ТАСС 14 февраля 2017

В прошлом году в Москве заключили брак граждане 108 государств

МОСКВА, 14 февраля. /ТАСС/. Граждане более ста государств заключили брак в Москве в прошлом году. Об этом в интервью ТАСС сообщила начальник столичного управления ЗАГС Ирина Муравьева.
"В прошлом году в Москве заключили брак граждане из 108 государств. Самыми экзотическими из них были: Бахрейн, Габон, Гамбия, Доминиканская Республика, Люксембург, Мадагаскар, Малайзия, Мальта, Никарагуа, Панама, Сальвадор, Саудовская Аравия, Сингапур и Уганда. Из этих стран в столице России создали семью по одному гражданину", — сказала Муравьева.
По ее словам, доля браков с участием иностранных граждан в Москве последние три года находится на уровне 16%, а вот в количественных показателях число браков то увеличивается, то уменьшается.
"Здесь действуют те же закономерности, что и для общей статистики по заключению брака. Например, в 2015 году в Москве было зарегистрировано около 16 тыс. браков с участием иностранцев, в 2016-м, високосном, более 13,5 тыс. ", — уточнила Муравьева.
По ее словам, не изменяется также перечень государств-лидеров, из которых в Москву едут женихи и невесты. Среди дальнего зарубежья это Турция, Германия, Израиль, Италия, Великобритания, США, Франция, Сербия. Среди наших ближайших соседей — это Украина, Молдова, Беларусь и Азербайджан.
По информации, опубликованной на портале открытых данных правительства Москвы, в столице в прошлом году заключено 85847 браков (на 13873 меньше, чем в 2015 году). Снижение числа браков для високосного года традиционное. В 2016-м году в Москве зарегистрировано 43288 разводов (на 272 меньше, чем в 2015-м).
 Ещё 2 источника 
Комментарии
Читайте также
CNN заполучил документ о небоскребе Трампа в Москве
На совещании у Лукашенко делали записи о «телках» и «бабле»
Хакеры опубликовали переписку дипломатов ЕС о России
1
FT назвала «Человека года»
11
Последние новости
NYT: хакеры опубликовали переписку дипломатов стран ЕС
Джордж Сорос стал "Человеком года" по версии FT
Порошенко заявил, что автокефалия - это вопрос не столько религии, сколько нацбезопасности