Херсонская губерния 22 ноября 2016

В Горисполкоме решили не замечать нарушений завода-призрака

Очередное подтверждение нашей правоты я получил вчера, 21-го ноября, хотя запрос был подан 4-го, но то такое. Вот вы знаете что будет, если вы решитесь на свои последние деньги поставить лоток с апельсинами, скажем, где-то на Жилпоселке? — Вас съедят быстрее, чем купят те самые цитрусовые. Или вы захотите кафе открыть, даже маленькую кофейню с площадкой, то будьте уверенны — мимо вас не пройдут, даже если все оформлено законно. Но если вы решили играть по-серьезному, да и еще у вас в команде не последние чины горисполкома, то даже целый асфальтовый завод ни у кого не вызовет подозрений. Даже у тех, кто про него знает не первый год. В вашу сторону будут коситься разные депутаты, сотрудники органов и даже чиновники среднего звена, но ведь не даром говорят, что в нашей стране можно сесть за ворованный велосипед, а за вагоны, добытые тем же путем, никто никогда наказан не будет. В данной ситуации я никак не против фирмы «Эпоха». Я не против того, чтобы завод господина Ройтмана работал и дальше. Я против того, что на протяжении всех лет, пока он стоял на городской земле, в бюджет Херсона от его деятельности не попало ни копейки. А разве у нас в городе все хорошо? — Все крыши отремонтированы? — Все сети новые? — Везде свет горит и дороги гладкие? На данный момент этим заводом-призраком занимаются несколько государственных структур. Горисполком опять же замолк — видно, не их проблема. На первом фото второй ответ по эпохальному договору. Александр Власов, руководитель херсонского подразделения «Комитета Народного Контроля».
Комментарии
Читайте также
Хейли назвала уход Асада вопросом времени
1
В Израиле нашли объяснение обвинениям России
18
Генсека ООН поразила передача власти в Армении
1
Генпрокурор Украины анонсировал свою отставку
2
Последние новости
Жизнь в Time: «неприязнь к России чувствовалась всегда»
Появилось видео прохода военных кораблей Украины под Крымским мостом
Депутат Кнессета: обвинения России в адрес Израиля — способ показать, что в Сирии появились «новые правила»