Коммерсант 10 января 2017

Мы пришли к вам с Кашмиром

Фото: Reuters
В индийском городе Гандинагар сегодня открывается глобальный форум «Энергичный Гуджарат», инициированный премьером Нарендрой Моди — в нем принимает участие делегация РФ во главе с вице-премьером Дмитрием Рогозиным. Как стало известно "Ъ", крупнейший бизнес-форум Индии может быть использован для обсуждения накопившихся в российско-индийских отношениях острых политических проблем. По словам источников «Ъ», близких к правительству Индии, в Дели озабочены призывами Москвы исключить из санкционного списка ООН ряд представителей движения «Талибан», а также возможностью участия России в проекте китайско-пакистанского экономического коридора, который может пройти по той части Кашмира, которую в Дели считают оккупированной Пакистаном.
Глобализация в краю Махатмы Ганди
Стартующий сегодня в столице индийского штата Гуджарат международный инвестиционный форум продлится три дня и будет включать в себя проведение выставки Global Trade Show, круглых столов и семинаров по отдельным странам, а также сессий и переговоров в формате B2B (business to business) между ведущими мировыми компаниями. Проводимый с 2003 года по инициативе индийского премьера Нарендры Моди, которую он запустил еще в бытность главным министром своего родного штата, «Энергичный Гуджарат» может считаться индийским аналогом Международного экономического форума в Петербурге.
Особый символизм крупнейшему в Индии деловому мероприятию придает то, что оно проходит на родине одного из основателей современного индийского государства Махатмы Ганди, в свое время призывавшего сжигать английские товары и переходить на собственное производство. Нынешний форум — уже восьмой по счету и самый представительный в его истории — призван показать, какой рывок совершила Индия со времен Махатмы Ганди с неотделимой от его имиджа культовой допотопной прялкой — символом замкнутой национальной экономики.
В работе «Энергичного Гуджарата», которая продлится до пятницы, примут участие 23 делегации. Гостями Гандинагара стали президенты Кении и Руанды Ухуру Кениата и Поль Кагаме, премьеры Португалии и Сербии Антониу Кошта и Александр Вучич, вице-премьер Польши Петр Глинский, глава МИД Франции Жан-Марк Эро, министр экономики Японии Хиросигэ Сэко.
В российскую делегацию, возглавляемую вице-премьером Дмитрием Рогозиным, вошли высокопоставленные чиновники Минэкономики, Минпромторга, МЧС, топ-менеджеры более десяти компаний, включая "Росатом", "Роскосмос", "Ростех", НОВАТЭК, "Роснефть", «Вертолеты России», СИБУР, "Швабе", а также представители Республики Татарстан и Астраханской области — регионов, имеющих давние партнерские отношения с Гуджаратом.
Как сообщил агентству ТАСС накануне открытия форума глава торгового представительства РФ в Индии Ярослав Тарасюк, «перспективными направлениями сотрудничества российских компаний с Гуджаратом — одним из наиболее экономически развитых регионов Индии — могут стать нефтегазовая и химическая промышленность, фармацевтика, автомобилестроение, оборонная промышленность, судостроение, развитие „умных городов“».
Разный подход к талибам
Визит представительной российской делегации в Гандинагар станет самым заметным событием в двусторонних отношениях «привилегированного стратегического партнерства» Москвы и Дели после состоявшейся в октябре прошлого года в Гоа встречи президента РФ Владимира Путина и индийского премьера Нарендры Моди.
По итогам состоявшихся вчера, накануне официального открытия форума, двух встреч с Нарендрой Моди Дмитрий Рогозин сделал акцент на «плодотворном сотрудничестве» и «стратегическом партнерстве» Москвы и Дели. «Прошли очень конкретные переговоры с руководством правительства Индии по вопросам, которые подтверждают неизменно стратегический характер наших отношений», — заявил господин Рогозин, упомянув о «целой серии важных мероприятий», которые должны пройти в наступившем году.
"Это и военно-промышленная конференция, которая будет ориентирована на создание системы технического обслуживания и ремонта вооружений и военной техники, поставленной в Индию. Это и заседание межправкомиссии, это и предстоящий визит господина Моди в Россию", — сообщил российский вице-премьер.
Впрочем, источники «Ъ», близкие к индийскому правительству, обращают внимание на то, что на фоне оживления делового сотрудничества в еще недавно безоблачном политическом сотрудничестве двух стран наблюдаются признаки взаимного непонимания и отчужденности. По словам собеседников «Ъ», несмотря на то что форум в Гандинагаре направлен на развитие деловых связей, полностью отделить экономику от политики не удастся.
"Готовность Индии к развитию долгосрочного торгово-экономического и военно-технического сотрудничества с Россией будет во многом зависеть от того, удастся ли Москве и Дели сохранить общность позиций по ключевым проблемам безопасности в Южной Азии, напрямую затрагивающим национальные интересы Индии", — говорит «Ъ» информированный источник в Дели. И добавляет: «Думаю, эти вопросы могли быть подняты в ходе уже состоявшихся встреч Дмитрия Рогозина с Нарендрой Моди и его запланированных переговоров с другими индийскими официальными лицами».
Как пояснил «Ъ» один из ведущих индийских экспертов, вице-президент Observer Research Foundation Нандан Унникришнан, сильным раздражителем для Дели стали недавние попытки Москвы вовлечь в политический процесс в Афганистане отдельных представителей движения «Талибан», исключив их из режима санкций, наложенного СБ ООН еще в 1999 году. В последующие годы санкции Совбеза неоднократно ужесточались.
В конце декабря в Москве прошли трехсторонние консультации России, Китая и Пакистана по Афганистану, по итогам которых стороны договорились способствовать диалогу между Кабулом и «договороспособной» частью «Талибана».
Как заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, Москва «готова оказывать содействие в продвижении переговорного процесса, в том числе, гибко подходить к возможному ослаблению санкционного режима в отношении талибов, если это не противоречит национальным интересам Афганистана». В свою очередь, спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов сообщил, что интересы талибов, недовольных усилением позиций запрещенного в РФ "Исламского государства", совпадают с интересами Москвы.
Инициатива России, Китая и Пакистана не осталась незамеченной и самими талибами. Как заявил базирующийся в Катаре представитель «Талибана» Сухай Шохи, «страны региона осознали, что „Талибан“ — военно-политическая сила в Афганистане». «Запрос этих стран об исключении имен членов „Талибана“ из „черного списка“ ООН способствует мирному процессу в стране», — подтвердил Сухай Шохи.
"Несмотря на то что Индия не стала прибегать к официальным демаршам, последняя московская инициатива вызвала в Дели крайнее недоумение. И дело не только в том, что в обсуждении будущего Афганистана в формате Россия-Китай-Пакистан не принимали участие представители афганского президента Ашрафа Гани, призывающего не к ослаблению, а к ожесточению санкций против талибов. Индия никогда не согласится с попытками разделить талибов на умеренных и радикалов, исходя из того, что хороших и плохих террористов не бывает", — пояснил «Ъ» Нандан Унникришнан.
Проблема с экономическим коридором
Вторым серьезным раздражителем стали появившиеся в конце прошлого года в пакистанских СМИ сообщения о якобы имевших место секретных переговорах между Москвой и Исламабадом о возможности присоединения России к проекту Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК). Финансируемый Пекином ключевой инфраструктурный проект в Южной Азии на сумму $46 млрд после его реализации должен соединить пакистанский порт Гвадар с Синьцзян-Уйгурским автономным районом Китая.
В Индии изначально отнеслись к проекту настороженно, опасаясь, что коридор пройдет по части индийского Кашмира, которую в Дели считают оккупированной Пакистаном с 1947 года. Напомним, что разделение Британской Индии на Индию и Пакистан 70 лет назад сопровождалось наступлением пакистанских военизированных формирований, сумевших установить контроль над половиной Кашмира, который в итоге перешел под юрисдикцию Исламабада. Соответственно, любое прямое или косвенное участие России в КПЭК вызвало бы неминуемый скандал в отношениях Москвы и Дели, чреватый непредсказуемыми последствиями.
Пик утечек по поводу «российского участия» в КПЭК пришелся на конец ноября прошлого года. После визита в Исламабад директора ФСБ России Александра Бортникова пакистанские СМИ сообщили о якобы сделанном Москве предложении присоединиться к реализации КПЭК в обмен на доступ к порту Гвадар. В связи с этим МИД РФ выступил с опровержением, заявив, что Москва не обсуждает с Исламабадом возможность участия в КПЭК. «Появившиеся сообщения о „секретных переговорах“ между Россией и Пакистаном о реализации проектов в рамках создаваемого пакистано-китайского экономического коридора не соответствуют действительности», — говорилось в сообщении российского МИДа.
Между тем посетивший Москву в конце декабря министр планирования, развития и реформ Пакистана Ахсан Икбал сделал новые заявления, не снявшие подозрения индийской стороны. «Никакого официального запроса от России о присоединении к проекту пока не поступало. В то же время многие страны выражали свою заинтересованность, включая Иран, Саудовскую Аравию и республики Центральной Азии», — заявил Ахсан Икбал в интервью "Интерфаксу". Более того, министр дал понять, что проект «будет открыт для стран, которые хотели бы использовать его инфраструктуру». В Дели расценили это заявление как завуалированный намек на возможность участия России в КПЭК если не сегодня, то в обозримом будущем.
"Опасения Дели усиливаются теми негативными моментами, который продолжают накапливаться в российско-индийских отношениях. У двух сторон накопилось много вопросов друг к другу, которые не уйдут на второй план, несмотря на позитивные итоги форума «Энергичный Гуджарат»", — резюмирует Нандан Унникришнан.
 Ещё 4 источника 
Комментарии
Читайте также
Трамп отреагировал на крушение российского Ил-20
23
Украину объявили форпостом западной цивилизации
1
Трамп советовал Испании возвести стену в Сахаре
2
Times назвал «истинную угрозу» для Европы
1