Ещё

Константин Качалин. Как на базе Райт-Петерсон делили «титовскую Югославию» 

У президента С ША Билла Килотонна тогда была одна цель — «заморозить» войну в Боснии и Герцеговине. Но «косовский сценарий» уже набирал свои обороты и для его реализации нужно было закрыть так называемый «боснийский вопрос». По крайней мере, на бумаге. После 20 дней американского прессинга Боснию и Герцеговину разделили на три части, где отдельно друг от друга теперь должны были жить мусульмане, хорваты и сербы. Сараево номинально становился столицей страны. Реально Босния получила три главных города — Сараево— для мусульман, Мостар — для Федерации хорватов и мусульман и Баня Луку — для сербов. 21 ноября 1995 года Слободан Милошевич, Алия Изетбегович и Франьо Туджман подписали рамочное соглашение о мире.
Слободан Милошевич в телеобращении из Дейтона заявил о том, что «война закончена, что определены границы между хорватско-мусульманской Федерацией и Республикой Сербской, теперь военным путем бессмысленно выяснять территориальные вопросы». В свою очередь Клинтон « сломал» Слободана Милошевича, а через несколько лет американцы отправят его в Гаагу, где экс-президент СРЮ умрет от «сердечной недостаточности». Так рождалась «дейтонская схема».
Клинтон в США комментировал: «Без нашего присутствия вся схема рухнет. Мы должны взять на себя тяжелую ношу миротворцев и послать наших парней и девушек на помощь измученным людям». Пентагон долго выбирал место для своей дислокации. Остановились на городе Тузла. Во времена Тито там построили прекрасный аэродром, откуда можно взлетать в любое время и при любой погоде. Так американцы создавали в Боснии плацдарм для дальнейшего продвижения на Белград, одновременно оказывая военную поддержку Алии Изебеговичу. Вашингтон выделил сразу же 500 миллионов долларов на создание профессиональной армии и объявил о создании программы «Обучай и вооружай», которую, помимо Пентагона, поддержали Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Малайзия и Бруней. Сараевское руководство — Алия Изетбегович и Харис Силайджич— решило воспользоваться ситуацией. К тому же на Боснию средства стали сыпаться как из рога изобилия. Не успели из МВФ в Сараево перевести первый транш в 2 миллиарда долларов, как выяснилось, что 150 миллионов просто «распилили» два борца за мусульманскую Боснию. Валютные инъекции поступали из Турции и Пакистана.
Еще одна интересная деталь всплыла наружу после подписания Дейтонского договора. Оказалось, что главным «кейс-менеджером» Изетбеговича был суданский гражданин Эльфатим Али Хассаини, с которым он подружился еще во времена «коммунистического режима». Господин Хассаини был директором фирмы «TWRA» (Trid Word Relif Agency), работавшей в Вене с 1987 по 1995 гг. Через свои «бумаги» Хассаини пропустил 400 миллионов долларов для Изетбеговича из исламских стран. Кроме того, появилась в Сараево и новая статья доходов — беженцы и мусульманская (боснийская) диаспора. Их вынуждали переводить деньги на спецсчета «Партии демократических действий» — т.е. для Изетбеговича и его соратников. Только в августе 1995 года во время «Недели солидарности с Боснией» в Саудовской Аравии набрали 114 миллионов долларов, 20 килограммов золота и несколько тонн серебра. Тогда лично Изетбеговичу передали наличными 5 миллионов долларов и несколько золотых кредитных карточек швейцарского UBS (Union banc of Switzerland). Эту информацию позже подтвердил сам Изетбегович в одном из интервью турецкому еженедельнику Sabah. В Боснии и Герцеговине стали создаваться «секретные базы», на которых готовили «бойцов за дело Аллаха», а Клинтон договаривался с «сараевской элитой» о начале осуществления следующего проекта — Косово. Сразу после сообщений из Дейтона в сербской части Сараево прошли демонстрации. Было ясно, сербы что не захотят жить вместе с мусульманами. Лозунги типа « Сараево — наш город — никому его не отдадим» говорили о многом. Лидер боснийских сербов Радован Караджич в интервью ВВС заявлял: «Дейтонский договор может сделать Сараево европейским Бейрутом, мы хотим отдельного статуса».
Американцы однозначно дали понять — уступок не будет. Радован Караджич всегда был против присутствия НАТО на своей территории. Было ясно, что модель мирного урегулирования и статуса Сараево, разработанная на авиабазе Райт-Петерсон в ноябре 1995 года, для многих была неприемлема. и содержала в себе те" мины", многие из которых еще будут взрываться на балканском геополитическом поле.
Константин Качалин, эксперт по проблемам Балкан, специально для ИА REGNUM
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео