Далее:

Бэрон Уака: Россия и Науру - близкие друзья

Расположенная на крошечном острове Республика Науру является одним из самых маленьких суверенных государств мира. Меньше ее по площади только Монако и Ватикан, а по численности населения — только Ватикан. Тем не менее люди живут на этом острове площадью около 21 квадратного километра около трех тысяч лет и создали уникальную культуру. В 1968 году Науру, называвшаяся в прошлом Приятным островом (Pleasant Island), обрела независимость (ранее остров поочередно был оккупирован Германией, Австралией, Японией и снова Австралией) и с тех пор проводит самостоятельную политику. Республика Науру входит в Содружество Наций и Форум Тихоокеанских островов, а 17 лет назад стала полноправным членом ООН. О сегодняшнем положении дел на Науру, политике страны и ситуации в созданном на острове Австралией лагере для нелегальных беженцев в интервью корр. ТАСС рассказал президент Бэрон Уака, который примет участие в открывающейся в Нью-Йорке 71-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.
— Какие главные задачи вы ставите для себя на сессии ГА ООН?
— Науру продолжает призывать мир, прежде всего ведущие экономические державы, к решению вопросов, связанных с изменением мирового климата, к числу которых относятся развитие возобновляемой энергетики и оказание помощи наиболее уязвимым к негативным последствиям этого глобального явления странам. Мы намерены добиваться облегчения доступа к созданным специально для этих целей международным фондам.
Науру — очень маленькое островное государство, и мы не способны самостоятельно решать данные проблемы. Повышение уровня мирового океана уже сейчас является серьезной проблемой для нас, поскольку почти 95% нашего населения живет в районах вдоль береговой линии острова, которые возвышаются над уровнем океана немногим более чем на метр. Следует учитывать, что наша страна расположена всего на одном острове, иными словами, у нас нет других островов, на которые можно было бы перебраться для обустройства убежищ. Центр нашего острова находится на некотором возвышении, но для того, чтобы сделать его пригодным для жизни людей, нужны существенные ассигнования, и мы хотим попросить международное сообщество оказать нам поддержку.
— В Нью-Йорке вы планируете провести встречу с главой МИД России Сергеем Лавровым. Что вы хотите с ним обсудить?
— Россия и Науру — близкие друзья. Я хочу обсудить вопросы, связанные с изменением климата, с энергетикой, а также ряд проблем, о которых я пока не вправе говорить. Уверен, что это будет встреча друзей, на которой мы подтвердим очень теплый и сердечный характер двусторонних отношений.
— В 2009 году ваша республика установила дипломатические отношения с Северной Осетией и Абхазией. Как они развиваются с тех пор?
— Мы горды тем, что являемся друзьями двух этих небольших республик. Мы продолжаем работу над окончательной выработкой меморандумов о взаимопонимании, которые продвинут наши отношения к новому этапу.
— Совсем недавно (в июле нынешнего года) к работе на Науру приступило новое правительство. Какие главные задачи оно для себя ставит?
— Прежде всего это укрепление портовой инфраструктуры и развитие системы образования. Численность населения Науру сейчас составляет менее 11 тысяч человек. Естественно, мы не способны организовать собственную систему высшего образования, вот почему отправляем нашу молодежь учиться в другие страны. Однако до сих пор этот процесс остается неупорядоченным. Мы хотим разработать с рядом стран программу, которая позволит сделать процесс обучения наших молодых людей организованным и планируемым. Важный проект, который мы сейчас разрабатываем совместно с Азиатским банком развития, касается строительства портового причала, который позволит принимать крупнотоннажные суда. До сих пор прибывающие к нам суда стоят на рейде, и их разгрузка занимает очень много времени и является исключительно дорогостоящим процессом. Мы надеемся, что другие страны окажут нам помощь. В настоящее время мы обсуждаем с соседями, в том числе с Кирибати и Маршалловыми островами, прокладку подводного коммуникационного кабеля для налаживания устойчивой связи с остальным миром.
— Каковы главные статьи доходов экономики вашей страны?
— В прошлом это были фосфориты, но их запасы быстро исчерпываются, мы продаем лицензии на ведение рыбного промысла в наших водах, а также получаем от Австралии средства на содержание созданного на нашей территории центра для беженцев.
— В последнее время в западной прессе появилось множество сообщений о серьезных проблемах в этом центре, о случаях бесчеловечного общения с его жителями. Соответствуют ли эти сообщения действительности? Сколько беженцев находятся сейчас в вашей стране?
— В настоящее у нас живут 285 иностранцев, которые запросили статус беженца, и их дела рассматриваются, и 879 человек, уже получивших такой статус. Они являются временными жителями Науру и ждут переселения в какую-то другую страну. Авторы многих репортажей, публикуемых западной прессой, не имеют никакого представления, что на самом деле происходит. Многие журналисты и юристы изображают происходящее абсолютно неправильно, они преследуют свои цели, которые которые я не хочу комментировать. Утверждения о бесчеловечном обращении с этими людьми необоснованны и сфабрикованы.
Мы — христианский народ, и сердечно относимся к людям, оказавшимся в тяжелой ситуации. Мы делаем все возможное, чтобы честно и наилучшим образом заботиться об этих людях. Мы открыли для них наш остров, разрешили им работать, заниматься собственным бизнесом. Они могут полноправно, без каких-либо ограничений, участвовать в жизни нашего общества. Но они, конечно же, ждут перемещения и знают, что не смогут переселиться в Австралию, куда хотели незаконно проникнуть. Мы — партнеры Австралии этом процессе, мы помогаем Канберре решить проблему нелегального миграции, положить конец бессмысленной гибели беженцев в океане. Нам очень больно слушать комментарии некоторых западных юристов о том, что беженцы находятся на Науру чуть ли не в заключении. Конечно, мы живем на маленьком острове, но наш народ живет здесь уже очень давно, мы создали и развили свою культуру, свой язык. Мы готовы поделиться всем, что у нас есть.
— Поступают ли жалобы от самих беженцев?
— Конечно, с беженцами бывает непросто, поскольку они приехали из различных стран. Большинство возникающих проблем связано с отношениями между самим беженцами, которые являются представителям различных культур и этнических групп — выходцами из Ирана, Ирака, Шри-Ланки, Мьянмы, Сомали, других стран Азии и Африки.
Признаюсь, нам порой нелегко заботиться о поддержании гармоничных отношений между ними. Иногда случаются волнения, когда они не получают того, чего требуют. Некоторые из них явно пытаются оказать давление на австралийское общество, где живут их соотечественники. Мы очень серьезно относимся к каким-либо угрозам, которые исходят от представителей одной из этих групп в адрес другой. Могу со всей ответственностью заявить, что наша полиция не оставляет без внимания ни одного случая их жалоб, все они тщательно проверяются и разбираются. Подавляющее большинство таких жалоб оказывается не существенным и носит тривиальный характер. Хочу также подчеркнуть, что беженцы практически не представляют никаких проблем для нашего народа, который их принял. Они не являются заключенными центра, они там лишь ночуют, а днем имеют полную свободу, в том числе свободно перемещаются по острову. Они посещают школу, нашу больницу, они работают — некоторые из них работают у меня в офисе, в парламенте, в министерствах, в полиции. Так что их можно встретить на нашем острове везде. Многие из них пытаются полностью погрузиться в нашу жизнь, и мы их в этом поддерживаем. Конечно, у нас нет кинотеатров и парков развлечений, но беженцам есть чем заняться. Многие из них начали рыбачить, что мы также поддерживаем. Мне бы хотелось, чтобы побольше этих людей занялось рыболовством вместо того, чтобы просто ждать. В общем, мы заботимся об этих людях, и утверждения прессы о жестоком обращении с беженцами на нашем острове безосновательны.
— Власти Папуа — Новой Гвинеи, где работает аналогичный австралийский центр для нелегальных мигрантов, недавно объявили о планах его закрыть, хотя не уточнили никаких возможных сроков. Существуют ли такие планы у вас?
— Мы свой центр закрывать пока не планируем. Однако повторю, что живущие у нас беженцы никогда не станут гражданами нашей страны. В какой-то момент они будут переселены в третью страну, которая согласится их принять. Над этим работает Австралия. Некоторые из них вернутся домой, а те, кто не сможет этого сделать, уедут куда-то еще. На Науру они живут на временной основе. Науру и Австралия являются партнерами в решении данной проблемы, и мы наши партнерские обязательства выполняем очень хорошо. Сейчас я не предвижу закрытия центра.
Беседовал Павел Ваничкин, Сидней
Оставить комментарий