ТАСС 16 января 2013

Конфликт, замешанный на алмазах и крови

Как могут несколько сот пусть даже хорошо вооружённых мужчин обратить в бегство правительственную армию, пользующуюся поддержкой многотысячного миротворческого контингента ООН? Как могут они всего за неделю захватить территорию, равную двум Бельгиям, поссорить президентов соседних стран и заставить нервничать мировое сообщество? Оказывается, могут. Всё это происходит сейчас в крупнейшей стране Африки — Демократической Республике Конго.
Буквально недавно повстанцы из «Движения 23 марта», или «М23», начали стремительное наступление в провинции Северное Киву, что на востоке ДРК, и захватили стратегически важный город Гома. Правда, под давлением мирового сообщества повстанцы покинули город, но пообещали вернуться, если правительство не начнёт с ними переговоры. Так уже было в 1996, 1998, 2004 и 2008 годах, когда возникали конфликты между ДРК и соседней Руандой, а точнее, между племенами тутси и хуту. Всё началось с геноцида в Руанде в 1994 году, когда погибли более полумиллиона представителей обеих народностей. Повстанцы-тутси стали действовать на территории ДРК, а хуту — в Руанде. Правда, их организации тогда назывались иначе, но сути это не меняет.
"М23" возникло в апреле 2012 года, когда около пятисот солдат и офицеров — тутси дезертировали из армии ДРК, обвинив власти в несоблюдении соглашения от 23 марта 2009 года, предусматривающего интеграцию повстанцев в вооружённые силы. Сегодня их численность оценивается в 2500—3000 человек. ООН и ДРК обвиняют президента Руанды Поля Кагаме, тутси по национальности, в поддержке и вооружении «М23». Власти ДРК называют нынешние события не иначе как «агрессией». Но Руанда отрицает свою причастность.
"Терминаторы" не перевелись
Кто руководит «М23»? Официальным главой движения является 38-летний бывший полковник армии ДРК Султани Макенга. Он родился в провинции Северное Киву и вместе с нынешним министром обороны Руанды Джемсом Кабаребе участвовал в первых двух войнах в стране.
Однако власти республики считают, что истинным руководителем является бывший генерал армии ДРК Боско Нтаганда по прозвищу «Терминатор», выдачи которого добивается Международный уголовный суд в Гааге. Он родился в Руанде. После интеграции повстанцев в армию ДРК в 2009 году получил звание генерала, но потом дезертировал. Этот высокий и спортивный мужчина с узкими усиками с тех пор не появляется на публике. Эксперты ООН часто обвиняют этого господина в организации контрабанды золота, природных ископаемых и древесины.
Есть ещё так называемый политический лидер повстанцев — Жан-Мари Рунига Лугереро, который получил прозвище «Епископ» за то, что основал евангелистскую Церковь без Спасителя. После подписания соглашения 2009 года он был представителем повстанцев в столице ДРК Киншасе.
"Епископ" жаждет золота
Эксперты ООН считают, что де-факто командиром и попечителем повстанцев, которые носят военную форму Руанды, является министр обороны Руанды Кабаребе. Он играл ключевую роль в конфликтах в регионе Великих африканских озёр в последние двадцать лет. В 1996 году генерал сражался на стороне Лорана Кабилы, отца нынешнего президента ДРК. После победы Кабаребе был назначен начальником штаба армии. Он обучал нынешнего президента ДРК военному искусству, но покинул страну после ухудшения отношений с Руандой в 1998 году. Считается, что именно Кабаребе вооружает повстанцев «М23», у которых даже есть приборы ночного видения.
Так чего же хотят повстанцы, а может быть, Руанда? Неужели действительно пройти 1600 километров по бездорожью и джунглям до Киншасы и свергнуть президента Жозефа Кабилу?
Скорее всего, они хотят установить полный военный, экономический и политический контроль над востоком Конго, богатым алмазами, золотом, медью, кобальтом, вольфрамом и колтаном, который используется в производстве электроники. Гома является крупным перерабатывающим и перевалочным центром, и экспорт минералов идёт через соседнюю Руанду.
Захват территории тоже не исключается. Десятимиллионное население Руанды живёт тесно: 980 человек на квадратную милю. В Конго население составляет 60 миллионов и в среднем на квадратную милю приходится 66 человек.
Сразу после падения Гомы президент Уганды Йовери Мусевени, который руководит процессом стабилизации в регионе от имени Международной конференции Великих африканских озёр, организовал встречу президентов ДРК и Руанды. «Повстанцы не должны продолжать военные действия, планировать свержение законного правительства ДРК или подрывать его власть. Члены „М23“ должны немедленно прекратить наступление и уйти из Гомы», — потребовали президенты.
Кагаме вновь отверг обвинения Кабилы в поддержке повстанцев и заявил, что «каждое правительство само несёт ответственность за проблемы внутри страны».
Затем Мусевени срочно созвал саммит стран региона Великих африканских озёр, который потребовал от повстанцев уйти из Гомы в течение 48 часов. Это требование поддержал Африканский союз и Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун.
После саммита Мусевени организовал встречу Кабилы с «Епископом» Жан-Мари Лугереро с целью начать прямые переговоры между конфликтующими сторонами. Встреча прошла на повышенных тонах, и Кабила отказался вести переговоры, пока повстанцы не уйдут из Гомы. Лугереро же заявил, что не для того они брали Гому, чтобы добровольно уйти оттуда. Контроль над стратегическим городом даёт повстанцам инструмент давления на Кабилу.
"Освобождение Гомы должно стать результатом, а не условием переговоров", — сказал Лугереро. Правда, повстанцы так не считают.
Кабила тем временем отстранил от должности на время ведения следствия начальника штаба сухопутных войск генерала Габриэля Амиси. Решение последовало после опубликованного экспертами ООН доклада, в котором Амиси обвиняется в причастности к крупной контрабандистской сети, поставлявшей оружие повстанцам «М23».
Сорокавосьмилетний Амиси имеет прозвище «Танго 4», которое соответствует сокращённому названию его прежней должности начальника по тыловому обеспечению — Т4. Он также подозревается в пособничестве повстанцам и контрабанде золота и других природных ископаемых.
Хотя премьер-министр ДРК Огюстен Матата Поньо Мапон заявил, что «мы проиграли битву, но не войну» и возможность разделения страны исключается, эксперты подчёркивают, что армия ДРК полностью деморализована и развалена после повстанческого блицкрига и раздел страны вполне возможен.
"Армия просто растаяла", — заявил представитель миссии ООН в ДРК Эрве Ладсус, а политолог Питер Чок из аналитической компании RAND, занимающейся исследованием проблем безопасности, считает, что «армия находится в руинах».
"Демократическая Республика Конго — самая большая страна в Африке. Она, возможно, слишком велика и сложна, чтобы существовать как единое государство. История страны, различные интересы соседних государств делают её очень сложным местом для управления", — считает он.
Тем временем повстанцы вошли в город Саке в 27 километрах от Гомы на пути в административный центр соседней провинции Южное Киву город Букаву.
Ооновский абсурд
А что же ООН, которая ежегодно тратит 1,5 миллиарда долларов на содержание 17 тысяч военных в ДРК? Если эти деньги поделить на три тысячи повстанцев, то они уж точно не стали бы воевать.
Миротворцы ООН — это солдаты из 50 стран, преимущественно из Индии, Пакистана, ЮАР и Марокко. Только в провинции Северное Киву находятся 6700 солдат, а в Гоме — 1500 миротворцев быстрого реагирования.
Мандат миссии разрешает ей защищать мирное население и оказывать поддержку правительственным войскам. В первые дни боёв миссия поддерживала армию боевыми вертолётами, которые предоставила Украина. Но когда армия побежала с поля боя, миссии уже некого было поддерживать. Ей оставалось либо бежать вместе с войсками, либо остаться защищать мирное население. Миссия выбрала второе и не стала мешать повстанцам войти в Гому.
Министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус назвал «абсурдом» ситуацию, когда многотысячные силы ООН не могут остановить несколько сот вооружённых повстанцев, и потребовал изменить мандат миссии. Генеральный секретарь ООН должен скоро представить соответствующие предложения. Беспомощность миссии стала настолько очевидной, что Танзания предложила направить в ДРК 800 своих солдат в качестве «нейтральной силы».
Пока же Запад и ООН вводят санкции против вовлечённых в конфликт сторон, обвиняют Руанду, а заодно и Уганду в поддержке повстанцев и приостанавливают помощь. Уганда так обиделась на подобные обвинения, что даже пригрозила вывести свои войска из всех миротворческих миссий в Африке.
Кстати, последнее наступление «М23» началось сразу после того, как ООН и США ввели санкции против Макенги. Его обвинили в убийствах, похищениях людей и использовании солдат-детей. Вашингтон заморозил его активы и запретил американским гражданам вести с ним какие-либо дела. ООН также заморозила активы Макенги и ввела запрет на его передвижения.
Но запретить Макенге приехать в Гому ООН не может. Именно это он и сделал после падения города и призвал жителей к спокойствию, а правительственных солдат и полицейских к сдаче оружия. Что они и сделали. На местный стадион пришли и сдались 2100 военных и 700 полицейских.
А потом Макенга поехал в Уганду к Мусевени на переговоры с высшими военачальниками стран региона.
Тем временем армия ДРК пришла в чувство и остановила продвижение повстанцев в соседнюю провинцию Южное Киву. Хотя, может быть, повстанцы сами решили дальше не идти. Проинспектировать войска приехал начальник штаба армии ДРК Франсуа Оленга. «Мы восстановим государственную власть в Гоме. Население Конго выступает против агрессии, и это поднимает наш дух для контрнаступления», — сказал он.
Честно говоря, населению на востоке страны, похоже, всё равно — армия или повстанцы. Главное, чтобы был мир и никто их не убивал. За неделю боёв свои дома на востоке Конго были вынуждены покинуть 100 тысяч человек.
"История повторяется на востоке Демократической Республики Конго с теми же трагическими последствиями для гражданского населения в регионе", — заявила Международная кризисная группа.
Комментарии
Читайте также
Встреча с Путиным обнажила проблемы Трампов
1
Установлены подозреваемые в отравлении Скрипалей
Глава ФБР готов был уйти в отставку из-за слов Трампа
Трамп призвал Эрдогана освободить пастора Брансона