Ещё

Канада: «Обман СМИ длинною в 20 лет» 

«…вот один из самых болезненных моментов которые Франсуа Бугинго когда-либо переживал за всю свою карьеру журналиста и свидетеля всех войн, которые опустошали мир в последние 20 лет. В Мисрате, в Ливии, „один из самых ревностных служителей диктатора Каддафи вот-вот станет жертвой самосуда ликующей народной милиции. Человек в наручниках и с неприятным запахом… никаких сомнений, что он от страха „сходил под себя“. Его лицо распухло от побоев, которыми его осыпают противники Каддафи, одержавшие победу. В то время как возбужденные комбатанты ведут несчастного к месту казни, тот поворачивается к Франсуа Бугинго, свидетелю этой ужасной сцены, и кричит ему: „Я ненавижу плохого человека, которого сделал из меня Каддафи!“.

Это история была рассказана самим Франсуа Бугинго в его блоге, размещенном на веб-сайте Journal de Montreal 11 февраля 2014 года— Cцены страшного насилия, безусловно, болезненно переживаются любыми журналистами, которые имеют несчастье их видеть, и не могут этому насилию противостоять…

Проблема лишь в том, что Франсуа Бугинго никогда не был в Мисрате. Он никогда не видел палача, служившего режиму Каддафи… палача, которому предстоит пасть от рук бойцов повстанческих формирований в Ливии.

Он также не чокался и не выпивал с сербскими снайперами в Сараево в 1993 году.

Он никогда не договаривался с террористами Аль-Каиды в Мавритании в сентябре 2011 года о том, чтобы те отпустили журналиста-заложника.

Это не был представителем Европейской Комиссии в египетском министерстве внутренних дел в Каире в феврале 2011 года.

Он не был в Могадишо, в Сомали, 4 августа 2011 года.

Франсуа Бугинго, тем не менее, претендовал на это все последние двадцать лет, публикуя свои репортажи в различных средствах массовой информации — в том числе La Presse, Radio Canada, TVA, Tele-Quebec, Le Devoir, 98,5fm и Journal de Montreal. Наше расследование показывает, однако, что его публицистические подвиги весьма романтизированы, если не сказать, выдуманы.

В случае Мисраты, сам Франсуа Бугинго отрицал, что он там присутствовал, в течение длительного интервью с La Presse, 15 мая: „Нет, я не был в Мисрате, “ сказал журналист. Когда мы напомнили о „болезненной“ сцене казни мучителя режима, репортер продолжал отрицать, „Нет, нет, нет. Я должен прочитать этот текст сам…“

Басни из Сараево

В то время, как репортер присутствовал в качестве приглашенного гостя в шоу на канале TVA, 14 октября 2014 года, модератор попросил его вспомнить об осаде Сараево и о „решающем моменте… о встрече, которая бы изменила его жизнь“, Франсуа ответил следующее. Он сказал: „Я всегда буду помнить, как в Сараево, человек, который провел первую половину дня, стреляя, стреляя, и стреляя… вечером достал бутылку сливовицы (традиционный югославский алкогольный напиток — прим. ИА REGNUM), и начал выпивать и играть на гитаре. И я вдруг понял, что это был исключительный артист!“

Отвечая на вопрос, Франсуа Бугинго сказал, что отправился в Сараево в 1995 году с французскими журналистами Тьерри Крювельер (Cruvellier) и Патриком Мюллер (Muller), для того, чтобы помочь в сборе данных для публикации International Justice Tribune (международное издание независимых журналистов, призванное освещать вопросы военных преступлений в мире — прим. ИА REGNUM).

Увы, как сообщили La Presse сами Мюллер и Крювельер, они никогда не ездили в Сараево с Франсуа Бугинго. На самом деле, господин Крювельер первый раз побывал в Боснии в 2005 году, а Мюллер побывал в Сараево в рамках медиа-проекта в 1995 году, но, по его собственным словам, не с Франсуа Bугинго.

Несуществующие отчеты

41-летний Франсуа Бугинго утверждает, что посетил 152 стран и осветил большинство крупных конфликтов, которые произошли на планете в течение последних двух десятилетий. Например, в Ираке, Афганистане, Либерии, Руанде, Алжире, Сьерра-Леоне, Колумбия, Ливан, Босния, Шри-Ланка. Но очень часто публикации из этих стран попросту отсутствуют.

Например, в случае войны в Ираке в 2003 году в одном из интервью Франсуа Бугинго поклялся, что был там на самом деле. И, якобы, предлагал журналу L'actualité свой репортаж, но издание не было заинтересован в покупке его истории. В L'Actualite так и не смогли подтвердить этот факт, так как нигде не сохранилось данных о подобном предложении журналиста-фрилансера.

В июле-августе 2008 года в журнале „Состояться здесь“ (издание, посвященное вопросам интеграции в общество Канады эмигрантов — прим. ИА REGNUM) Франсуа Бугинго говорит, что до приезда в Квебек в 1997 году, он был фрилансером агентства „Франс-пресс“ „Agence France-Presse (AFP) и Всеафриканского агентства прессы (PANAPRESS). Сегодня он отрицает, что делал материалы для этих агентств.

Франсуа Бугинго часто говорит, что „стал человеком“, когда посетил Руанду 20 лет назад, чтобы писать о геноциде, проведенном в стране весной 1994. Его материалы и публикации на этот счет не были найдены. Он говорит, что писал статьи — не подписывая своим именем — для еженедельника в Бурунди, который уже не существует, и поставлял информацию для французского журналиста Жана Элен (Hélène) для радио France Internationale. Жан Элен умер в 2003 году и не может подтвердить или опровергнуть слова Бугинго…

Франсуа Бугинго утверждает, что Жан Элен включал его „резюме“ в свои доклады о геноциде в Руанде. „Я давал много информации Элен, по электронному адресу… и все это использовалось“ — говорит он.

“Элен никогда не просил, чтобы мы заплатили одному из его информаторов“, — удивляется в свою очередь Кристоф Буасбувьер (Boisbouvier), репортер с многолетним стажем в африканском бюро RFI» Имя Бугинго ничего не сказало ветерану, который работал в RFI в 1994 году. По его словам, Бугинго не появляется в письменных и звуковых архивах радиостанции. Из-за этого даже провели исследование двух томов стенограммы архивов RFI, посвященных геноциду в Руанде. Там не записано имя Бугинго.

Франсуа Бугинго часто утверждает, что в качестве вице-президента международной организации «Репортеры без границ, проводил тайные миссии или даже „чувствительные операции — переговоры об освобождении заложников-журналистов во всем мире“. Это — категорически отрицают все четыре руководители „Репортеров без границ“ с которыми La Presse связалась во Франции.

»У Бугинго никогда не было мандата на ведение переговоров с террористами, которые брали в заложников наших коллег» — говорит Эрве Дегин (Deguine) бывший функционер «Репортеров без границ». И добавляет — «Все это хороший материал для романа из тех, что продаются в киосках на автостанциях».

«Высокая трибуна»

Франсуа Бугинго очень широко представлен в СМИ провинции Квебек. Он работал на радио, вел ежедневную колонку в разделе международных новостей, и еще и блог в одном из популярнейших изданий крупнейшего города провинции, Монреаля, Journal de Montreal.

В прошлом он работал для многих других средств массовой информации. Он был ведущим вечеров на канале Теле-Квебек. В 2010 году он сделал документальную передачу о Руанде, которую передавали по Radio Canada. Он также провел несколько конференций, в том числе в Музее цивилизации в Квебеке.

Франсуа Бугинго является членом Профессиональной Федерации Журналистов Квебека, которые руководствуются кодексом. Одно из положений кодекса гласит, что «журналисты обязаны обеспечить достоверность сообщаемых ими фактов после скрупулезной работы по сбору и проверки информации ».

В своем блоге 19 января Франсуа Bугинго осуждает «серьезное преступление, состоящее во лжи и искажении фактов», которое совершил американский канал Fox News. Бугинго добавил, что «профессиональная и этическая обязанность» СМИ — осуждать своих коллег, которые обманывают публику. «Речь идет о доверии к нам, к нашей корпорации…», — написал он. И заключил: «В войнах и других трагедиях мира, правда — это первая жертва. Было бы трагично, если бы те, кто называют себя защитниками истины (и Бог знает, сколько наших коллег погибли в поисках истины) способствовали ее похоронам».

Несуществующий заложник

27 сентября 2010 года Франсуа Бугинго побывал в Мавритании, чтобы договориться с группой террористов из Аль-Каиды о том, чтобы те выпустили журналиста-заложника на свободу. Встреча оказалась напряженной. В какой-то момент, военные самолеты начали летать над местом встречи. «Мы убьем всех», — угрожал один из террористов.

В этот день, Франсуа Бугинго, по его словам, впервые испугался за свою жизнь. «У меня есть 6-летний ребенок, и я подумал, что наступило самое время для меня остановиться», — поделился он с La Presse, 10 марта 2011 года. Именно этим он объяснил свое решение покинуть пост вице-президента организации «Репортеры без границ» и председателя канадского филиала этой организации

По результатам же проверки оказалось, что «Репортеры без границ» никогда не давали Франсуа Бугинго мандат на переговоры об освобождении заложника в Мавритании. Более того. «Репортеры без границ» никогда не ведут переговоры с похитителями, особенно с террористами; и, во всяком случае, не было зафиксировано фактов похищения журналистов, в Мавритании в сентябре 2010 года»…

По итогам скандала Бугинго, уволенный практически со всех своих постов в различных СМИ Канады, объявил о том, что «берет паузу в профессиональной деятельности для того, чтобы достойно ответить на все упреки в не профессионализме, высказанные в мой адрес». Пресса пишет о том, что таким образом журналист пытается замять скандал и на время исчезнуть из публичной жизни.

Дискриминация в тюрьмах

Издание Le Devoir посвящает большую статью условиям содержания в тюрьмах страны, и приходит к нелицеприятным для властей выводам. Так, установлено, что коренные жители Канады проводят в изоляторах намного дольше времени, чем подданные Канады с белой кожей. Причем «число заключенных с черной кожей резко возросло за последние десять лет».

Средняя продолжительность пребывания в изоляторах для заключенного в Канаде, однако, снизилась с 40 дней в 2005—2006 годах до 27 дней в 2014—2015 годах. Издание напоминает, что заключенные, которые находятся в камерах изолятора, обязаны принимать пищу в одиночестве, они могут выходить на прогулку в течение одного часа в день и имеют право на душ раз в два дня. Кроме того, заключенные Канады в изоляторах имеют ограниченный доступ к телефонам. Изоляция, которая налагается на заключенных в качестве наказания за несоблюдение режима, может привести к серьезным последствиям для заключенных. Так, например, люди, попадавшие в изоляторы, обладают крайне низким потенциалом для реинтеграции в общество, и их дела часто «заворачивают» во время обсуждения досрочного освобождения. Чтобы завершить эту практику, правозащитники Канады обращаются к федеральному правительству, чтобы то запретило наказание изолятором хотя бы для правонарушителей с психическими заболеваниями и для молодых людей в возрасте до 21 года. Бывший террорист — в школе

«Он знает, что он хочет сделать… Он хочет продолжить учебу, и стать как все молодые люди, которые имеют степень, наслаждаются жизнью… Это очень позитивный молодой человек». Такие слова адвоката Омара Хадра, проведшего много лет в печально известной тюрьме Гуантанамо, приводит Radio Canada. В общей сложности 13 лет в тюрьме — в том числе 10 в Гуантанамо — провел Омар Хадр, после своего ареста в Афганистане. Молодой человек попал туда в возрасте пятнадцати лет. Отец-религиозный фанатик, заставил Омара пройти курс подготовки на базе террористов. Во время штурма базы американскими войсками Омар бросил в нападавших гранату, из-за взрыва которой погиб один военнослужащий США. После этого юноша был обвинен в терроризме, и провел значительную часть своей жизни за решеткой, несмотря на протесты общественности, призывавшей рассматривать его дело, как дело «солдата-ребенка». Недавно Хадр, переведенный из Гуантанамо в канадскую тюрьму, был освобожден. И теперь он… собирается вернуться в школу. Ведь из-за своих злоключений в детстве Хадр так и не получил школьного образования.

«Когда я встретился с ним в первый раз Омара Хадра, это было очень грустно. Мальчику было страшно» — вспоминает адвокат Хадра, Деннис Эдней (Edney). И добавляет — «Но кто бы не боялся в такой ситуации? … Он был единственным ребенком в Гуантанамо… Он не имел никаких контактов с внешним миром. Страх, однако, по-прежнему трудно преодолеть. „Это человек, который не видел окружающий мир с 15 лет. Но я хочу, чтобы он сосредоточился на положительном“ — Вдова солдата американского спецназа солдата, который был убит гранатой, брошенной Омара Хадром и солдат, частично потерявший зрение из-за этого, подали гражданский иск против Омара. Они требуют 450 миллионов долларов. В свою очередь, Хадр подал иск против правительства Канады. Он хочет 20 миллионов долларов, передает Radio Canada

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео