1 мая 2016, Lenta.ru

«Их кастрировали и обливали кислотой»

Десятки тысяч спасенных от геноцида в Руанде и Бурунди и рабского труда в Пакистане. Один хирург на миллион жителей Южного Судана. Священник и его госпиталь посреди гражданской войны в Центральной Африке. Корреспондент «Ленты.ру» побывал на вручении Aurora Prize for Awakening Humanity — международной премии за достижения в гуманитарной сфере — и пообщался с теми, кто каждый день помогает людям не потерять надежду.
Вначале была казнь. 1993 год, Бурунди, более 70 соседей из племени хуту убили прямо на глазах пытавшейся спрятать их Маргерит Баранкитс, принадлежащей к племени тутси. До полномасштабного геноцида тутси — миллион погибших в соседней Руанде — оставалось менее года.
Потом был «Дом мира», открытый Маргерит для сирот — 30 тысяч детей воюющих племен за двадцать с небольшим лет. Затем — больница REMA, через которую прошли 80 тысяч пострадавших от войны. В прошлом году Мэги, как называют ее подопечные, была вынуждена бежать из Бурунди в Руанду: очередной раунд гражданской войны и разногласия с президентом страны, решившим вопреки конституции идти на третий срок.
«Кажется, я получила обратный билет в Бурунди», — радуется доктор Баранкитс, первый лауреат Aurora Prize. Артист и общественный деятель Джордж Клуни, сопредседатель отборочной комиссии Aurora Prize улыбается. Зал встает. Аплодисменты.
Место действия — Ереван. На календаре — памятный день: в Армении вспоминают жертв геноцида 1915 года. Aurora Prize — в честь Авроры Мардиганян, пережившей геноцид и написавшей об этом книгу. Впрочем, никакой спекуляции по теме «не надо быть жертвой все время», — говорит соучредитель Aurora Prize бизнесмен и филантроп Рубен Варданян. «Это портит людей. Ста лет достаточно для того, чтобы начать жить не только прошлым, но и будущим. Мы помним о геноциде и мы благодарны тем, кто сегодня спасает людей», — считает он.
Лауреат получает сто тысяч долларов — еще миллион идет гуманитарным организациям, которые указывает победитель. От одной до трех, включая даже свою — если она работает более пяти лет.
«Как распоряжусь премией? — Маргерит удивлена вопросом. — Я беженка, живу в Руанде. 300 тысяч беженцев из Бурунди живут в Руанде и еще трех соседних странах. Сейчас я занимаюсь 50 тысячами человек, в том числе 5 тысячами детей. Некоторые беженцы подвергались пыткам — их кастрировали, обливали кислотой. Их надо лечить. Есть триста девчонок-студенток, надо вернуть их в университеты».
Помимо Джорджа Клуни, церемонию посетила нобелевский лауреат Ширин Эбади, первая в Иране женщина-судья. В списке лауреатов преобладают не самые известные в России имена. Это и понятно. Геноцид тутси и женское обрезание не самые актуальные темы в российской повестке.
«Ущербные, калечащие людей культурные практики должны быть побеждены», — уверена Джозефина Кулеа, глава организации «Девушки Самбуру» в Конго. Движение борется против женского обрезания и ранних браков, за то, чтобы все подростки ходили в школу. Наибольшее недовольство у доктора Кулеа вызывает обычай, согласно которому потенциальный жених может надеть ритуальное ожерелье на совсем маленькую девочку — с тем, чтобы через несколько лет по традиции подарить ее семье корову (в Конго коровы очень дороги) и получить все брачные права.
«Приехал некий доктор наук, которому 54 года, в одну из наших деревень — заранее присмотрел себе девчонку, чтобы жениться, — вспоминает доктор Кулеа. — Ей теперь 14, а дочери жениха — 21. Мы привлекли всех, в том числе полицию, которая несколько раз не принимала наше заявление. На нас все смотрели как на рехнувшихся. Прежде всего родители девочки — им-то брак выгоден: доктор наук, богатый человек, давал за их дочь больше, чем корову».
Пройдя несколько инстанций, Жозефина и ее юристы добились, чтобы жених был оштрафован и получил срок. Буква закона Конго не сильно отличается от западных стандартов. Однако с доктором Кулеа, по ее признанию, не согласны 90 процентов сельских жителей. Ее оппоненты уверяют, что без ожерелий и связанных с ним обязательств девушки не смогут сохранить себя до брака, и, соответственно, их семьи не получат ни коров, ни прочие блага. Но Жозефина настроена решительно: «В битве культуры и закона мы на стороне закона, как бы нам ни угрожала община».
Закон против трудового рабства в Пакистане принят в 1998 году, но толком не работает до сих пор. «За одну смену в двенадцать часов двое взрослых и два ребенка делают тысячу кирпичей», — голосом школьной учительницы излагает Седа Гулам Фатима, активист из Пакистана. Речь о кабальном труде на кирпичных заводах и стройках страны — где за треть минимальной зарплаты работают около 4 миллионов пакистанцев. В кабалу приводят долговые расписки, чаще всего — заем денег на весьма затратное мероприятие: свадьбу. «Разумеется, владельцы кирпичных заводов и стройплощадок устраивают так, чтобы люди не могли покрыть долги годами и даже десятилетиями», — поясняет Седа.
Ее «Фронт освобождения от кабального труда» часто выкрадывает рабочего с семьей и перевозит в другой район страны. Как правило, такие операции проводятся с помощью финансово мотивированных полицейских. «А если есть деньги на крупную взятку, то можно привести полицию к держателю расписок и вызволить людей, что называется, оптом», — сообщает Фатима. Скрываться ей незачем: практика и тактика подобных спасательных операций в Пакистане известны не хуже, чем само рабство. В результате — несколько покушений на Седу и ее семью, 2,3 миллиона долларов пожертвований на Фронт со всего мира и 80 тысяч бывших рабов с пакистанских строек, получивших шанс на новую жизнь.
«Слушайте, тут два грузовика с ранеными. Кажется, около базы взорвался танк. Скоро увидимся!» — обещает по скайпу Том Катена, американский хирург из Южного Судана. На церемонию Катена не явился. В госпитале на 435 коек в районе Нубийских гор Том с его специальностью — один на миллион, и это совсем не метафора.
Зато приехал Бернар Кинви, настоятель храма в Боссемптеле, что в Центрально-Африканской республике. В ЦАР — гражданская война, и отец Бернар несколько лет пытается удержать на расстоянии две группировки: мусульманскую «Селека» и христианскую «Антибалака». Получается, по собственному признанию священника, не всегда. Но пострадавших на территории храма и госпиталя он принимает вне зависимости от принадлежности и вероисповедания. «Одно условие, — говорит отец Бернар. — Все пушки оставляем за воротами». Как и все финалисты, Кинви, наряду с Катеной и Фатимой, получил 25 тысяч долларов — которые, скорее всего, потратит на кабинеты офтальмолога и дантиста.
«Я не хочу больше заниматься сиротами», — почти кричит Маргерет Баранкитс в лицо бывшему послу США при ООН Нэнси Содерберг. Идет круглый «Диалоги Авроры» — дискуссия о гуманитарных проблемах, в первую очередь о беженцах. «Вы работали в ООН и в американском Совете национальной безопасности — и вы должны прекратить эстафету равнодушия. Десять процентов жителей бежало из Бурунди. Я тоже. Международное сообщество должно заниматься теми, кто страдает от бездействия международных организаций», — говорит она.
«Я работала с ООН, — чуть позже объясняет Маргерит. — Сотрудникам ООН не хватает готовности слушать простых людей. У них там цели, механизмы, результаты, стратегии. А где люди?»
Примечательно, что именно об этом говорили и представители ООН — обращаясь уже к правительствам. «Беженцы — в первую очередь люди, а не проблема, — подчеркивает Хина Джилани, спецпредставитель ООН по взаимодействию с правозащитниками. — Не используйте беженцев для выгоды вашего государства. И, пожалуйста, прекратите говорить о борьбе с бедностью вообще. Говорите о том, как помочь конкретным бедным, каждому из них».
«Всех в школы, и Африка станет раем», — уверена Маргерит Баранкитс. Сегодня грамотность в Африке — от 10 до 20 процентов. Цена школьного вопроса для подопечных Жозефины Кулеа из «Девушек Самбуру» — 1500 долларов в год на каждую, а сейчас у нее 158 школьниц. С помощью Жозефины школу уже окончили более двухсот девушек. «Вкладывать в нас надежнее, чем давать денег какой-либо семье на очередную корову — уверен доктор Кулеа. — Образование, в отличие от коровы, будет кормить вас до конца».
В мире Бурунди Руанда
Оставить комментарий

Главное по темам

Порошенко избавил страну от инвалидов

15:35

Рада отказалась признавать ДНР и ЛНР террористами

15:37

ДНР оказалась в «связной блокаде»

15:03

У Рады сожгли флаг России

13:41

Украинскую армию насытят беспилотниками и ракетами

14:37

Видеоновости

Статьи

За что боролись: СПИД из Донбасса атаковал Украину

Международная группа ученых выяснила, что военные действия на востоке Украине привели к перемещению ВИЧ из Донецкой и Луганской областей в центральные и южные районы страны.

Российская армия нарастила мощь? Пентагону придется смириться

Конечно, для Вашингтона приятнее было бы, если бы российская армия осталась в состоянии четвертьвековой давности. Когда военная техника ржавела, а новые разработки практически не велись.

«Нельзя насиловать женщину, даже если она проститутка!»

В России появилась традиция. Каждый год после новогодних каникул, когда сознание россиян после десятидневного анабиоза еще особенно мягко и податливо, о себе напоминает Диана Шурыгина.

«Подвешивали за волосы, вырезали на спине звезду»

75 лет назад на Донбассе фашисты казнили партизан «Молодой гвардии», перед этим подвергнув их жестоким пыткам.

Россия страхует «Турецкий поток-2» от «болгарского прецедента»

Заявление министра иностранных дел Сергея Лаврова о твердых гарантиях со стороны Еврокомиссии является попыткой России застраховаться от повторения «болгарского прецедента», который произошел при реализации «Южного потока», считают эксперты.

Фоторепортажи