Ещё
Япония сделала заявление о Курилах
Япония сделала заявление о Курилах
Азия
Соколов попытался покончить с собой
Соколов попытался покончить с собой
Происшествия
Сын Лукашенко получил высокий пост в Белоруссии
Сын Лукашенко получил высокий пост в Белоруссии
В мире
Сотрудник российской колонии закопал свою подругу
Сотрудник российской колонии закопал свою подругу
Происшествия

«Я увидел все репрессии эстонского государства в полной их красе» 

«Я увидел все репрессии эстонского государства в полной их красе»
Фото: ИА Regnum
26—28 апреля исполнилось 10 лет событиям «бронзовых ночей» — массовых акций протеста русской общины против варварского переноса братского захоронения красноармейцев и памятника Воину-Освободителю «Бронзовый солдат» из центра на Военное кладбище. Государство применило силу при разгоне недовольных этим решением и использовало репрессии вместо поиска устраивающего все стороны конфликта решения. «Бронзовые ночи» стали главной причиной сохраняющегося до сих пор напряжения в отношениях двух крупнейших общин страны.
ИА REGNUM: Почему вы вступили в общество «Ночной дозор» в самый разгар «бронзовый событий»?
Дело в том, что я пришёл в организацию «Ночной Дозор» как раз сразу после 26 апреля 2007 года — в самые трудные её времена, когда под арестом были руководители и потом они судились с государством. До этого времени я знал про «Ночной Дозор» только то, что люди самоорганизовались и встали на защиту памятника и братского захоронения на холме Тынисмяги, организовав там постоянное дежурство.
Я тогда много ездил в  на автомашине по работе и часто приходилось возвращаться в позднее ночное время в зависимости от прохождения границы. Несколько раз, проезжая мимо памятника в те апрельские дни, видел постоянно находящихся людей рядом с памятником и в ночное время. Получилось так, что я вечером заехал туда и, прогуливаясь мимо, был свидетелем разговора тогда незнакомых мне лидеров «Ночного дозора» и Ларисы Нещадимовой. Дословно не вспомню, что он ей говорил, но основная мысль была — а он это говорил Ларисе и ещё двум молодым людям, которые оставались там дежурить ночью, что их главная задача не пытаться вмешиваться и оказывать сопротивление властям, а только как можно быстрее сообщить ему и прессе. Потом он уехал, я ещё немного там побыл и тоже уехал. Это было в ночь на 26 апреля 2007 года. Утром я узнал, что власти задержали и предъявили обвинения трём членам организации «Ночной дозор», находящимся там ночью, что те «оказали сопротивления властям». Это меня очень тогда удивило, тем более, что я слышал сам, о чём им говорил Линтер накануне.
ИА REGNUM: Что происходило вокруг монумента днем и вечером первой «бронзовой ночи» 26 апреля 2007 года?
Власти в ту ночь огородили место, где находился памятник, многие стали собираться в этот день на холме Тынисмяги. К вечеру народ после работы заполнил почти все улицы вокруг памятника. В этот вечер я тоже находился на Тынисмяги на балконе Национальной библиотеки напротив памятника, видел я там вечером Дмитрия Линтера с женой и тогда маленьким совсем сыном. Он говорил, что уедет домой и не останется с ребёнком в городе и, если что случится, чтобы ему звонили.
ИА REGNUM: Если у вас своя версия того, что произошло вечером 26 апреля 2007 года на холме Тынисмяги?
26 апреля вечером произошли массовые беспорядки в Таллине, полностью спровоцированные властями. Это я говорю не просто так, а потому что от самого начала и почти до самого конца этих событий находился в городе и видел, как это происходило, собственными глазами.
Всегда спрашиваю тех, кто замечает в фото и видеохронике событий тех дней перевернутый на Пярнуском шоссе в центре Таллина (в 200 метрах от холма Тынисмяги — прим. ИА REGNUM) автомобиль «Вольво»: «А кто видел, как его перевернули?» Ведь самое удивительное, что его перевернули до того, как народ вышел на эту улицу.
В ту ночь, находясь рядом с улицей Татари (300 метров от холма Тынисмяги — прим. ИА REGNUM), я был свидетелем того, как молодой человека прибежал оттуда и сказал, что там людей бьют палками, звал на помощь. Несколько человек, в том числе и я, попытались тогда туда попасть вместе с ним, но в начале улицы Татари были остановлены полицией и дальше тогда никого не пустили. Только утром следующего дня, 27 апреля 2007 года, я узнал, что там был убит (житель Эстонии, гражданин России — прим. ИА REGNUM), и то, что туда не пускали «скорую помощь»… якобы протестующие. Тут важно заметить, что я во время тех событий видел, как кидали камни в полицейские автомобили и пытались их куда-то не пускать, но не разу не видел, чтобы не пускали «скорую помощь» или пожарную машину или кидали в неё камни.
Можно много говорить и приводить кучу аргументов, но я полностью убеждён в том, что властям нужны были эти беспорядки, и они сделали всё, чтобы их организовать тогда специально!
Читайте также: «Бронзовый апрель» и слабость России: начало санкций и войны
ИА REGNUM: Свидетелем чего вы стали на следующий день 27 апреля 2007 года?
