В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Какое будущее ждет турецкий беспилотник Bayraktar

Настоящей звездой недавней войны в Нагорном Карабахе стал турецкий беспилотник Bayraktar TB2. Используя этот беспилотный летательный аппарат (БПЛА), азербайджанцы могли не только вести разведку и наблюдение, но и наносить удары по противнику. Успехи азербайджанской стороны стали отличной рекламой для байрактаров. Так ли хорош этот беспилотник на самом деле и что ждет его в будущем, разбирался «Профиль».
От автозапчастей к беспилотникам
БПЛА Bayraktar TB2 («Знаменосец») был создан турецкой компанией Baykar Makina (сейчас называется Bayrar Savunma). Основанная в 1984 году Оздемиром Байрактаром фирма первоначально производила комплектующие для автомобилей. В начале 2000-х сыновья владельца фирмы Халук, Сельчук и Ахмет получили техническое образование в университетах и , где заинтересовались перспективной темой беспилотных авиационных систем. Этот интерес вылился в диверсификацию деятельности фирмы, выведя ее на совершенно новый рынок.
Первые годы после того, как в компании появилось подразделение, специализирующееся на беспилотниках, оно концентрировалось на создании предназначенных для полиции легких систем БПЛА самолетного – Bayraktar mini – и вертолетного – Malazgirt Rotary Wing – типов. Однако амбиции владельцев фирмы не ограничивались мини-беспилотниками. Они видели перед собой привлекательный пример американских и израильских компаний, уже создавших достаточно тяжелые БПЛА, в том числе способные нести оружие.
В 2009-м был начат проект разведывательно-ударного БПЛА. Его реализация потребовала больших финансовых вложений, ради которых Baykar Makina объединилась с группой Kale Group, сменив название на Kale-Baykar. При поддержке этого влиятельного партнера был создан прототип будущего «Байрактара».
Заинтересовать военных удалось не сразу – в ту пору они делали ставку на американские и израильские БПЛА. Ситуация изменилась после того, как в 2016 году Сельчук Байрактар женился на дочери президента Турции – Сюмеййе Эрдоган. Вскоре после этого беспилотник производства Kale-Baykar был задействован во время военных учений в Измире. Опыт получился удачным, и заключило контракт на приобретение партии БПЛА Bayraktar TB2 стоимостью свыше $100 млн. Успехами делиться не хотелось, и компания вышла из-под контроля Kale, снова вернув себе название Baykar Makina.
Президент Турции подписывает БПЛА Bayraktar TB2, 2018 год Turkish Presidency / Murat Cetin / ANADOLU AGENCY / AFP / East News
Bayraktar TB2
БПЛА Bayraktar TB2 создан по достаточно распространенной двухбалочной схеме с хвостовым оперением в виде перевернутой V и низко расположенным прямым крылом большого удлинения. Такие БПЛА много кто производит, включая «законодателя мод» в беспилотной сфере – . Максимальная взлетная масса «Байрактара» составляет 650 кг, что заметно меньше по сравнению с имеющимися функциональными аналогами – израильский Heron и американский Predator весят более тонны.
В целом «Знаменосец» мало уступает «одноклассникам» – он может выполнять полеты продолжительностью до 27 часов, работая на высотах до 8230 м в радиусе до 150 км. Выбор уменьшенной размерности повлек за собой только снижение массы полезной нагрузки, которая составляет всего 150 кг. Она включает многоканальную оптикоэлектронную систему наблюдения, размещаемую под носовой частью аппарата, и вооружение, размещаемое на четырех подкрыльевых точках подвески.
Авиационные боеприпасы для «Байрактара» были созданы крупным турецким производителем ракетного оружия – компанией Roketsan. Беспилотник может нести предназначенные для поражения танков, инженерных и фортификационных сооружений боеприпасы MAM-L массой 22 кг. Оснащенные лазерной полуактивной системой наведения боеприпасы представляют собой облегченный вариант противотанковой ракеты UMTAS. Боевая часть может быть осколочно-фугасной, тандемной кумулятивной или термобарической. Также на БПЛА используются корректируемые бомбы MAM-C массой 6 кг с осколочно-фугасной боевой частью.
Боевое применение
Начало боевому применению БПЛА Bayraktar было положено в операциях вооруженных сил Турции против боевиков (РПК) и курдских Отрядов народной самообороны. Так, 15 августа 2018 года Bayraktar TB2 был использован для ликвидации лидера РПК и члена правления Союза общин Курдистана (КСК) Исмаила Оздена в районе Синджар на северо-западе .
Применялись байрактары и в . 29 мая 2019 года формирования, подконтрольные Правительству национального согласия (ПНС) премьера Фаиза Сараджа, обнародовали видеозапись авиаудара БПЛА по подразделениям Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара. С тех пор в соцсетях регулярно появлялись сообщения о байрактарах, действующих из Митиги и Мисураты. В конце третьего квартала 2019 года благодаря развертыванию наземных ретрансляционных станций дальность действия этих беспилотников увеличилась примерно на 150 км, что позволило выйти за пределы территории, контролируемой ПНС.
Но в целом ливийский опыт для байрактаров был не слишком удачным – потери беспилотников оказались значительными. Турки сделали необходимые выводы и скорректировали тактику применения беспилотников. Так, в БПЛА Bayraktar TB2 уже использовались в тесной связке с другими беспилотными и пилотируемыми средствами разведки и нанесения ударов, а также при поддержке средств РЭБ. В рамках операции «Весенний щит», проведенной в Идлибе (конец февраля – начало марта 2020 года), байрактары применялись массово и фактически заменили собой боевую авиацию.
С первых дней осенней войны в Нагорном Карабахе азербайджанская сторона использовала Bayraktar TB2. Причем беспилотники выполняли различные задачи – от обнаружения стационарных и подвижных наземных целей и наблюдения за ними до их уничтожения бортовым вооружением.
Достоверных данных, позволяющих судить об эффективности использования этих БПЛА в Карабахе, нет, однако обнародованные кадры удачных атак обеспечили этим комплексам реноме действенного разведывательно-ударного средства.
Экспортный взлет
Помимо собственно Турции, где не менее 75 БПЛА Bayraktar TB2 находятся в арсенале вооруженных сил и жандармерии, они также поставлялись за рубеж. Удачный опыт применения байрактаров, ставший для них рекламой, вкупе с относительно невысокой ценой (около $70 млн за комплекс с шестью беспилотными аппаратами) и готовностью поставлять эти системы практически без ограничений заинтересованным заказчикам сформировали значительный интерес на внешнем рынке.
Первым иностранным покупателем Bayraktar TB2 стал , который в 2018 году приобрел комплекс с шестью БПЛА, двумя наземными станциями управления и прочими сопутствующими подсистемами и оборудованием. Следом за ним в 2019-м аналогичный «джентльменский набор» приобрела . В настоящее время Киев пытается развить сотрудничество – в 2021 году он планирует купить еще пять БПЛА Bayraktar TB2. Кроме того, Украина намеревается создать совместное с турецкой компанией предприятие, которое соберет еще 48 беспилотников.
В июне министр обороны сообщил, что его страна приобрела партию байрактаров. А уже через несколько месяцев эти беспилотники были задействованы в Карабахе.
Также известно о заинтересованности в приобретении партии БПЛА Bayraktar. Президент в середине октября рассказал о переговорах, которые по этому вопросу Белград ведет с Турцией. А совсем недавно минобороны объявило о намерении купить несколько десятков байрактаров.
Анатомия «Знаменосца»
Во время боевых действий в Нагорном Карабахе азербайджанцы потеряли несколько БПЛА Bayraktar TB2. Обломки упавших беспилотников были изучены армянской стороной, в результате чего выяснилось, что аппараты создавались с использованием компонентов зарубежного производства. Причем зачастую компонентов коммерчески доступных, предназначенных для гражданского рынка.
Так, в качестве силовой установки на БПЛА используется двигатель Rotax 912 одноименной австрийской фирмы, которая, в свою очередь, принадлежит канадской Bombardier Recreational Products (BRP). Топливные баки изготовлены французской компанией Beringer Aero, а подается топливо насосом производства британской компании Andair Precision Aircraft Components.
Также внутри беспилотника были обнаружены подсистемы, изготовленные американской компанией Trimble Navigation, и навигационные компоненты американской же компании Garmin, доступные на коммерческом рынке. В качестве инерциальной навигационной системы применяется изделие NovAtel IMU LN200 компании Northrop Grumman из США.
Что касается полезной нагрузки, на борту БПЛА штатно устанавливается гиростабилизированная оптикоэлектронная система наблюдения MX-15D канадской компании Wescam, принадлежащей американской L3Harris. Присутствуют компоненты иностранного производства, в частности, американской фирмы Xilinx, и среди деталей используемого вооружения от компании Roketsan.
Под давлением армянских общественных организаций иностранные поставщики приостановили продажи Турции практически всех названных подсистем. Известно, что следующим шагом планировалось обращение к руководству компании Comant («дочка» Communications) с просьбой не поставлять в Турцию компоненты системы спутниковой связи.
Непростая судьба
Разработка авиационной, в том числе беспилотной техники с использованием подсистем и комплектующих зарубежного производства – достаточно распространенная практика. Например, двигатели компании Rotax установлены на целом ряде БПЛА, включая американский Predator и израильские Heron и Hermes 900. Такой подход позволяет сократить сроки создания соответствующей техники.
Однако у этой схемы есть очевидные минусы – в случае изменения политической обстановки поставки комплектующих могут прекратиться. Да, упомянутые ограничения в отношении турецкой оборонной промышленности носят временный характер. Но нет гарантии, что они не возникнут вновь и не станут более жесткими. Так что разрекламированный беспилотник Bayraktar имеет отличные шансы из перспективного (в том числе в экспортном плане) продукта «превратиться в тыкву».
Купирование возникших рисков возможно двумя основными способами. Во-первых, можно заместить часть компонентов доступными аналогами, например, азиатского (чаще всего китайского) производства. Это наиболее быстрый способ решения проблемы, однако он не снимает зависимость от политических рисков. К тому же он не гарантирует наличия компонентов с необходимыми характеристиками и требуемого качества.
Во-вторых, возможно замещение импортных компонентами собственного производства. В этом случае снимаются все риски, связанные с внешнеполитической конъюнктурой. Но такой подход подразумевает системные работы по развитию науки и промышленности, а соответственно, стоимость и сроки реализации этого варианта будут весьма значительными. Особенно это касается Турции, которая имеет пробелы в компетенциях во многих необходимых технических областях, как в части разработки, так и в части производства.
Попытки «импортозамещения» по-турецки могут, к примеру, иллюстрироваться имеющимися планами по использованию на БПЛА Bayraktar двигателя местной компании Tusas Engine Industries (TEI). Кадры с его испытаний в ответ на введенные ограничения поставок показал глава компании Baykar Сельчук Байрактар. Впрочем, путь от планов до реального воплощения этого подхода в жизнь может быть долгим. Иногда бесконечно долгим.