В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Родственника Бабрака Кармаля уже семь месяцев держат в крымском СИЗО

На фоне массовых человеческих трагедий одна сломанная судьба, увы, в наше время не значит ничего. Вот уже больше полугода в содержится 49-летний гражданин афганского происхождения племянник бывшего президента Бабрака Кармаля, Мухаммед Кабир. Его обвиняют в том, что он разыскиваемый международный преступник.

Родственника Бабрака Кармаля уже семь месяцев держат в крымском СИЗО
Фото: Московский КомсомолецМосковский Комсомолец

Будто Мохаммад Кабир, так зовут бедолагу, это не он, а разыскиваемый Интерполом иранский мошенник Мохаммад Кабир Ниязи. Об этом "МК" писал 26 января 2017-го года - "В абсурдно попал в тюрьму племянник Бабрака Кармаля". Прошло полтора месяца, а воз и ныне там - в "преступника" не экстрадируют, оттуда ни ответа и ни привета тоже нет, но и на свободу подозреваемого почему-то не выпускают.

Видео дня

Напомним, что семья Мохаммада Кабира, он сам, жена Оксана и двое малолетних детей в сентябре прошлого года отправились отдохнуть в Крым. До этого Кабир частенько бывал за рубежом, у него в паспорте стоит открытая Шенгенская мультивиза, нигде его не задерживали и никаких проблем с приездом в возникнуть вроде бы не должно было. Тем не менее, при пересечении границы с Украиной мужчина был схвачен российскими пограничниками как сбежавший от правосудия некий иранский аферист, который то ли торговал у себя на родине мехом афганских норок, которых в природе не существует, то ли впаривал доверчивым согражданам фальшивые драгоценные камни на миллионы долларов - подробности его дела есть только на арабском языке и поэтому у нас его прочитать не могут. Но известно, что в Иране он был заочно осужден по законам Шариата.

Естественно, что имели право задержать подозрительного гражданина с похожими паспортными данными, закон этого делать не воспрещает. Но вот дальше начались странные вещи.

Уже совсем скоро стало понятно, что имеет место языковая путаница - афганского украинца зовут Кабир Мохаммад, где Кабир - это имя, а Мохаммад - фамилия. А беглого преступника именуют Мохаммад Кабир Ниязи, где - Мохаммад Кабир двойное имя, а Ниязи - фамилия. Мохаммад вообще очень распространенное имя на Ближнем Востоке, это как хорошая специя в блюдо, добавляют, не скупясь, и в начало ФИО, и в конец, и в середину.

То есть, грубо говоря, разыскивали , а нашли - , но признать свое заблуждение правоохранительные органы Крыма не могли или не захотели, три раза выходил Консульский отдел посольства с объяснениями о том, кто такой Мохаммад Кабир, из какой он благородной и знатной семьи, и что никогда прежде он не был в Иране, да это было бы и невозможно — у Ирана серьезные религиозные противоречия с Афганистаном, и груждане двух стран ьуда-сюда открыто не ездят, но воз и ныне там. Человек вот уже полгода парится на нарах, по словам его родных, перенес на ногах инсульт — и только благодаря первой статьи в "МК" его осмотрели врачи и несколько улучшили условия содержания переводом в санчасть, но суд все продлевает и продлевает его содержание под стражей, ответа же из Ирана никакого нет и даже непонятно, а нужен ли иранцам Мохаммад Кабир Ниязи? Может, они его уже нашли где-нибудь в другом месте?

Украинская же сторона, куда кинулись родственники арестованного, сразу отмахнулась от своего гражданина: мол, мы предупреждали не ездить в "аннексированнный" Крым, а вы туда поперлись, так что теперь это ваши проблемы.