Вот как раз после всех этих событий я и попал в правозащитный центр (Таллинский центр информации по правам человека — прим. ИА REGNUM), где и познакомился с представителями различных СМИ, включая российские. И так получилось, что я им помогал тогда в передвижениях по городу и освещении тех событий. Я также более подробно познакомился со многими участниками организации «Ночной Дозор» и участниками этих событий. Вот как раз во время тех поездок и встреч я увидел все мелкопакостные репрессии государства в полной их красе — от разных штрафов, арестов и инфомерзостей в местной прессе. Сотрудники спецслужб ходили на работу к людям, и после разговора с работодателем людей увольняли. Все члены организации «Ночной Дозор», кто ездил и пересекал границу с Россией в течении многих лет, в том числе и я, после «бронзового апреля» подвергались самой тщательной многочасовой и демонстративной проверке, больше похожей на психологический прессинг. Я лично имею, наверное, не менее 40 протоколов личного досмотра на границе Эстонии, а многие и до сих пор при каждом пересечении границы подвергаются персональному личному досмотру. Поэтому я даже пару лет в Россию ездил через на машине, чтобы не терять время на границе Эстонии на досмотры машины и личных вещей.
ИА REGNUM: Что Вы можете сказать по поводу обвинений в адрес «Ночного дозора» как «организатора массовых беспорядков»?
На следующий день после первой «бронзовой ночи» из прессы я узнал, что арестованы лидеры «Ночного дозора» Дмитрий Линтер и Максим Рева как «организаторы этих беспорядков». Оказывается, я и все, кого я видел там ночью на холме Тынисмяги, были ими «организованы, все массовые беспорядки — это их рук дело, а не властей»? Это меня сильно возмутило! По поводу обвинений в адрес «Ночного дозора» в организации массовых беспорядков могу сказать только то, что это — полная чушь, потому как сам был свидетелем этих событий и потом почти на всех заседаний суда тогда присутствовал по этому делу. Не случайно, все эти обвинения провалились в суде с треском!
ИА REGNUM: Вы считаете, что беспорядки намеренно спровоцировали власти, использовав уличных провокаторов. А при чем здесь «украинский след»?
Я сразу обратил внимание накануне массовых беспорядков 26 апреля 2006 года на группу молодых подстрекателей, что шли впереди всех и показывали, как и что нужно делать, всем остальным. Когда народ вышел на Пярнуское шоссе (а это видно на многих фото и видео того дня), эти молодые парни выделялись тем, что они были с платками на лицах ниже глаз. На фоне остальных протестующих, которые не скрывали своих лиц и не использовали никаких маскирующих средств, эти хлопчики выглядели весьма специфично. Они провоцировали полицию, кидались камнями, били витрины. Они себя называли «антиглобалистами». Лет 20−25 максимум было всем по внешнему виду, явно неместные…
Я за ними долго наблюдал почти с самого начала и до конца событий, потом только я через несколько лет понял, кто это мог быть, когда стали писать про это в прессе, что это и были те самые националисты с , что стажировались в Эстонии на базах
ИА REGNUM: Были ли среди протестующих эстонцы?
Очень мало, но были. Каким образом среди задержанных были эстонцы, тут вообще курьезная история. Хотя на самом холме Тынисмяги их было очень мало — 2−3% максимально, зато потом их оказалось чуть ли не 30% по утренним данным…
Дело в том, что когда в первую ночь начались массовые беспорядки, а полиции совсем не было на Пярнуском шоссе, где и были разбиты витрины и разграблены магазины, то в Старом Таллине от греха подальше стали закрывать все рестораны, и эстонцы, что там отдыхали и не имели к протестующим никакого отношения, вышли в ночной город и, увидев открытые разбитые витрины, полезли туда. Полиция ближе к утру 27 апреля принялась активно «паковать» таких «затормозивших». Это и была основная масса задержанных эстонцев. Во вторую «бронзовую ночь» 27 апреля их уже не задерживали в таком количестве.
ИА REGNUM: Что вы можете сказать о работе эстонских СМИ в те дни?
Я ходил практически за оператором одного из ведущих эстонских телеканалов Kanal 2 и видел, что и как он снимал. Видел потом все его исходники, что он снял и то, что я видел сам. Следует отдать ему должное — он это делал тогда профессионально и очень рисковал… Однако не все и совсем не то, что он снимал, попало в эфир.
Даже та фраза одного из представителей движения российских соотечественников Лебедева, показанная по эстонскому телевидению, когда он во время уличного разгрома 26 апреля 2007 года говорит молодому парню «Иди громи полицейский участок», была очень цинично выдрана из контекста. Я как раз стоял за спиной этого оператора и знаю, что было. А сказал Лебедев парню, который бил стекла, следующее: «Что ты делаешь? Это жилой дом, и если такой смелый — иди и громи полицейский участок тогда!» Лебедев активно мешал хулиганам, и это видели все вокруг.
ИА REGNUM: Как репрессии властей во время «бронзового апреля» повлияли на русскую общину Эстонии?
Сильно изменилась жизнь людей, участвовавших в тех событиях. Многие отошли от организации «Ночной дозор» после проблем с властями, но и пришли новые люди после этого. Дмитрий Линтер, постоянно имеющий в родной стране проблемы, уехал из Эстонии в Россию и там теперь живёт. Как и Максим Рева.
Одно могу сказать точно про себя и своих знакомых русских: они живущие тут постоянно и после бронзовых событий перестали брать во внимание то, что про них думают эстонцы. Они просто стали жить своей параллельной жизнью.
Видео дня. За пьяное вождение судейской жены отдувается инспектор
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео