Lenta.ru 1 ноября 2015

Сто дней, которые потрясли мир

Почему весной 1994 года власти Руанды организовали массовые убийства представителей народности тутси, какую роль в этом сыграли средства массовой информации и почему после этих событий Руанда из франкоязычной страны стала англоязычной? Об этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, заместитель директора Института Африки РАН Дмитрий Бондаренко.
«Лента.ру»: Что послужило причиной геноцида в Руанде, когда в этом небольшом, до этого события мало кому известном африканском государстве за три месяца было убито около миллиона человек?
Дмитрий Бондаренко: Действительно, это были сто дней, которые воистину потрясли мир. К весне 1994 года большинство населения Руанды (85 процентов) относилось к народности хуту, а меньшинство (14 процентов) — к народности тутси. Еще около одного процента населения составляли пигмеи тва.
Исторически так сложилось, что в доколониальный период вся политическая, экономическая и культурная элита Руанды состояла из представителей тутси. Государство в Руанде возникло в XVI веке, когда с севера пришли скотоводы-тутси и подчинили племена земледельцев-хуту. Когда в 1880-е годы пришли немцы, которых после Первой мировой войны сменили бельгийцы, тутси перешли на язык хуту и сильно перемешались с ними. К тому времени понятием хуту или тутси обозначалось не столько этническое происхождение человека, сколько его социальный статус.
То есть хуту находились в подчиненном положении по отношению к тутси?
Не совсем так. В целом это утверждение верно, но к тому времени когда в Руанду пришли европейцы, уже появились разбогатевшие хуту. Они обзавелись своим скотом и повысили свой статус до уровня тутси.
Бельгийские колонизаторы сделали ставку на правившее тогда меньшинство — тутси. Они ввели систему, очень напоминающую советскую прописку — каждую семью прикрепляли к своему холму (Руанду часто неофициально называют «страной тысячи холмов»), и она должна была обозначить свою национальность: тутси или хуту. Естественный процесс слияния двух народов был искусственно прерван.
Во многом эта бельгийская политика по принципу «разделяй и властвуй» предопределила резню 1994 года. Бельгийцы, уходя в 1962 году из Руанды, передали власть, до этого принадлежавшую меньшинству тутси, большинству хуту. С этого времени в стране стало открыто нарастать напряжение между ними. Начались столкновения, апофеозом которых стал геноцид тутси в 1994 году.
То есть события 1994 года произошли не спонтанно?
Конечно. Межэтнические конфликты в Руанде разгорались и раньше: в 1970-е и 1980-е годы, просто они не достигали таких масштабов. После этих погромов некоторая часть тутси укрылась в соседней Уганде, где при поддержке местных властей был сформирован «Патриотический фронт», стремившийся вооруженным путем свергнуть правящий режим хуту. В 1990 году почти удалось это сделать, но на помощь хуту пришли французские и конголезские войска. Непосредственным поводом к резне стало убийство президента страны Жювеналя Хабиариманы, самолет которого сбили при подлете к столице.
Известно, кто это сделал?
До сих пор неясно. Естественно, хуту и тутси сразу обменялись взаимными обвинениями в причастности к этому преступлению. Хабиаримана вместе с президентом Бурунди Сиприеном Нтарьямирой возвращался из Танзании, где проходил саммит глав государств региона, главной темой которого было урегулирование ситуации в Руанде. По одной из версий, на нем было достигнуто соглашение о частичном допуске представителей тутси к управлению страной, что категорически не устраивало властную верхушку хуту, которая и организовала заговор. Такая трактовка имеет право на существование наряду с прочими, поскольку массовые убийства тутси начались буквально через несколько часов после крушения президентского самолета.
Правда ли, что большинство жертв геноцида были даже не расстреляны, а просто забиты мотыгами?
Там творились немыслимые вещи. В Кигали, столице Руанды, есть Центр изучения геноцида, по сути своей являющийся музеем. Я посещал его и был поражен тому, какую изощренность может проявлять ум человека в изобретении способов уничтожения себе подобных.
Вообще, когда попадаешь в такие места, начинаешь поневоле задумываться о нашей природе. В этом заведении есть отдельный зал, посвященный людям, сопротивлявшимся геноциду. Резня была организована государством, в местные администрации поступали прямые указания уничтожать тутси, а списки неблагонадежных лиц зачитывались по радио.
Вы говорите про печально известное «Свободное радио тысячи холмов»?
Не только. Геноцид провоцировали и другие СМИ. Почему-то у нас в России многие считают, что «Радио тысячи холмов» было государственной структурой. На самом деле это была частная компания, но тесно связанная с государством и получавшая от него финансирование. На этой радиостанции говорили о необходимости «истреблять тараканов» и «валить высокие деревья», что многими в стране было воспринято как сигналы к уничтожению тутси. Хотя, помимо опосредованных призывов к резне, в эфире часто звучали и прямые подстрекательства к погромам.
Но потом многие сотрудники «Свободного радио тысячи холмов» были осуждены за подстрекательство к геноциду?
Многие, но не все. Перед Международным трибуналом по Руанде предстали главные «звезды» радиостанции Анани Нкурунзиза и Хабимана Кантано, призывавшие в прямом эфире убивать тутси. Затем за аналогичные преступления были осуждены и другие журналисты — Бернар Мукинго (на пожизненный срок) и Валери Бемерики.
А как население Руанды в 1994 году отреагировало на эти призывы?
Известно как — в стране началась настоящая резня, но, к чести руандийцев, не все поддались массовому психозу и государственной пропаганде. В одной из провинций местного чиновника, отказавшегося выполнять приказы убивать тутси, закопали заживо вместе с одиннадцатью членами его семьи. Известна история женщины, прятавшей в своей хижине под кроватью семнадцать человек. Она умело воспользовалась своей репутацией колдуньи, поэтому погромщики и солдаты побоялись обыскать ее жилище.
Символом сопротивления безумию, охватившему тогда Руанду, стал управляющий столичного отеля «Тысяча холмов» Поль Русесабаджина. Сам он хуту, а его жена — тутси. Русесабаджину часто называют «руандийским Шиндлером», потому что он укрыл в своей гостинице и спас от верной гибели 1268 человек. На основе его воспоминаний в Голливуде десять лет назад был снят знаменитый фильм «Отель „Руанда“». Кстати, потом Русесабаджина стал диссидентом и эмигрировал в Бельгию. Сейчас он находится в жесткой оппозиции к существующему в Руанде политическому режиму.
Действительно ли в ходе геноцида 1994 года пострадали не только тутси, но и хуту?
Это так — примерно 10 процентов жертв массовых убийств составляли именно хуту. Кстати, Поль Русесабаджина, будучи этническим хуту, именно в этом и обвинял правительство, пришедшее к власти после тех страшных событий.
Как сейчас живет Руанда и преодолела ли она последствия геноцида 1994 года?
После 1994 года ситуация в стране радикально изменилась, произошла полная смена элит, и теперь она активно развивается. Сейчас в Руанду идут большие западные инвестиции и гуманитарная помощь, прежде всего из США и Евросоюза. Я сам видел, что на местных рынках крестьяне продают картошку в мешках с лейблом USAID (Агентства США по международному развитию — прим. «Ленты.ру»), то есть в мешках из-под гуманитарной помощи, — настолько велики ее размеры. Экономика Руанды растет, но в стране установился очень жесткий политический режим. Хотя в реальности у власти с 1994 года находятся тутси, официальная идеология в стране такова: нет ни хуту, ни тутси, есть только руандийцы. После геноцида активизировался процесс строительства единой нации.
Сейчас Руанда старается позиционировать себя как современное государство. Например, она проводит политику повсеместной компьютеризации — оптоволоконные кабели тянут даже в самые отдаленные деревни, хотя сельская глубинка во многом продолжает оставаться патриархальной.
Нынешняя Руанда ориентируется на Запад, в первую очередь США. В то же время в этой стране, как и повсеместно в Африке, проявляет активность Китай. Необходимо отметить и то, что несколько лет назад Руанда восстановила свое посольство в Москве, закрытое в середине 1990-х годов. Государственный язык она сменила с французского на английский. Во время геноцида большинство беженцев укрывалось в соседних англоязычных странах, где выросло новое поколение, почти не говорящее по-французски.
С Францией, которая в событиях 1994 года сыграла очень неблаговидную роль, складываются очень непростые отношения. Она поддерживала режим хуту, который организовывал геноцид, и на французских самолетах бежали из страны многие его вдохновители и идеологи. В современной Руанде до сих пор принято отрицательно относиться ко всему французскому.
Почему мировое сообщество так поздно спохватилось и фактически проморгало геноцид?
Скорее всего, оно недооценило масштаб события. К сожалению, для Африки массовые убийства не редкость, да и Руанда тогда была на периферии внимания международной общественности, озабоченной войной в Боснии. В ООН спохватились, когда счет убитым пошел на сотни тысяч. Поначалу, в апреле 1994 года, когда геноцид уже начался, Совет Безопасности ООН решил сократить численность миротворческого контингента в Руанде почти в двадцать раз — до 270 человек. Причем это решение было принято единогласно, за него проголосовала и Россия.
Комментарии
5
Читайте также
Трамп не пришел проститься с Барбарой Буш
Роухани пообещал Асаду помощь
Возле Луганска сбит украинский беспилотник
5
Савченко хочет устроить приемную в СИЗО