Далее:

«Приднестровцы сражались за право быть человеком»

С международно-правовой точки зрения притязания Молдавии на территорию Приднестровья также являются «ничтожными». Об этом заявил в интервью японскому телеканалу NHK министр иностранных дел ПМР Виталий Игнатьев.
Игнатьев отметил, что территория Приднестровья практически никогда не входила в состав молдавского государства. «Лишь в период 1940—1991 гг. в рамках границ Советского Союза мы находились в составе некого единого государственного образования. Ни до этого, ни после Приднестровье и Молдова вместе не сосуществовали», — пояснил министр.
«Решением парламента об отношении к Пакту Молотова-Риббентропа молдавская сторона признала оккупацию СССР Бессарабии незаконной, но в то же время почему-то пытается сохранить вторую часть последствий этого пакта, а именно наличие в своем составе Приднестровья, что абсолютно нелегитимно. С юридической точки зрения это нонсенс», — заявил глава внешнеполитического ведомства.
При этом Молдавия, по его словам, сделала все, чтобы оттолкнуть от себя Приднестровье. «Принятием закона о языках, вооруженной агрессией и экономической блокадой молдавские власти сами максимально отдалили Приднестровье от Молдовы. Впоследствии в одностороннем порядке в 2005 году был принят закон о статусе Приднестровья, хотя с таким же успехом это мог быть закон о статусе в составе РМ Луны или Марса. Вот эта логика и последовательность деструктивных действий по отношению к Приднестровью являются главным мотивом к тому, чтобы мы еще больше были уверены в правильности своего выбора», — подчеркнул дипломат.
Отвечая на вопрос о причинах военного конфликта, произошедшего в 1992 году, Игнатьев отметил, что «приднестровцы сражались не за мифическую идею, а отстаивали свое право быть человеком, воспитывать своих детей, жить в рамках близкого себе культурного и языкового пространства». «Это была борьба цивилизации с варварством, когда „похлебка“, варившаяся с 1918 по 1940 гг., во время румынской оккупации Бессарабии, из определенных ментальности и идеологии, выплеснулась на Приднестровье уже в 1992 году. Цивилизация в нашем лице победила, мы доказали, что с нами нельзя разговаривать языком силы, что необходимо урегулировать отношения только мирным политическим путем», — подчеркнул глава МИД ПМР.
Говоря о перспективе дипломатического признания ПМР, Игнатьев констатировал наличие двойных стандартов в подходах международных акторов к данному вопросу. «Когда мировые игроки решают свои геополитические задачи, игнорируя международные нормы, принципы и конвенции, сложно добиться каких-то единых правил в отношении юридического признания ПМР. Однако признание для нас не является некой самоцелью, мы видим примеры признанных государств, участников ООН, которые являются нефункциональными и недееспособными. У Приднестровья есть запас прочности и терпения, мы избрали четкий путь — определение и поиск международно-правового признания политико-дипломатическими методами исключительно за столом переговоров. У нас есть опыт и потенциал для убеждения международных партнеров в необходимости того, чтобы фактическая ситуация получила международное юридическое признание и в этом региональном пространстве наконец-то установились мир и стабильность», — заключил дипломат.
Оставить комментарий