В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Как Брусиловский прорыв повлиял на ход Первой мировой войны

105 лет назад начался Брусиловский прорыв, ставший одной из наиболее масштабных операций и крупных побед российской армии в годы Первой мировой войны. По словам историков, благодаря этой операции австро-венгерским войскам был нанесён значительный ущерб, от которого те так и не смогли оправиться. Однако воспользоваться плодами этой победы на стратегическом уровне официальный не смог из-за отсутствия достаточных фронтовых резервов и неудачных действий на других фронтах. В итоге позитивный эффект от Брусиловского прорыва ощутили только западные союзники России — Австро-Венгрия и в спешном порядке перебросили войска на восток и ослабили давление на силы Антанты в и Франции.

4 июня 1916 года началась операция Юго-Западного фронта Российской армии, известная как Брусиловский, или Луцкий, прорыв. Австро-венгерские войска были отброшены на 80—120 км в западном направлении, вглубь территории противника.

Видео дня

Помощь союзникам

«В 1915 году Российская армия потерпела ряд серьёзных поражений и оставила значительные территории на западе. Однако к 1916 году России удалось, благодаря развитию промышленности, преодолеть ранее возникший «снарядный голод», и это усилило армию», — рассказал в беседе с RT научный директовов.

Как отмечают историки, к 1916 году и государства Антанты (Россияия, Англия и их союзники), и Центральные державы (Германия, Австро-Венгрия и другие) оказались в тупике. Обе стороны мобилизовали колоссальные человеческие и материальные ресурсы, однако решающего успеха ни один из блоков добиться не смог.

По словам профессора МПГУ Василия Цветкова, российское командование запланировало к лету 1916 года синхронное наступление на различных участках Восточного фронта.

«Брусиловский прорыв задумывался изначально не как отдельная операция, а как часть комплекса боевых действий. Главный удар должен был быть нанесён силами Западного фронта, а боевые действия Юго-Западного фронта, получившие затем название Брусиловского прорыва, виделись командованию вспомогательными. Успешная реализация общего замысла ставки могла привести к разгрому немцев и завершению войны», — подчеркнул эксперт.

Главный удар был запланирован в направлении Вильно (современногса). Войскам Западного фронта должны были оказать содействие силы Северного. А Юго-Западному фронту из-за серьёзных потерь, понесённых им в 1915 году, сначала хотели поручить оборонительные бои, которые должны были сковать неприятеля, однако командующий фронтом генераов убедил ставку разрешить ему наступательные действия в направленика.

Общее наступление российских войск должно было начаться 15 июня 1916 года. Однако у союзников по Антанте возникли проблемы на западе. Немцы усилили давление на французском участке фронта, а австро-венгерские войска серьёзно потеснили итальянцев. По словам историков, западные страны стали просить российское верховное командование ускорить начало наступления на востоке, чтобы заставить Центральные державы ослабить натиск.

В конце мая 1916 годII отправил итальянскому королю Виктору-Эммануилу III телеграмму, в которой пообещал в ближайшее время начать атаку на австрийцев, чтобы «оказать помощь храбрым итальянским войскам».

Как отметил действительный члеиин, первыми к наступлению оказались готовы как раз войска Юго-Западного фронта, способные оказать давление на Австро-Венгерскую империю. Их действия были наиболее актуальны в контексте помощи итальянцам. Находящиеся под командованием Алексея Брусилова силы насчитывали свыше 600 тыс. человек (около 573 тыс. пехоты и порядка 60 тыс. кавалеристов), а также почти 2 тыс. орудий, включая 168 тяжёлых. В свою очередь, им противостояла австро-германская группировка численностью свыше 470 тыс. человек, обладавшая примерно 1,9 тыс. орудий.

«С учётом необходимости действия в наступлении численное преимущество российских войск было недостаточным, особенно ввиду того, что войска Центральных держав успели оборудовать на Восточном фронте мощные оборонительные сооружения. Брусилов мог рассчитывать только на хорошо продуманные манёвры и стойкость своих солдат. Он решил применить новаторскую для таких крупных сил тактику — прорывать фронт сразу в нескольких местах, лишая противника возможности сконцентрировать в одном месте свои резервы», — рассказал Кошкин.

Брусиловский прорыв

Утром 4 июня 1916 года артиллерия Юго-Западного фронта открыла мощный огонь по позициям противника. По словам историков, обстрел на некоторое время прекращался, затем вновь возобновлялся, чтобы дезориентировать врага относительно момента начала основной атаки пехоты и кавалерии.

Российские пехотинцы двинулись в наступление ещё до завершения артобстрела. Под прикрытием орудийного огня пехота двигалась волнами, линиями через каждые 150—200 шагов. Противник сдержать российскую пехоту не смог. Сразу четыре армии, входившие в состав Юго-Западного фронта, прорвали вражескую оборону. Вскоре от войск Центральных держав были освобождены Луцк и Черно

«Русская атака в излучине Стрыя (река во Львовской области. — RT), восточнее Луцка, имела полный успех. Австро-венгерские войска были прорваны в нескольких местах, германские части, которые шли на помощь, также оказались здесь в тяжёлом положении. Это был один из наисильнейших кризисов на Восточном фронте», — писал немецкий генерал Эрих Людендорф.

Однако стратегический замысел российской ставки в целом реализован не был. Командование Северного и Западного фронтов сначала оттягивало начало наступления, а затем действовало не слишком успешно.

«Атака на Барановичи состоялась, но, как это нетрудно было предвидеть, войска понесли громадные потери при полной неудаче, и на этом закончилась боевая деятельность Западного фронта по содействию моему наступлению», — писал затем Брусилов в своих воспоминаниях.

По словам Андрея Кошкина, войска Юго-Западного фронта смогли продвинуться на 80—120 км вглубь фронта и выбить австрийцев из ряда крупных городов. Однако резервы были получены с запозданием, а эффективной поддержки со стороны соседей Юго-Западный фронт так и не дождался, поэтому бои стали принимать позиционный характер.

«Брусиловский прорыв позволил изгнать неприятеля со значительных территорий на Волыни, Буковине и в Галиции, но за несколько недель боёв войска сильно выдохлись. Новая попытка наступления, предпринятая в конце июля, была уже не столь успешна и дала возможность продвинуться лишь на несколько километров. Потери на этом этапе возросли и стали неприемлемыми», — отметил эксперт.

В июльских боях погибла почти половина состава гвардейских полков — элитных частей российской армии.

В августе 1916 года войска Юго-Западного фронта перешли к обороне, наступление завершилось. За время операции общие потери австро-венгерских и германских войск достигли около 1,5 млн человек (в том числе 420 тыс. пленными). Потери российского Юго-Западного фронта были в три раза меньше, что, по словам Андрея Кошкина, является удивительным результатом с учётом ведения боёв в наступлении на хорошо подготовленные позиции противника.

«Юго-Западный фронт стал в ходе операции главным благодаря решимости генерала Брусилова», — заявил Васил

По словам Михаила Мягкова, Брусиловским прорывом Россия фактически спасла Италию, подтолкнула Румынтуплению в войну на стороне Антанты и помогла англо-французским войскам удержать позиции в Западной Европе.

«После неудач 1915 года российская армия показала, что она боеспособна и может представлять серьёзную угрозу для противника. Однако превратить оперативный успех в стратегический самой России, к сожалению, не удалось», — подчеркнул эксперт.

Как отметил Андрей Кошкин, Брусиловский прорыв стал одной из важнейших операций российской армии и Антанты в целом, однако его плодами воспользовались только западные союзники.

«Австро-Венгрия до конца так и не смогла оправиться от понесённых в ходе Брусиловского прорыва потерь, и это оказало серьёзное влияние на весь дальнейший ход боевых действий. Но, как это часто бывало в нашей истории, мы благородно помогли кому-то другому», — пояснил эксперт.

Россия же, по мнению Кошкина, получила в ходе Брусиловского прорыва опыт, который Красная армия в дальнейшем использовала уже в годы Великой Отечественной войны.

«Брусиловский прорыв — это одна из самых ярких побед российской армии времён Первой мировой войны. Однако, несмотря на то что население освобождённых территорий симпатизировало России, закрепиться на этих территориях, как мы знаем, тогда не удалось — в феврале 1917 года грянула революция, полностью изменившая ход истории», — резюмировал Михаил Мягков.