Коммерсант 19 февраля 2017

Иностранные паспорта плохо защищают китайских бизнесменов

Тем не менее спрос на гражданство других стран растет
Как пишет британская газета The Financial Times, в связи с проводящейся председателем кампанией по борьбе с коррупцией спрос на иностранные паспорта среди китайских чиновников и бизнесменов растет. Это происходит, несмотря на то что второе гражданство плохо защищает получивших его китайцев, — власти Китая, несмотря на это, продолжают считать их китайскими гражданами.
Как и многие богатые китайские бизнесмены, стремящиеся застраховать себя от непредсказуемой, хотя часто и приносящей прибыль, политической системы, Сяо Цзяньхуа приобрел иностранное гражданство.
Но если миллиардер думал, что канадское гражданство и дипломатический паспорт защитят его от могущественных и безжалостных китайских органов безопасности, он жестоко ошибался.
Похищение господина Сяо две недели назад из  агентами китайских спецслужб продемонстрировало одновременно как причины роста спроса на иностранные паспорта, так и недостаток защиты, которую эти паспорта дают тем, кто столкнулся с кампанией по борьбе с коррупцией и политическими противниками, которую ведет китайский лидер Си Цзиньпин.
«Смена паспорта не имеет значения. Если вы были гражданином Китая, вас по-прежнему воспринимают как гражданина Китая, — сказал Кеннет Лен, один из представителей оппозиции и депутат законодательного совета Гонконга. — Если в дело вовлечены интересы Китая на высоком уровне и речь идет о возможных нарушениях китайских законов, все это может произойти не только в Гонконге, но и вообще где угодно».
Один из западных дипломатов назвал это «намеренное размывание грани между этнической принадлежностью и гражданством» китайскими властями «очень тревожным».
В последние годы богатые китайцы бросились приобретать недвижимость и гражданство в тех странах, где они надеются оказаться вне досягаемости спецслужб Китая, а также потенциально получить выгоду от более низких налогов, новых инвестиционных возможностей и доступа к лучшему образованию и здравоохранению для своих семей.
«Ежегодно десятки миллионов китайцев получают иностранное гражданство», — говорит Денни Ко, гонконгский юрист, занимающийся вопросами иммиграции и консультирующий китайских клиентов. Он добавляет, что жесткие меры господина Си привели к росту числа заявок за последние четыре года.
Китайцы могут получить вид на жительство в западных странах, таких как , и , если инвестируют там от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов долларов. Некоторые небольшие страны, такие как Антигуа, и , продают немедленный доступ к гражданству всего за $250 тыс., в некоторых случаях даже не требуя физически посещать страну.
Например, более 330 китайцев стали гражданами Антигуа после того, как страна в Карибском море с населением 94 тыс. человек в 2013 году запустила схему гражданства за инвестиции, на которую приходится более 40% всех заявлений. Согласно докладу , число заявок от граждан Китая по таким программам выросло и в других странах.
Китайцы преобладают и среди заявителей на визу EB-5 в США, она дает постоянный вид на жительство иностранцам, которые инвестировали по меньшей мере $500 тыс. и обещают создать или сохранить 10 рабочих мест. На китайцев приходилось более 80% успешных заявок в 2015 году, более 8 тыс. человек получили визу EB-5 против всего нескольких сотен в 2008 году.
Китай не разрешает двойное гражданство, и, если граждане Китая по своей воле получают гражданство другой страны, они автоматически теряют китайское.
Но на практике многие богатые китайцы не сообщают о том, что они получили гражданство другой страны, чтобы сохранить доступ к многочисленным инвестиционным возможностям в Китае, которые недоступны иностранцам.
В то же время эксперты в сфере права говорят о том, что китайские власти готовы считать граждан других государств, которые родились в Китае, гражданами Китая, если им это выгодно.
«В прошлом они считали, что двойное гражданство это плохо, потому что может поощрять скрытых изменников, которые служат другому государству, — сказал Дональд Кларк, профессор китайского права в Университете Джорджа Вашингтона. — Теперь они начали думать как монархические правители прошлого: находитесь вы под нашей юрисдикцией, решаем мы, а не вы».
В уведомлении, опубликованном на первой полосе гонконгской газеты якобы господином Сяо, но, скорее всего, его семьей, от его имени говорится: «Я нахожусь под защитой канадского консульства и законов Гонконга» и «Я пользуюсь правами дипломатической защиты».
В 2015 году премьер-министр Антигуа Гастон Браун назначил его послом по особым поручениям. Канада подтвердила, что она пытается «собрать дополнительную информацию и оказать помощь» своему гражданину. Но другие подобные случаи укрепляют уверенность, что новые паспорта господина Сяо мало помогли ему, его местонахождение в Китае и другие обстоятельства дела остаются неизвестными.
Два гонконгских книготорговца, похищенные сотрудниками китайских спецслужб из Таиланда и Гонконга в 2015 году, были европейскими гражданами, но китайское правительство назвало владельца британского паспорта Ли Бо «в первую очередь и прежде всего китайским гражданином». А гражданин Швеции Гуй Миньхай, который по-прежнему находится в заключении в неизвестном месте, сказал китайским государственным СМИ — скорее всего, его вынудили это сделать: «Я по-прежнему считаю себя китайцем».
Господин Ко говорит, что, хотя эти инциденты указывают на ограниченные возможности, предоставляемые вторыми паспортами, они тем не менее заставляют других людей принимать меры предосторожности. «Если случится худшее, они предпочитают иметь документ, который может спасти им жизнь», — говорит он.
Комментарии
В мире , Джордж Вашингтон , Си Цзиньпин , Международный валютный фонд , Financial Times , Австралия , Антигуа , Гонконг , Гренада , Канада , Кипр , Китай , США , Великобритания , Таиланд , Швеция
Читайте также
Водоросли для суши оказались под угрозой исчезновения
Китай раскрыл планы Украины на Черное море
176
Последние новости
Команда Зеленского перепутала Латвию и Литву
Парубий заявил о давлении лидеров западных стран на Зеленского
Импичмент Трампа оказался «праздничным»