"На предыдущем заседании будто бы в насмешку судья Татьяна Феденева из городского суда города Армянска предложила нашим представителям самим отправиться в Иран и там провести свое собственное расследование, выяснять, кого все-таки ищут, если ищут. Каким образом мы должны ехать в закрытое шариатское государство? Кого мы там будем искать? На каком основании? И разве же это наша обязанность доказывать невиновность моего мужа или, наоборот, правоохранительные органы должны найти доказательства его вины?"- переживает супруга задержанного Оксана Мохаммад. - Моему мужу на суде и во время допросов не был предоставлен переводчик с его родного языка, хотя мы законно просили об этом, конечно, он понимает русский, но не настолько, чтобы защищать себя", - продолжает Оксана. Она честно говорит, что не знает, что теперь делать. Есть конкретные российские законы, но они почему-то не выполняются, например, подписанный в 1996-м году международный договор о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам между и , на который ссылаются и крымские правоохранители, предписывает крайний срок экстрадиционной проверки, 45 суток - а человек за решеткой уже 7 месяцев! Почему? Наверное, возникшее недопонимание можно объяснить тем, что все сотрудники правоохранительных органов и суда на полуострове - это бывшие украинские же работники, сразу же после присоединения Крыма они получили автоматическое гражданство и тут же стали судьями и прокурорами уже РФ, но при этом вряд ли так хорошо успели изучить наши законы, чтобы применять их на практике. Но ведь от их ошибки сейчас зависит человеческая жизнь.

"Мы обратились к начальнику мед части, просили сделать медосвидетельствование, что в таком плохом (после перенесенного инсульта) физическом состоянии муж не может содержаться в СИЗО, прошло целых 2 месяца никто ничего не сделал. Но я же не могу сама провести эту проверку", - восклицает Оксана.

Не исключено, что и в Крыму понимают, что, скорее всего, арестовали не того, но как вырваться из такой неприятной ситуации с малыми потерями? Признать свою оплошность и отпустить человека на волю? Или держать его как можно дольше, лучше всего пожизненно, чтобы правда не вскрылась? Или все -таки задержанный и есть тот самый Мохаммад Кабир Ниязи, которого все ищут?

"МК" написал несколько запросов на имя Генпрокурора РФ , главы , Уполномоченного по правам человека с просьбой разобраться в возникшей ситуации Татьяны Москальковой, но, как это водится, вышестоящие организации спустили документы в Крым — а оттуда приходят теперь одни отписки.

Так старший помощник прокурора республики Крым утверждает, что в компетенцию его ведомства, то есть прокуратуры республики Крым вообще не входит вершить судьбу Мохамада Кабира. «Согласно статье 402 УПК РФ решение о выдаче иностранного гражданина принимается Генеральным прокурором Российской Федерации».

А в Москве говорят, что не могут ничего сделать тоже, это, мол, чисто крымская вотчина.

"Сравнивали фотографии того типа, которого ищут, и моего мужа. Написали расплывчато, что есть в них некий вероятностный характер сходства, на самом деле у меня официально не изымали снимки, взяли из вашей газеты, чтобы на глазок сверить, похож, не похож, разве же так делают?" - не может понять Оксана Мохаммад. "Никакими бумагами не подтверждается, что у мужа была когда-то фамилия Ниязи и он ее поменял, гражданские документы выданные компетентными органами Украины также никем не опровергнуты и не отменены, гражданство Украины муж получил очень давно и законно", - привычно перечисляет все несостыковки в их деле Лксана Мохаммад.

К тому же у суда кроме отсутствия четких фотоснимков нет и отпечатков пальцев разыскиваемого в Иране мошенника, ничего, чтобы доказывало, что это один и тот же человек. Стоило бы открыть сайт Интерпола, где в свободном доступе лежат все сведения о разыскиваемых в мире преступниках, включая биографические данные и те же фото.

Там действительно есть открытые сведения о неком Мохаммаде Кабире, вот только ищут его не в Иране, а в Афганистане, возраст не совпадает, и лицо - уж насколько похожи все восточные мужчины друг с другом, совсем другое. Больше никаких Мохаммадов Кабиров в базе Интерпола нет. А этого до сих пор ищут и из базы его никто не убрал.

В суде города Армянска подтвердили, что очередная апелляция по делу Мохамада Кабира будет назначена в самые ближайшие дни, но какое будет принято решение уже известно, о нем «МК» сообщил крымский прокурор Сергей Романовский — срок задержания арестованного будет продлен еще на три месяца, а всего человек к тому времени отсидит их девять, до 14 июня 2017-го года включительно.