SUV года: Range Rover Sport 

Добро пожаловать на нейтральную полосу. С населением в ноль человек. Мы покинули ЮАР у подножия перевала Сани. Пограничный пост — просто пара железных бункеров и колючка на склоне. В паспорт тиснули штамп, и за Range Rover Sport грохнули ворота. Теперь мы на ничьей земле. Граница Лесото — на вершине перевала, до нее 1000 метров вертикально вверх и 30 км по дороге. Мы в пустой буферной зоне между двумя странами.

Первая мысль вполне логична для того, кто оказывается в месте, где не действуют законы: а что, можно ехать сколько хочешь?

Разбежался! Да, я на свободе, здесь нет дорожной полиции, и у RRS 292 л.с. Но дорога такая, что быстрее 30 км/ч не поедешь: каменистые колеи, гравий, крутые шпильки и 300-метровые обрывы без намека на отбойник. Совершить преступление невозможно даже против людей — их нет.

Не считая безлюдья, нейтральная полоса выглядит очень многообещающе. Весенним утром подножие перевала Сани — самое идиллическое место на планете. Травянистые склоны Драконьих гор, лоснящиеся, как бархат, обрамляют горизонт. Птицы поют, ручейки талой воды бегут через дорогу, а почти вертикальные базальтовые пики громоздятся в полутора километрах над головой. Мартышка взлетает по лиловой кроне жакаранды. Парк Юрского периода, но без хищных динозавров и Ричарда Аттенборо.

Я запрокидываю голову. На 3000 метров выше уровня моря, на вершине гор, нейтральной полосе конец. Там начинается королевство Лесото. Туда-то нам и надо.

Sport поднимает подвеску и легким шагом вьючной лошади направляется вверх

Почему туда? Отдать дань истории, конечно. Перевал Сани — одна из самых сложных дорог Африки, сотни лет она была тропой, по которой вереницы лошадей и мулов возили товары между ЮАР и южным Лесото. До 1948 года автомобили здесь не ездили. Но начинающий предприниматель Дэвид Александр покорил Сани на первых внедорожниках, собранных новичком английского автопрома, Land Rover. Семь лет Александр и его Series I укрощали Сани, превращая ослиную тропку в автомобильную грунтовку. Land Rover сделал Сани, Сани сделал Land Rover.

Однако у нашего путешествия есть повод поважнее. Пиво! Лесото — родина самопровозглашенного «Самого высокогорного паба в Африке». Два ближайших к лондонской редакции паба претендуют на титулы «Самого дорогого паба в Британии» и «Самого опасного паба в Северном полушарии». И мы решили: Бог троицу любит — нужна еще одна превосходная степень.

Но до него еще нужно добраться. Мы едем наверх, Квазулу-Натал удаляется, а скользкий, коварный серпантин закручивается все туже. Включаем режим «грязь/колея» и пониженную передачу. Sport поднимает подвеску и шагом вьючной лошади направляется вверх. RRS так наде-жен в своем осторожном восхождении, что я снимаю руки с руля и ныряю под переднюю панель. Куда мог упасть тот кусок билтонга? Когда через несколько секунд я -выныриваю, замечаю две любопытные вещи: а) мы в паре метров от края пропасти; б) визг фотографа достиг частот, неразличимых человеческим ухом. Sport хорош на -бездорожье, но сам рулить не умеет.

С южной стороны королевства не видно, пока не въедешь в него. Последние сто метров мы ползем по почти отвесной стене, минуя провалы. Даже подъезд к логову Мирового Зла не показался бы таким грозным.

Диковинные врата в диковинную страну. Лесото — остров среди непроходимых гор. Сама страна — статистическая аномалия. Размером с Бельгию, она лежит выше километра над морем. Нижняя часть Лесото находится на высоте 1400 м, то есть эта самая низкая точка страны — самая высокая в мире. Это самая южная страна, окруженная сушей, и одно из трех государств-анклавов. Остальные два — Ватикан и Сан-Марино.

Подняв голову, я вижу, что мы в паре метров от края пропасти, а визг фотографа достиг частот, неразличимых человеческим ухом

Мы на вершине, перед нами Апокалипсис. За мгновение буйство яркой зелени сменяется черно-серой ядерной зимой. Смыкаются зловещие облака, и ветер со скоростью 30 м/с налетает с севера, засыпая глаза песком. Фотограф Бримбл, выскочивший поснимать, хватается за дверную ручку, чтобы его не сдуло с края пропасти обратно в ЮАР.

Миновав пост на границе Лесото — ржавую лачугу и моток проволоки (граница ЮАР на фоне этого просто Форт-Нокс!), — мы попадаем в другой век. В постапокалиптический вариант дартмурской глуши: болота и каменистая тропа, уходящая вдаль. Впереди океан однообразного кустарника и гравия. Воздух разрежен и сух, мы задыхаемся, будто старики, высаживающие по четыре пачки в день. А Sport все нипочем.

Ничто не остановит нас на пути к пинте лагера

Медленно, переваливаясь на ухабах, мы движемся на север, к сердцу Лесото. Не видать ни городка, ни деревеньки, только горстки каменных хижин на склонах. Как же в них, наверное, холодно. Боюсь, тройные стеклопакеты и теплый пол дойдут досюда еще не скоро.

Навстречу на приземистой лошадке едет пастух, гоня перед собой овец тесным строем, по три в ряд. Удивляет их слаженный шаг, но потом я понимаю: они жмутся друг к дружке от холода. Владелец завернут с головы до пят в огромное пончо — видны только глаза. Чувствуя себя отъ явленным туристом, я прибавляю обогрев сидений.

Прикройте ваше покрывало, оно портит нам весь вид

Местные басуто — люди-одеяла. Южнее Сахары лишь в Лесото и еще кое-где можно кататься на лыжах (хотя глинтвейн там так себе). Сложно представить, что смогло заставить басуто оставить мягкий климат равнин и густой воздух южной Африки и уйти в эту суровую местность. Оказывается, два столетия назад басуто укрылись здесь от набегов зулусов. Где угодно, только чтобы мир и тишина.

Когда мы переезжаем мелкую речушку, из-за каменной хижины появляется толстая женщина, ее одеяла хлопают на ветру. Она энергично нам машет. Я опускаю окно.

“Ты такой красавчик!” — восклицает она, произнося слова разборчиво и правильно.

“Спасибо! — отвечаю я, слегка ошарашенный. — Ты тоже красивая”.

Она кивает и улыбается.

“Ты очень большой”.

Басуто не отличаются высоким ростом. Но и я тоже… Трудности перевода?

“Очень большой и очень быстрый. Ты нравишься. Ты хорошая машина”.

А, вот оно что…

Самый высокий пик — 3482 м. В три раза выше Сноудона. И поезда не ходят

К вечеру поднимаются черные облака, и ветер стихает. Лесото открывается нам пустынной, зловещей, но прекрасной стороной. Хотя здешние дороги от времени стали просто ужасающими. Выезжая из Дурбана этим утром, мы следовали за Land Rover Discovery. Disco и среди семиместных SUV — махина, в быстрых поворотах он валился на бок, а наш Sport поворачивал ровно, не приседал, не кре нился, шел ровно и стойко.

Такие повадки на асфальте сулят убийственную жесть на каменистых тропах. Но нет. Работа подвески потрясающая. RRS бежит по булыжникам и колеям спокойно и ходко. Приятно убедиться, что хороший SUV годится не только для доставки детей в школу.

RRS доказывает, что хороший SUV годится не только для доставки детей в школу

Видите ли, я никогда не понимал Sport. Тяжелый навороченный громила с водителем в гарнитуре, с подозрительно ухоженной бородкой. Конечно, аккуратно небритые креативщики примут новую версию с таким же восторгом. Но теперь есть веский повод для покупки. Это практичный семиместный универсал, турер, внедорожник и тягач для коневоза, лодки (или, если вы настоящий африканец, прицепа с битым зверем). Отличный автомобиль на всю семью, учитывая, что выложить придется не меньше 3 000 000 руб. Единственной проблемой может стать то, что Sport наступает на пятки брату. Если нужен практичный полноприводный автомобиль, а не премиум-роскошь, я не вижу причин покупать вместо него полновесный Range Rover, на миллион дороже.

Но сейчас я просто рад, что эта машина смогла выдержать Лесото. Что на ней можно домчать до «Самого высокогорного паба» еще до заката. Мы заехали на каменную глыбу и встали там маяком английского превосходства. Вооружившись чем-то пенным местного разлива, мы заглянули в пропасть. Плотный туман поднимался от южной Африки, отрезав нас от мира на этом странном маленьком островке над облаками. Нет лучше места, чтобы выпить пива. И нет лучше машины, чтобы сюда добраться.

ТЕКСТ: СЭМ ФИЛИП / ФОТО: ЛИ БРИМБЛ

Читайте также
Видео
Больше видео