший сельский врач он вынужден был решать проблемы с помощью подручных средств. Так у него и развился талант к инновациям".

A 50 años del revolucionario bypass coronario de René Favaloro, recordamos a este grande de verdad: https://t.co/36qILddwJX pic.twitter.com/KyXDofUBQL

— Esteban Dómina (@esdomina) 7 мая 2017 г.

​Этот опыт жизни в аргентинской Пампе оставил глубокий след на его профессиональной деятельности. В 1962 году Фавалоро отправился в США и начал работать в клинике в Кливленде в штате Огайо, где много лет спустя и сделал революционное открытие.

"Существует область в стволе коронарной артерии, где наиболее трудно сделать шунтирование. Первые пять пациентов, которым делали операцию, умерли. Но он был настойчив и пробовал снова и снова, потому что верил в положительный результат", — говорит Канесса.

В 1971 году, несмотря на прекрасную карьеру в США, Рене Фавалоро решил вернуться в Аргентину, где он продолжал работать, не пренебрегая столь важной для него социальной ответственностью. В 1975 году он открыл фонд Фавалоро, который стал эталонным в этой области учреждением.

В 2000 году он покончил жизнь самоубийством в своей квартире в полном одиночестве, оставив последнее письмо, в котором винил в своей смерти миллионные долги своего фонда из-за коррупции и коммерциализации аргентинской системы здравоохранения.

Канесса вспоминает, как аргентинец вложил в фонд не только всю свою жизнь, но и все свои финансы. «У меня нет детей, и этот фонд — мой сын», — говорил Фавалоро.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео