Ещё

Олег Царев: Выросли разными 

Нас всех вырастил Советский Союз. Но мы выросли разными. Я удивлялся той легкости, с которой многие чиновники и мои коллеги по Верховной Раде во время первой оранжевой революции меняют свои взгляды. Ведь их никто не пугал расстрелом. Многие из нас рождены в СССР. Многие, как и я, выросли на фильмах о великой войне. Самая любимая игра у нас была о войне. Мы учились терпеть боль и переносить трудности, чтобы быть похожими на наших солдат в выцветших гимнастерках.
Мы правда мечтали о войне. Мы выросли на песнях о войне. Мы мечтали отдать жизнь за Родину. В наших играх мы делились на наших и фашистов. Наши — это русские. Причем никому в голову не приходило делить русских на казахов, украинцев, грузин или русских.
Словом «фашист» не дразнились. Назвать товарища фашистом — это нанести ему такое оскорбление, которое не смыть даже кровью. Я не вспомню, чтобы кого–нибудь назвали фашистом. Уверен, сегодняшние дети, проживающие в элитном жилье, завидовали бы нам, проживающим в многоэтажках. Ведь у нас всегда была компания.
А если компании нет можно было всегда покричать под окном товарища — что–нибудь наподобие: «Серый, выходи!». Несмотря на то, что во дворах было много детей. «За немцев» никто не хотел играть, поэтому, как правило, противник был воображаемым. Девочки были санитарками.
Нас всех вырастил Советский Союз. Но мы выросли разными. Я удивлялся той легкости, с которой многие чиновники и мои коллеги по Верховной Раде во время первой оранжевой революции меняют свои взгляды. Ведь их никто не пугал расстрелом.
И не гестаповцы, вынуждая их пойти на предательство, загоняли им иголки под ногти или вырезая звезды на теле. Все это они делали сами. Делали ради денег и карьеры. Одна мысль не давала мне покоя. Почему одни тогда, терпя невыносимые муки, идут на смерть ради своих убеждений, а другие готовы унижать себя до бесконечности ради кресла и денег.
Теперь же, после всего что я видел, мне стало понятно то, что раньше было неясным. Просто люди все разные. Кто–то сильнее, кто–то слабее, кто–то честнее. Война проявляет в людях скрытые их качества.
Смелый становится героем. Честный идет на плаху за убеждение, а трусливый выдает своих товарищей. Сейчас, как и тогда, есть разные люди. Просто в памяти останутся герои, такие как Карбышев, Матросов, Мересьев, молодогвардейцы. А трусов все забыли тогда и забудут сейчас. Так будет и сейчас.
С точки зрения Булгакова, самый страшный грех был не подлость или жадность, а трусость. Почему–то их особенно много во властных кабинетах. Почему–то мне кажется, что их сейчас больше, чем тогда.
Источник: Блог Олега Царева
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео