Ещё
Пока вы спали: "тайный заговор" Лукашенко
Пока вы спали: "тайный заговор" Лукашенко

Михаил Погосян: Т-50 обеспечит надежную защиту рубежей 

Не надо быть профессиональным экономистом, чтобы понимать очевидные вещи. Помимо стихийных бедствий вроде засухи или, наоборот, наводнений, в истории человечества зафиксирован только один рукотворный сценарий, при котором наблюдается дефицит продовольствия и сопутствующих товаров. Сценарий этот называется «социализм». Им увлеклась Венесуэла. Там, как когда-то в СССР, возник дефицит теперь уже и туалетной бумаги. Про это был очень иллюстративный сюжет на Euronews, вышедший вслед за уже десятками сюжетов о том, как советско-кубинской способ хозяйствования породил в тропической Венесуэле дефицит еды. Во всех остальных случаях крестьяне, если им не мешать, справляются сами — есть люди хотят всегда. Другое дело — инновации, где, как показывает практика, напротив, роль государства может быть решающей и в позитивном ключе.
Какова судьба инноваций в России? Если уж и был в нашей стране в последние годы замах на что-то по-настоящему новое, то в случае с первым за многие годы реальным новым отечественным пассажирским самолетом Sukhoi Superjet. После памятных печальных событий с Superjet в Индонезии, только-только ставший тогда президентом Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Михаил Погосян, попросил «Вести в субботу» о паузе — чтобы разобраться. Он выполнил свое обещание. У него есть ответы и на новые, и на старые вопросы.
Еще недавно нагромождение чаще списанных самолетов на аэродроме Жуковский производило тягостное впечатление. Аэродром был забит былой славой. Впрочем, с недавних пор здесь вновь стали не только консервировать и ремонтировать, но и готовить совершенно новые комплексы, а гражданский Sukhoi Superjet — даже и самой новой модификации — теперь здесь не самое новое. Назначивший «Вестям в субботу» встречу у «Superjet глава ОАК Михаил Погосян знал, куда еще нас повести.
— А это что за красота? Т-50? Истребитель пятого поколения?
— Сейчас проходит испытание. У нас в этом году большая программа летных испытаний.
— Гостайна на гостайне?
— Конечно.
— Такой пока только у американцев есть, да? Ф-22?
— Да.
— Согласно соцопросам, 52% зрителей „Вестей в субботу“ — женщины. Они обычно далеки от авиации. Как объяснить женщинам, что это за самолет?
— Это самолет, который по своим возможностям в два раза эффективнее, чем те самолеты, которые есть сегодня. Самолет, который обеспечит защиту рубежей, мощь Военно-воздушных сил на ближайшие 40-50 лет.
Теперь — подробности для продвинутых ценителей авиатехники. В Sukhoi T-50 необычно очень многое, начиная от формы самолета, которая обеспечивает малый уровень заметности. Здесь — маленькие кили, отсутствие прямых углов между поверхностями. А еще — внутренне размещение оружия, двигатель с поворотным вектором тяги, который обеспечивает дозвуковой и сверхзвуковой крейсерский режим полета. Так близко за его испытаниями еще не наблюдала ни одна съемочная группа.
— А что он может?
— Он может все.
Пока военный Sukhoi T-50 проходит испытания, в истории гражданского Sukhoi Superjet наступил следующий этап.
— Михаил Асланович, сколько уже произведено самолетов Sukhoi Superjet?
— Уже произведено 32 самолета.
— А сколько вы их готовы производить?
— Мы должны выйти на темп 50-60 самолетов в год. Такая задача стоит, исходя из прогноза рынка, который мы сделали. Порядка 830 самолетов.
— Мне повезло. Я на этом самолете уже дважды или трижды летал — в Казань, в Минск. Вижу, что самолет немного другой. Например, есть два туалета.
— Три туалета. Один — в бизнес-классе. И в хвостовой части.
— Почему?
— Это требования „Аэрофлота“, учитывая дальность полетов. Для улучшения комфорта пассажиров предусмотрен дополнительный туалет — в хвостовой части фюзеляжа, дополнительная кухня.
Кроме „Аэрофлота“ самолет уже вовсю эксплуатируют в Европе — в Италии, а в Азии — в Индонезии и Лаосе. В июне начнутся первые поставки в Латинскую Америку — в Мексику. Но в России — и в „Аэрофлоте“, и в авиакомпании „Якутия“ — рейсы Superjet не раз пришлось откладывать и даже прерывать — как правило, из-за того, что срабатывала сигнализация. Погосян на это отвечает, что, конечно, для новых самолетов всегда есть этап устранения мелких недостатков и, конечно, есть что поправить. Но и говорить о том, что страховка бывает лишней, нельзя.
Кабина пилота выглядит как чудо техники. Принципиально новое здесь — это многофункциональные индикаторы, боковая ручка управления. Все так, как на огромных Boeing-780 и Airbus-380. На региональных самолетах такого нет. И этот самолет надо слушаться.
— Наверное, в похожей кабине год назад принималось совсем неверное решение летчиком-испытателем, что привело к гибели Sukhoi Superjet в Индонезии. Чем закончилось это расследование? Каковы окончательные выводы?
— Окончательные выводы комиссии подтвердили те прогнозы, которые были сделаны после того, как были обработаны результаты записей на черном ящике: машина была абсолютно исправна.
— То есть ошибка пилота, человеческий фактор?
— Здесь сочетание двух факторов — это ошибка пилота и в определенном смысле ошибка диспетчера, который разрешил полет на высоте в той зоне, где он не должен был его разрешать.
— Много контрактов вы в результате этого потеряли?
— Не потеряли, но темп заключения новых контрактов несколько снизился.
— Никто не стал отказываться от покупки?
— Нет, за исключением известной истории с Armavia, которая, как известно, обанкротилась.
— А что все-таки с сигналами, которые поступают не от рынка, а от техники, когда, говоря по-простому, звучат тревожные „пики“?
— Система встроенного контроля предупреждает самолет о возможных будущих ситуациях, и это иногда приводит к тому, что самой ситуации нет, но система предупреждения срабатывает.
— Но лучше ее не отключать, как показывает практика?
— Лучше не отключать. Лучше перестраховаться. Это повышает безопасность.
А еще из кабины Superjet видно, как в небо поднимаются другие самолеты. И не только старые — например, доживающий свой век Як-40 — но и новые боевые — Т-50. Новые самолеты на 30% состоят из композитных материалов. По словам Михаила Погосяна, если самолет четвертого поколения на сверхзвуке может преодолеть максимально 650-700 километров, как, например, Су-27, то Т-50 — больше полутора тысяч километров. А дозвуковая дальность — около 3,5 тысячи километров.
Испытания идут так, что в серию Т-50 должны запустить уже в 2015-1016 годах.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео