ИА Regnum 26 апреля 2017

Страны Брейвика — «лидеры счастья»: новое измерение «шоковой терапии»

Фото: ИА Regnum
«Каждый имеет право на жизнь свободу и стремление к счастью», — гласит американская конституция. А Томас Джефферсон в 1809 году добавил, что «забота о человеческой жизни и счастье — единственная законная цель всякого хорошего правительства».
Измерить можно все, даже счастье. «Свобода, щедрость, честность, здоровье, справедливый доход и хорошее управление»… — звучит почти как тост на юбилее, но нет. Это список критериев, по которым специально обученные работники ООН производили замеры счастья в разных странах — то есть пытались прикнопить к бумаге солнечного зайчика.
Похоже, что секрет счастья не так уж сложен (конечно, не для конкретного человека, а для страны в целом) — просто держаться подальше от стрессовых факторов, которые многим странам вовсе не обязательно было переживать в наши дни и которые порой создаются искусственно…
В соответствии с мониторингом ООН, результаты рассчитываются по нескольким факторам, включая экономику, социальное благополучие и здоровье. Важными переменными являются доходы, занятость, образование, хорошо налаженная семья и социальная жизнь, хорошее здоровье и медицинские услуги.
В 2017-ом году Норвегия завоевала первое место в списке самых счастливых стран, в 2016-ом — четвертое. Примечательно, как Норвегия заботится о будущих поколениях. Один из их способов обеспечить потомков — инвестировать в нефтедобычу. Несмотря на сегодняшние (более низкие) цены на нефть, Норвегия не сходит с вершин рейтинга. В докладе утверждается, что Норвегия поддерживает свое «высокое счастье» вовсе не благодаря нефтяному богатству, но скорее вопреки ему. Она выбрала мудрый путь — медленно производить нефть, инвестируя средства в будущее, а не тратить их в настоящем. Норвегия изолировала себя от цикла бумов и спадов, от которых так зависят многие другие (падкие на быстрые деньги и богатые ресурсами) страны.
Завершают первую пятерку в докладе Дания, Исландия, Швейцария и Финляндия. Дания занимала первое место в трех из пяти лет исследований. Швейцария скатилась до №4 со второй позиции 2016-ого года. Постоянство — принцип Финляндии, которая стабильно занимает пятое место.
Тенденция сильна в странах со свежим воздухом, красивой архитектурой и прекрасной зеленой растительностью: список продолжают Нидерланды — шестое место, затем идет Канада. Новая Зеландия так и осталась на восьмом месте со своей соседкой — Австралией, которая заняла девятое место. Завершает первую десятку Швеция.
Стресс сказался на США: страна опустилась с 13-го места, в 2016 году, до 14-го. В то время, как Германия так и осталась на 16-м месте (второй год подряд), другие «сверхдержавные» страны, наоборот, как ни странно, поднялись в рейтинге. Великобритания поднялась на 19-е место — на четыре места выше с 2016 года, в то время как — по данным докладчиков ООН — Россия сейчас занимает 49-е место, что на семь позиций больше, чем год назад.
Две азиатские страны также поднялись в рейтинге «Мирового отчета о счастье». В этом году Япония поднялась на две ступени: на 51-ое место, а Китай, хотя и не стал счастливее, чем 25 лет назад (данные совпадают с 1992 годом), сейчас находится на 79-ом месте, что, все-таки, на четыре пункта выше, чем в 2016 году.
Пострадавшие от нищеты и разрушений после войны страны занимают самое низкое место в «Докладе о мировом счастье». Из 155 стран самой несчастной оказалась Центральноафриканская Республика. На 154-ом месте Бурунди, Танзания — на 153, Сирия — на 152, Руанда — на 151.
Знаменитый либеральный экономист и советник посткоммунистических правительств по проведению ими «шоковой терапии» в переходе к рыночной экономике — Джеффри Сакс, директор Института Земли из Колумбийского университета и один из редакторов «Всемирного отчета о счастье», поясняет теперь что-то не очень либеральное: «Как показал опыт многих стран, этот отчет свидетельствует о том, что счастье — результат создания прочных социальных основ… Пора строить общество основанное на доверии и здоровой жизни, а не на оружии или стенах». Как он называет «педагогику» публичных убийств животных в зоопарке — специально для детей, растущие кризисы миграции, ювенальной юстиции и «казус Брейвика» в скандинавских странах, которых он назначил в лидеры рейтинга, Дж. Сакс умолчал.
Результат доклада жизненно важен: для достижения высокого рейтинга в «списке счастливцев» стране нужно иметь высокий уровень взаимного доверия, общие цели, социальную отзывчивость и хорошее управление». Именно эти факторы помогли, по мнению исследователей, Норвегии и другим «топ-государствам» поддерживать на высоком уровне свой рейтинг счастья.
Все остальные страны первой десятки также имеют высокие значения в таких ключевых переменных, как: доход; ожидаемая продолжительность здоровой жизни; наличие того, на кого можно рассчитывать во времена неприятностей; свобода и доверие, причем последнее измеряется отсутствием коррупции в бизнесе и правительстве.
В докладе за 2017 год подчеркивается важность социальных основ счастья. В более богатых странах различия внутри страны объясняются главным образом не неравенством в доходах, а различиями в психическом и физическом здоровье и личных отношениях: самым большим источником несчастья там являются психические заболевания. Разница в доходах имеет большее значение в более бедных странах, но там тоже психические заболевания являются основным источником страданий. Работа — также важный фактор, влияющий на счастье. Безработица вызывает значительный упадок уровня счастья, и даже для тех, кто работает, качество работы может вызывать значительные различия в степени удовлетворенности.
В 2007 году США занимали третье место по уровню счастья среди стран ОЭСР [в организацию входят 35 государств, большинство государств-членов ЕС]; В 2016 году они уже оказались на 19-ом. Причинами этого, по мнению аналитиков, являются снижение социальной сплоченности и рост коррупции, и именно эти факторы объясняют, почему страны Северной Европы чувствуют себя намного лучше.
Прошлым летом Brexit потряс мир; большинство экономических показателей не указывали на такой политический поворот. Валовой внутренний продукт в королевстве рос примерно на 2%, а безработица упала до 4,9%. С точки зрения статистических данных, все казалось прекрасным. Но другие данные буквально вопили о том, что в Великобритании что-то пошло не так; и это другое — «уровень счастья». В течение двух лет, предшествовавших Brexit, аналитики обнаружили, что процент «счастливых людей» резко упал. На самом деле, снижение на 15% доли британцев, оценивающих свою жизнь положительно, — один из самых больших спадов в истории опросов Gallu.
Есть некоторые разногласия относительно того насколько «удовлетворение жизнью» следует на самом деле называть «счастьем». Но независимо от того, как это называется, за этим важно следить. Brexit — не единственное глобальное событие, для которого показатель счастья служил главным индикатором дискомфорта в обществе. Пожалуй, самым ярким примером был пример «арабских событий». Даже самые надежные показатели, такие как ВВП и индекс развития человеческого потенциала, оказались ненадежными в прогнозировании восстаний в Египте, Сирии, Тунисе и Бахрейне. С другой стороны, именно «показатель счастья» говорил о другом. В то время как ВВП на душу населения рос почти идеально (линейно) во всех четырех арабских странах, уровень счастья резко падал.
Аналогичные тенденции наблюдались и в преддверии «революции» 2014 года в Украине. С момента революции рейтинг счастья украинцев находился на рекордных минимумах. Украина — единственная европейская страна, находящаяся в нижней части «списка счастья»; она занимает 132-ое место — между Ганой и Угандой.
По словам исследователей из Лондонской школы экономики, «уровень счастья» может определять то, как именно люди проголосуют. Сравнивая данные о счастье и результаты выборов в 15 странах Европы с 1973 по 2012 год, профессор Джордж Уорд обнаружил, что «… уровень удовлетворенности жизнью страны — надежный предвестник результатов выборов». Критерии счастья — с помощью которых люди оценивают свою жизнь — так же важны, как показатели доходов и занятости.
В этом рассказе отдельное место занимают нигерийцы. В современном докладе, где фигурируют 155 стран, нигерийцы — шестой самый довольный народ в Африке и 95-ый в мире. «Смех сквозь слезы», — как заметил один из журналистов. Еще в 2003 году, например, исследование «Всемирный обзор ценностей» показало, что самые счастливые люди мира жили в Нигерии. Нигерия тогда обошла 65 стран. В 2012 году опрос Gallu показал, что, вообще, африканцы — самый оптимистичный народ в мире. А в той же Нигерии 88% людей с оптимизмом смотрели в свое будущее. Это при том, что Нигерия почти всегда находилась на грани катастрофы из-за терроризма, из рук вон плохого руководства и коррупции.
Это впечатляет. Перед лицом стольких проблем у нигерийцев была такая стойкость и такая безграничная надежда на будущее. Они кажутся почти сверхдержавой на фоне унылых китайцев — «первой экономики мира». Что бы ни обрушилось на нигерийцев, они не ропщут. Для них не это имеет значение, возможно, у них нет особо большой веры в свою страну, но народ верит в будущее. Почему? Загадка.
Аналитики Gallu пытаются объяснить этот феномен: «Они оптимисты просто потому, что люди не могут представить, что их жизнь может быть еще хуже». Действительно ли нигерийцы «счастливы» или просто говорят, что они счастливы так же, как некоторые люди говорят «я сильный», когда им на самом деле очень плохо? — Если брать универсальные критерии ООН: «забота, свобода, щедрость, честность, здоровье, доход и хорошее управление», ситуация выглядит не очень хорошо. По данным Всемирной организации здравоохранения, по состоянию на 2015 год продолжительность жизни в Нигерии составляла 53 года для мужчин и 56 для женщин — одна из самых низких в мире. Высок коэффициент материнской смертности; и по состоянию на 2017 год один миллион детей ежегодно умирает от вполне предотвратимых болезней. Страна занимает 136-е место из 178 стран по индексу коррупции. Бедность также распространена, как и неравенство. Глобальный индекс благосостояния молодежи в 2014 году присвоил Нигерии статус «дна» — страна стала наихудшим местом в мире для молодых людей. Список можно продолжать и продолжать. Не похоже, чтобы у них было бы так много причин для радости.
Но нигерийцы цепляются за эту мантру изо всех сил и передают ее своим детям и внукам. Но в какой момент подобная вера перестает быть достоинством? Когда оптимизм становится иррациональным? Идея счастья здесь больше походит на стремление к будущему, которое и не может быть никогда реализовано, и вовсе не походит на беспокойство о настоящем. Может быть, так легче и спокойнее — верить в лучшее будущее, а не заботиться о себе в настоящем?
И наоборот, по мере того как общества становятся более богатыми, они не обязательно становятся более счастливыми. Это называется парадокс Истерлина — по имени экономиста Ричарда Истерлина. Еще в 2012 году было подмечено, что Китай испытывает на себе этот парадокс. Народ был более счастлив в 1990 году, до перехода страны в экономику новой эры, чем два десятилетия спустя. Уже в 2010 году намного больше людей с самым низким доходом призналисьвболее низкой удовлетворенностью жизнью, чем ранее. Но среди китайских гедонистов также зарегистрировали снижение. Исследователи из Пекинского и Йельского университетов провели исследование, согласно которому существенные изменения в загрязнении воздуха коррелировали с изменениями уровня счастья. Присутствие смога весьма заметно и, вероятно, заставляет людей чувствовать себя менее радостными, даже когда они и не испытывают каких-либо непосредственных последствий для здоровья. Но причины того, что Китай потерял счастье заключаются не только и не столько в плохой экологии.
В течение последних 30 лет страна работает в высокоскоростном режиме. Ежедневно усердные работники китайцы встречаются с новой информацией, новыми технологиями и новыми вызовами. Люди начинают чувствовать себя оцепенелыми, потерянными и вымотанными. Китай, безусловно, идет вверх по экономической лестнице, но весь вопрос в том, не приведет ли она в итоге вниз?
Для сравнения, у латиноамериканских стран в распоряжении есть уникальная романтическая культура, где счастье к людям приходит от того, как они проживают свою жизнь, а не от тогокак они ее оценивают. Они не стараются изо всех сил казаться, они действительно счастливы. Другими словами, они естественны и оптимистичны; и это оптимизм другого рода — не такой как нигерийский. На Кубе, например, несмотря на трудности с экономикой, музыка никогда не затихала.
У китайцев, напротив, репрессивная культура. С высокими моральными стандартами, этикетом «правильного выражения лица» и огромным давлением на детей. Без позитивного отношения к самой жизни все это не имеет смысла. И если ничего не изменится, а уровень счастья будет падать, не стоит ждать ничего хорошего от страны-первой экономики мира. Счастливые люди в среднем более здоровы и продуктивны, но китайцы, производя дешевые продукты и, по сути, обеспечивая весь мир доступными материальными благами, скорее делают счастливее других за счет самих себя. Учитывая вышеприведенные данные о том, что нарастающее недовольство жизнью — самый верный признак грядущей катастрофы, китайскому руководству, а за ним вероятно и всему миру, необходимо либо исправлять ситуацию, либо готовиться к неприятному сценарию.
Комментарии
Читайте также
Американцы увидели в России врага
На Украине обнаружили новую смертельную болезнь
Мэй пригрозила новыми выборами из-за Brexit
Американка пришла в ярость из-за почестей деду-нацисту
1