Ещё

Балканы подпалили с двух сторон 

Сразу две балканских страны на этой неделе буквально подпалили с разных сторон. Со стороны запада — Черногорию, ее решили силой затащить в НАТО, и тем самым раздули старый огонь ненависти большей части населения к своей прозападной власти. А со стороны востока попытались поджечь Македонию. Это небольшое даже по балканским меркам государство поставили на грань гражданской войны. Толпа взяла штурмом парламент и избила самого вероятного кандидата на пост премьера. Так жители страны — этнические македонцы, то есть славяне — отреагировали на планы политиков создать в Македонии албанскую автономию.

"Когда первые люди прорвали периметр, я тоже прибежал. Уже больше ста человек стояли за ограждением. У полиции не было времени отреагировать, — рассказывает Богдан Илиевски, член Движения «За единую Македонию». — Один из охранников оппозиции направил свой пистолет на гражданских людей. Это была первая провокация, и в этот момент люди сошли с ума и начали бить других".

Охранник с пистолетом защищает оппозиционного лидера Зорана Зарева. Но в западных медиа не показывают это, показывают другие кадры. Подручные предметы — штатив для камеры, стулья — летят в окровавленного политика. Кого надо жалеть, а кого винить, кажется, ясно. Но граждане — а те, кто были в ту ночь в парламенте, — не политики, а обычные македонцы — считают, что стали свидетелями попытки государственного переворота.

С нарушениями в парламенте был избран новый спикер — этнический албанец Талат Джафери, после избрания македонский депутат спел гимн, но не Македонии, а соседней Албании. Оппозиционные партии во главе с побитым Зораном Заревом хотят организовать албанскую автономию, с тем, чтобы в будущем присоединить ее к Албании. Сценарий, уже знакомый на Балканах.

Протест продолжается около европейского информационного центра — это институт, который должен заниматься интеграцией Македонии. В теории. Но люди здесь знают, что тех политиков, которые выступают за албанскую автономию внутри страны, поддерживает именно Евросоюз.

К кому обращена надпись «ЕС за тебя», на самом деле, в Македонии знают. Албанское меньшинство поддерживают и Соединенные Штаты, в их лице — печально известный фонд «Открытое общество».

Отношение македонцев к фонду Сороса видно сразу — за краской не разглядишь самой вывески. За 20 лет работы филиала в македонскую «демократию» Соросом было инвестировано более 100 миллионов., таким образом Сорос взрастил 90 процентов всех некоммерческих организаций в стране. По официальной версии — это все ради демократии, а по неофициальной — Соросу выгодно разделение Македонии или как минимум дестабилизация в стране, которая согласилась на выгодный для себя российский проект — «Турецкий поток».

В день после протестов в фонде на работу никто не вышел. На стене крупными буквами основные вкладчики — крупными буквами пресс-служба посольства США. «Я не думаю, я уверен на сто процентов, что фонд „Открытое общество“ и Сорос финансируют оппозицию. А 2 или 3 их депутата пришли напрямую из структур фонда», — говорит Богдан Илевски.

А в ближайшие дни в Македонию приезжают представители Госдепа США. Богдан и его соратники снова устроят акцию протеста. Но что случается с теми, кто отказывается повиноваться, на Балканах тоже хорошо знают.

Родители Мирослава Кнежевич носят траур и 17 лет спустя — их 15-летний сын погиб во время удара авиации НАТО по крошечной черногорской деревне Мурино. Пилоты тогда шли низко и не могли не видеть, что на мосту играют дети. А теперь эта деревня, вместе со своей Площадью жертв НАТО" — без пяти минут члены ненавистного здесь альянса.

"Измена!" — кричали снаружи. Внутри, как заявит потом британская BBC, резолюцию о вступлении Черногории в НАТО приняли единогласно, но журналисты забыли уточнить, что 35 оппозиционных депутатов голосовать в знак протеста отказались. Впрочем, бессменный лидер Мило Джуканович, прежде убежденный коммунист и соратник Милошевича, никогда не считался ни с оппозицией, ни с интересами людей. «Возможно, это самое важное решение в истории Черногории. Это значит, что черногорское общество приняло евроатлантические ценности», — заявит он.

Где видели эти ценности, черногорцы написано на каждом заборе Подгорицы, стоит только отойти от центра. Зато вполне реальной ценностью всегда обладали российские туристы, которых власти Черногории теперь видеть здесь больше не хотят.

"НАТО хочет Черногорию, чтобы спровоцировать милитаризацию Сербии, а также показать России, что они могут забрать территории, где с русскими одна вера, где любят и считают русских своими братьями", — говорит Марко Милачич, лидер движения «Сопротивление безнадежности».

Но теперь у черногорцев новые братья — по оружию. Например, организатор этнических чисток Рамуш Харадинай, полевой командир УЧК, так называемой Армии освобождения Косова. Террористы УЧК массово истребляли сербское население, торговали человеческими органами, и при этом пользовалась поддержкой сил НАТО. Белград запросил арест Рамуша Харадиная через Интерпол, обвинив его в 47 убийствах. Однако суд французского города Кольмар отклонил запрос об экстрадиции.

"Он убийца, который сознался в своих преступлениях сам, он написал книгу, где подробно рассказывает, как убивал сербов. Какие доказательства, кроме признания еще нужны?" — негодует житель Косова.

Косовские албанцы, напротив, рады возвращению Харадиная на родину. Военный преступник, который уже прилетел из Франции, на митинге в Приштине пригрозил сербскому населению края депортацией: «Албанцы должны указать место своему неприятелю Сербии и сделать то же самое, что сделали хорваты».

Харадиная, которого даже самим албанцам критиковать страшно, скорее всего, сделают новым премьер-министром. «Реальная власть в Косове принадлежит американскому послу, а не президенту или премьер-министру. И на этот пост они любой ценой поставят того, кто им сейчас удобен», — считает Неджмедин Спахиу, политолог, директор теле— и радиокомпании в Митровице.

Косовская Митровица — город, разделенный на две части. На одной стороне реки Ибар — живут сербы, другую заняли албанцы. Мост через реку — это передний край, на котором то и дело возникают баррикады и стычки. Его охраняют и сербские добровольцы, и натовские патрули, и международная полиция. Для полномасштабного конфликта хватит одной провокации, и такой мост — передний край на Балканах далеко не единственный.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео