Коммерсант 26 апреля 2017

Мусульмане рохинджа разделили Азию

Проблема национального меньшинства Мьянмы раскалывает АСЕАН
В столице Филиппин Маниле сегодня открывается 30-й, юбилейный саммит Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Одной из главных его интриг может стать противостояние между властями Мьянмы и тремя входящими в организацию мусульманскими государствами — Малайзией, Индонезией и Брунеем. Причина трений — проблема, с которой сталкиваются в Мьянме представители этнического и религиозного меньшинства — мусульмане рохинджа. О дискриминации по отношению к рохинджа и даже о фактах геноцида заявляют не только руководители исламских стран АСЕАН, но и западные правозащитники. Парадокс ситуации в том, что в фокусе их критики оказалась фактический лидер Мьянмы Аун Сан Су Чжи — бывшая политзаключенная и лауреат Нобелевской премии мира.
В феврале 2017 года ООН опубликовала доклад, в котором сообщается о фактах массовых убийств и изнасилований мусульман рохинджа, совершенных силами безопасности Мьянмы (бывшая Бирма). Эта кампания, по мнению авторов исследования, может быть приравнена к преступлениям против человечности и к этническим чисткам. По данным ООН, с октября прошлого года 75 тыс. представителей народности бежали из Мьянмы в Бангладеш.
К складывающейся ситуации крайне болезненно относятся партнеры Мьянмы по АСЕАН — прежде всего Индонезия, Малайзия и Бруней, три страны региона с преимущественно мусульманским населением. На фоне масштабных акций в поддержку рохинджа, прошедших в прошлом году по всей Индонезии, власти в Джакарте отменили в декабре официальный визит государственного советника, фактического лидера Мьянмы Аун Сан Су Чжи. И тогда же вице-премьер Малайзии Захир Хамиди на десятитысячном митинге в Куала-Лумпуре потребовал от Международного суда ООН принять меры в отношении правительства Мьянмы в связи с «гуманитарным кризисом вокруг мусульман народности рохинджа».
Конфликт в исторической области Ракхайн (Аракан) на западе Мьянмы, на границе с Бангладеш, обострился после того, как вооруженные в основном холодным оружием боевики рохинджа — этнические бенгальцы — в октябре прошлого года атаковали бирманские погранпосты, убив более десяти пограничников. В ответ правительственные войска провели, как заявили впоследствии военные, «законно обоснованную карательную операцию». Однако в результате погибли не только боевики, но и, как сообщается в докладе ООН, около тысячи мирных жителей, некоторые из них заживо сгорели в своих домах.
Власти Мьянмы отвергают обвинения в свой адрес со стороны правозащитных организаций на Западе и исламских государств. «Никакой этнической чистки мусульманского меньшинства в провинции Ракхайн нет», — утверждает советник по национальной безопасности Тхаунг Тун. «Термин „этнические чистки“ слишком громкий, чтобы его использовать для обозначения происходящего», — отметила в одном из недавних интервью Аун Сан Су Чжи.
Государственный советник, лидер партии «Национальная лига за демократию» самый популярный политик в Мьянме, бывший диссидент и борец с военной хунтой, лауреат Нобелевской премии мира 1991 года Аун Сан Су Чжи провела в тюрьме и под домашним арестом около 15 лет. Сегодня эту «икону правозащитников» многие на Западе и в исламском мире называют «главным палачом мусульман», человеком, предавшим идеалы гуманизма.
По теме ситуации с рохинджа Аун Сан Су Чжи выступает с единых позиций со своими предшественниками и антагонистами, военными руководителями Мьянмы, потерявшими власть в результате парламентских выборов в ноябре 2010 года. Посетивший страну в мае 2016 года тогдашний госсекретарь США Джон Керри попытался на встрече с Аун Сан Су Чжи заговорить об «ущемлении прав рохинджа», но был разочарован «неконструктивной», по его словам, реакцией собеседницы. «Все, чего мы просим, — дать нам пространство и время для решения наших проблем», — заявила гостю госсоветник Мьянмы.
Официальная позиция правительства такова: нет особого этноса рохинджа, а есть этнические бенгальцы, нелегально находящиеся в Мьянме. Полноправными гражданами страны их признавать отказываются. Прежний военный режим опасался превращения области Ракхайн в азиатский аналог Косово, в постоянный очаг напряженности, в оккупированную мусульманами землю. Ту же угрозу видит и нынешняя гражданская администрация. По оценкам неправительственных организаций, в Мьянме, население которой составляет 53 млн человек, живут около 800 тыс. рохинджа. Причем их число постоянно пополняется мигрантами из соседнего 160-миллионного Бангладеш. Ко всему прочему рождаемость в районах проживания рохинджа очень высока — иногда по 10-12 детей на одну женщину.
Основная масса нынешних рохинджа переселились в Ракхайн (Аракан) в конце XIX века — когда Бирма входила в состав Британской Индии. Во второй половине 1940-х годов их активисты развернули террор против чиновников и солдат. В последующие десятилетия вялотекущая война между боевиками рохинджа и бирманскими войсками то вспыхивала, то угасала. Со временем наиболее радикальные элементы связались с исламистами в Пакистане, Афганистане и Малайзии. Сегодня правительство Мьянмы обвиняет рохинджа в нежелании мирно интегрироваться в общество, а те, в свою очередь, напоминают о многолетнем ущемлении в правах — запрете поступать на службу в армию и на административные должности, ограничениях на миграцию.
Нерешенная проблема мусульман рохинджа перечеркивает усилия руководителей Мьянмы по налаживанию отношений и с исламским миром в целом, и с мусульманскими странами—партнерами по АСЕАН. Мьянма, крупнейшее по площади (678 тыс. кв. км) континентальное государство Юго-Восточной Азии (ЮВА), которое находится на пересечении стратегических интересов региональных «полюсов силы» — Китая, Индии и АСЕАН, остается заложницей застарелого конфликта со своим мусульманским меньшинством.
"Бирманцы относятся к процессу переселения бенгальцев в Аракан как к прямой агрессии, ощущая себя как в осажденной крепости, — сказал "Ъ" заведующий кафедрой Московского гуманитарного университета, директор центра ЮВА, Австралии и Океании Института востоковедения РАН Дмитрий Мосяков. — Для них это вопрос выживания, отступать им некуда. Бирманцы убеждены, что это их земля. Земля с прекрасным климатом, с исключительно плодородными почвами, позволяющая и ловить рыбу, и заниматься сельским хозяйством. Получая поддержку на международной арене, рохинджа будут и дальше садиться в джонки и плыть в Мьянму, где их встречают как чужаков".
По поводу позиции Аун Сан Су Чжи собеседник «Ъ» отметил, что бывшая узница совести не пойдет против воли сограждан. «Дочь своего народа, она не может призвать бирманцев проявить снисхождение и позволить мусульманам рохинджа беспрепятственно заселить земли в Аракане, — считает господин Мосяков. — Что касается прошлогодней армейской „операции возмездия“, если Аун Сан Су Чжи и не санкционировала напрямую ее проведение, то явно не возражала. Она понимает пределы своего либерализма и действует вполне прагматично — в унисон и с военными, и с различными политическими группами. Она вынуждена идти на определенные компромиссы, без которых власть в стране ей не удержать».
Георгий Степанов
Комментарии
Читайте также
Киев объяснил отказ от пассажирского сообщения с РФ
38
Названы темы грядущей встречи Путина и Меркель
Трамп пригрозил сократить расходы на Турцию
Депутаты Рады устроили драку в прямом эфире