Ещё

«Седов»: дыхание Антарктиды и День сурка 

«Судовое время 7.00. Команде и курсантам — подъем». Изо дня в день побудка на «Седове» выглядит именно так. Уже через десять минут курсанты должны быть на палубе — начинается зарядка. В 7.30 — завтрак. И так до отбоя в 23.00: все по расписанию. Если ветра нет — на судне сонное царство. Если ветер — значит, парусные авралы вдыхают в корабль жизнь.

Первый день после выхода из Кейптауна шли «на моторе». Курсанты, конечно, не спали: драили медь, закрашивали неистребимую в море ржавчину — все как обычно. Ветер поймали лишь на следующий день. И тут уж все оживились, забегали по палубе, мачтам, реям. Даже дельфины, и те приплыли на парусный аврал. Так и прыгали вокруг корабля! И вот, уже ветер разгулялся, скорость возросла до 11 узлов, а от кейптаунской жары не осталось и следа. Дыхание Антарктиды, пояснил капитан Николай Зорченко:

"Здесь уже глубокая осень. А осень — это всегда прохлада. Но здесь погода — до Гвинейского залива практически — обусловлена еще ветрами с Антарктиды. И вот несет сюда хороший ветерок, поэтому и нежарко. Но в Уолфиш-Бее, поскольку это все-таки материк — Африка — и защищен от ветров полуостровом, я думаю, будет тепло и даже жарко".

Если точнее, там ожидается 30 градусов. Впрочем, команда «Седова» к перепадам температур давно привыкла. Как и к регулярному переводу часов. Пока на Родине продолжаются дискуссии по поводу перехода на «зимнее время», седовцы за 11 месяцев перевели часы уже в 27-й раз. И это не в последний раз, рассказал капитан:

"Земной шар разделен на 24 часовых пояса. То есть куда бы мы ни шли — на ост или на вест, всегда меняем часовые пояса. Понятно, что время можно считать по-разному, но человек привык бодрствовать и работать в светлое время, а отдыхать — в темное. Поэтому вопрос с часовыми поясами очень важен. Из Петербурга мы отправились на Запад: как на 15 градусов отгребли, переводим часы на час назад. Правда, мы привязываем перевод часов еще и ко времени государства, в которое заходим. Подойдем к меридиану Гринвича — 28-й раз время переведем. И потом еще четыре раза переведем часы. Итого получится 32 раза. Понятно, что надо обладать не столько хорошим здоровьем, сколько хорошей психикой, чтобы не свихнуться".

У буфетчицы корабля Ирины Богдановой на этот счет такое мнение:

"На самом деле, в море числа, дня, месяца не чувствуется. Все сливается в одну сплошную линию — так называемый День сурка. Мы более или менее ориентируемся только на берегу, когда надо позвонить домой. Допустим, мы заходим в страну: там утро, а дома — ночь. Приходится выжидать до поздней ночи, чтобы позвонить и поговорить с семьей".

"В рейсе ориентируешься по меню, — шутит Ирина. — Если в меню сок — значит, среда или воскресенье. В другие дни готовим компот. А встаю я всегда в шесть утра, даже если перевожу часы".

И все же в ночь с 28 на 29 апреля на «Седове» спали на один час дольше: для курсантов — это большая радость.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео