Самвел Кочарянц — самый засекреченный главный конструктор СССР 

Самвел Кочарянц — самый засекреченный главный конструктор СССР
Фото: ИА Regnum
Самвел Кочарянц — самый засекреченный ученый-ядерщик Советского Союза, Главный конструктор ядерных боеприпасов Российского федерального ядерного центра — Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики.
Под руководством Самвела Кочарянца и при его непосредственном участии были разработаны и созданы десятки боевых частей ракет, составляющих ракетно-ядерный потенциал вооруженных сил страны. По его идеям и техническим решениям выпускались ядерные боеприпасы (ЯБП), основа ядерного щита СССР и . Комплексы ядерного оружия, оснащенные ЯБП разработки Самвела Кочарянца, находятся на вооружении Российской армии и несут боевое дежурство, обеспечивая безопасность страны.
Главный конструктор ЯБП — дважды Герой Социалистического Труда, лауреат пяти Государственных премий СССР, кавалер шести орденов Ленина и ордена Октябрьской Революции, многих орденов и медалей, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, доктор технических наук, профессор, почетный гражданин (Арзамас-16) и Нор-Баязета (, ).
«Самвел Кочарянц — не просто выдающийся армянин. Он — один из великих людей ХХ века, — написал в предисловии к книге «Самый засекреченный» — сборнику статей и воспоминаний об ученом — ее составитель и редактор, председатель Совета Армянского культурно-просветительского общества «Арарат» Эмануил Долбакян. — Из тех, которые сделали Советский Союз великой ядерной державой, одной из сверхдержав. Добившись надежного ядерного паритета с , они обеспечили мир на планете, быстро ликвидировали угрожающую, без преувеличения, ядерную монополию США».
Отрывки из книги Эмануила Долбакяна о главном конструкторе Самвеле Кочарянце публикует газета «Ноев Ковчег».
Начало
Самвел Кочарянц родился 7 января 1909 года в уездном городе Гавар, в Армении. Отец рано умер, мать осталась с семью детьми. Жили трудно, но все дети получили образование и нашли свое место в жизни.
Самвел Кочарянц с детства хорошо знал математику. Окончив школу, решил продолжить учебу в . В столице сначала поступил на работу в Наркомтруд СССР статистиком, затем на завод №24 им. . В 1931 году вступил в комсомол. В 1932 году окончил рабфак и в 1933 году был зачислен студентом в Московский энергетический институт. В годы учебы параллельно работал в электроизмерительной лаборатории, стал техническим руководителем по созданию электроизмерительных приборов. Окончив МЭИ, получил специальность «инженер-электрик». Учебу продолжил в аспирантуре. Работал доцентом на кафедре электроприборостроения, читал лекции. Вел активную комсомольскую и профсоюзную работу. В 1941 году защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук. В 1942 году вступил в партию. В 37 лет возглавил кафедру электроприборостроения Московского энергетического института.
В институте молодой ученый пользовался большим авторитетом. По результатам его научных работ были изданы учебник по курсу «Магнитные измерения» и исследование «О некоторых вопросах ферродинамических приборов». Активно участвовал в общественной жизни МЭИ. Был избран заместителем секретаря парткома института.
В 1947 году в его судьбе наступил неожиданный поворот… Однажды в Московский энергетический институт приехал заведующий военным отделом ЦК. В беседе с Самвелом Кочарянцем он коротко объявил: «Вы направляетесь на новую работу, под личное распоряжение Сталина». Молодой ученый был делегирован на секретный «объект», в дальнейшем получивший название Арзамас-16. В затерянном в глухом лесу маленьком поселке создавался ядерный центр СССР — секретный объект КБ-2, где Самвел Кочарянц проработал 46 лет.
В обстановке строжайшей секретности разворачивались работы по выполнению государственной ядерной программы. Самвел Кочарянц оказывается в числе мобилизованных для ее реализации. Была поставлена задача создать ядерные боеприпасы для всех родов войск и средства их доставки к цели. Необходимо было разработать систему инициирования заряда, конструкцию аппаратуры системы автоматического зажигания для отечественной ядерной бомбы.
Самвел Кочарянц начал свою деятельность на «объекте» в должности начальника сектора автоматики. Через несколько лет, в 1959 году, он станет Главным конструктором ядерных боеприпасов страны, руководителем КБ-2.
В первые месяцы работы Самвел Кочарянц организовал техническую учебу для сотрудников, по образованию в основном механиков. Несмотря на большую загруженность, проводил занятия по определенным разделам электротехники и электроприборам. Организовал работу так, что исследования и конструирование шли параллельно.
В работе всегда опирался на свою команду замечательных специалистов, на тех, кто прошел «школу Кочарянца». У Самвела Кочарянца было обостренное чутье на талантливых людей, способных решать сложные проблемы. Именно вместе с ними были разработаны все первые образцы различных приборов, создана экспериментально-производственная база и заложены реальные основы дальнейшего совершенствования боевого оснащения новых комплексов ядерного оружия
Самвел Кочарянц считал, что лишиться доверия и поддержки коллектива — смерть для научного руководителя, что надо не только учить, но и учиться у своих коллег. И он учился. Ценил и уважал сотрудников, поддерживал инициативу и инициировал ее. Был горяч, энергичен, порой категоричен. Прежде чем внедрить, десять раз проверить и отработать — таков был главный принцип работы. Руководство в КБ-2 было авторитарным, без личной команды Главного в изделие ничего не внедрялось, однако при обсуждениях он выслушивал мнение всех ведущих специалистов, но решение принимал сам и… редко ошибался, обладая исключительной технической интуицией.
Он был непоколебимо принципиален в вопросах стойкости и безопасности изделий вне зависимости от сложности обсуждаемого вопроса, авторитета оппонентов, экстренности ситуации. Несмотря на возражения и упорное противодействие, Кочарянц до последней мелочи отстаивал свою точку зрения и оказывался прав. Его окружение не раз изумляла удивительная способность Главного конструктора к «сверхосторожности» и одновременно готовность к самым смелым поступкам.
Авторитет Самвела Кочарянца определялся как его личными качествами, так и тем, что возглавляемое им КБ-2 являлось финальным разработчиком специзделий, то есть создавало ядерное оружие, непосредственно поступавшее на вооружение. Главный конструктор работал в тесном контакте как с разработчиками носителей, так и с представителями .
«Тесный контакт у меня был с , — писал Самвел Кочарянц в своих воспоминаниях. — Очень грамотный был человек. И жесткий! Мы часто с ним ругались, но работали всегда дружно. Оба любили отстаивать свою точку зрения, а это вызывает уважение… Многое приходилось решать впервые. И каждая такая работа затрагивала интересы не только наши, но и мира».
Самвел Кочарянц отличался твердым характером, высокой ответственностью и оперативностью в принятии решений, хорошей теоретической подготовкой, феноменальной памятью. Был примером добросовестного отношения к порученному делу. Всегда говорил своим подчиненным, товарищам, друзьям: «Любой документ читайте внимательно и до конца», «Выполняйте задание, научный эксперимент так, чтобы увидеть результат», «Говорите только правду», «Следите за своим здоровьем, ибо оно — залог успеха», «Помогайте друг другу в учебе, работе, жизни».
С именем Кочарянца считались в высших эшелонах власти, «в верхах» Министерства обороны и министерств оборонных отраслей промышленности. Никите Хрущеву он показывал на полигоне образцы ядерных боеприпасов. Секретарь направлял ему личные послания. При разговоре по телефону достаточно было произнести слова «мы от Кочарянца», как его специалистов моментально принимали и оказывали должное внимание.
Когда дело касалось правительственных сроков сдачи нового ракетно-ядерного комплекса на вооружение, Главный конструктор брал все нити управления в свои руки. Он был настоящим государственным человеком и умел считать государственные средства.
Первый советский атомный заряд был успешно испытан 29 августа 1949 года. В момент взрыва на месте шарового заряда появилось светящееся полушарие, размеры которого в 4−5 раз превышали размеры солнечного диска, а его яркость в несколько раз.
Испытание РДС-2 стало вторым советским ядерным испытанием. Оно было проведено 27 сентября 1951 года на Семипалатинском полигоне. Самвел Кочарянц возглавил группу по подготовке и проверке системы автоматики, самолетного оборудования и изделия в сборе.
Для атомной бомбы РДС-3 был разработан заряд с меньшим, чем РДС-1, диаметром и весом. Система автоматики разрабатывалась на основе системы автоматики РДС-1 и включала те идеи, которые не успели реализоваться к моменту первого испытания.
Работы по созданию атомной тактической авиабомбы РДС-4 были начаты в КБ в 1950 году. Отдел Кочарянца создавал систему автоматики для этого изделия. Первые образцы приборов изготавливались на опытном заводе КБ-2 под постоянным личным контролем конструктора. Здесь же были созданы первые 8 опытных образцов бомбы, летные испытания которых прошли в 1952 году. В это же время было испытано еще одно изделие — РДС-5.
Определяющим для дальнейшего совершенствования ядерного оружия было успешное испытание заряда РДС-6с в 1953 году, в подготовке и проведении которого Самвел Кочарянц принимал самое активное участие. Для наблюдения за взрывом были организованы 11 научно-испытательных групп. Главный конструктор возглавлял группу по подготовке и проверке автоматики, самолетного оборудования и изделия в сборе. Одновременно был ответственным за эвакуацию сотрудников с опытного поля в момент «Ч». Испытание РДС-6с стало четвертым по счету советским ядерным испытанием. Государственные летные испытания полностью укомплектованного изделия проходили также в июне 1954 года. Их ответственным руководителем неизменно был Самвел Кочарянц.
В 1957 году для обеспечения контроля при войсковой эксплуатации ЯБП под непосредственным руководством Самвела Кочарянца была разработана уникальная малогабаритная контрольно-стендовая аппаратура. Особой разработкой коллектива Кочарянца стали авиабомбы-лаборатории для испытаний зарядов.
Кочарянц сопровождал свои изделия от разработки эскизного проекта до запуска в серийное производство, был при этом крайне требователен к соблюдению всех технологических нюансов, четко понимая, что малейшая неточность производителя обернется как потерей колоссальных государственных средств, так и крупномасштабной трагедией при эксплуатации. В начале 1959 года ядерное оружие стало поступать на вооружение армии.
Результаты первых 10 лет работы Кочарянца в КБ-2 трудно переоценить. За это время он участвовал в разработке систем автоматики, приборов и оборудования для 12 типов атомных и термоядерных авиационных бомб. Подготовил более 30 научных отчетов.
В одном из своих редких интервью Самвел Кочарянц сказал: «Я горжусь тем, что создал специальное оружие для защиты нашей страны… Да, приходилось работать и днем и ночью. В невероятно трудных условиях! Люди не жалели себя. Американцы первыми создали ядерное оружие. У нас его не было. В тот период мы всеми силами старались догнать американцев… Сейчас много спорят, кто начал гонку вооружений, кто виноват, что две страны были втянуты в нее? Находятся люди, которые рвут на себе волосы, мол, вина лежит на Советском Союзе. Нет, это не так, тут даже спорить не хочется: посмотрите в прошлое, сопоставьте факты, причем бесспорные, и ответ получите однозначный! Нельзя во имя каких-то сиюминутных интересов, амбиций легко играть историей, судьбами людей. Мы четко понимали — это оружие сдерживания. То, что я видел на полигонах при испытаниях, доказывало: ядерное оружие нельзя, невозможно применять, к примеру, в городах. К сожалению, американцы поняли это лишь после Хиросимы и Нагасаки. Это страшное оружие, но его существование, на мой взгляд, обеспечивает мир, потому что наглядно демонстрирует бессмысленность и безумие войн. Нет никакого смысла в любой войне. А тем более в ядерной. Это мы, создатели оружия, понимали всегда».
Новаторство
Уже первый опыт создания ядерных боеприпасов для авиации показал, что эта деятельность обладает особой спецификой, требующей нового подхода, специальных технологий и тщательной наземной и летной отработки в сочетании с высочайшей ответственностью, срочностью и секретностью. Именно поэтому Главный конструктор принял решение все проектирование ЯБП и его отработку, а также создание всех приборов системы автоматики сосредоточить в своем КБ-2 с обязательным участием специалистов по аэродинамике и баллистике. Это решение привело в дальнейшем к развитию экспериментально-испытательной, производственно-технологической и расчетно-проектной базы, к формированию новых высококвалифицированных кадров. И в итоге обеспечило высокое качество, надежность, безопасность и эффективность ядерного арсенала и ядерного оружия в целом.
Честность в науке и ответственность за качество создаваемой техники для Главного конструктора были неоспоримыми понятиями. Именно он стал инициатором создания отраслевых стандартов по качеству, а технику, не прошедшую троекратного изготовления в опытном производстве, не допускал к летным испытаниям. Самвел Кочарянц доверял расчетам только «своих» специалистов и давал задание проверять и перепроверять «чужие» результаты. Если убеждался, что результаты надежны, формулировал свою точку зрения, а далее следовало организационное решение.
В проектировании и отработке ядерных боеприпасов Главный конструктор проводил четкую и строгую линию: никаких авантюрных и непродуманных решений. Он ответственно подходил к нововведениям и во многих вопросах оказывался прав.
За годы своей деятельности Самвел Кочарянц создал целую научную школу по проектированию специальных боеприпасов. Профессор Кочарянц имел 11 авторских свидетельств, являлся заслуженным деятелем науки и техники. Был академиком де-факто.
Под его руководством в КБ-2 выросла целая плеяда ученых — кандидатов и докторов наук. Самвел Кочарянц настоял на разработке и выпуске серии книг по истории развития во ВНИИЭФ
проектирования и отработки ядерных боеприпасов. По его инициативе был издан трехтомник «Руководство по проектированию ядерных боеприпасов» для молодых инженеров и специалистов.
В ноябре 1958 года по совокупности проведенных работ ВАК присвоил Самвелу Кочарянцу ученую степень доктора технических наук без защиты диссертации, а в 1962 году — звание профессора.
На протяжении всей своей жизни он принимал активное участие в подготовке кадров не только высшей квалификации, но и студентов и выпускников вузов. «Самвел Григорьевич Кочарянц все умение вложил в работу по улучшению учебного процесса и воспитательной деятельности, — говорилось в институтской характеристике Кочарянца-педагога. — Электрофизический факультет по праву считается одним из лучших факультетов института, и в этом немалая заслуга т. Кочарянца. Он — исключительно добросовестный и принципиальный в работе, отзывчивый и внимательный к товарищам».
Главный конструктор внес большой вклад в развитие радиоэлектронного направления. Педагог Кочарянц был не только преподавателем с большой буквы, способным донести до ученика все тонкости и нюансы той или иной научно-технической проблемы, но и воспитателем, носителем высоких моральных принципов.
Память
Общеизвестно, что интеллектуальная платформа советского ядерного щита — 3 «К»: Курчатов, Келдыш, Королев. Но самая секретная и потому самая значительная «К» — Кочарянц — долгое время была скрыта от внимания людей и оставалась в тайне. Кочарянц был одним из выдающихся конструкторов Советского Союза, с участием и под руководством которого были разработаны десятки ядерных боевых блоков, принятых в разные периоды на вооружение и составляющих большую часть ракетно-ядерного щита страны.
Жизнь Самвела Кочарянца — жизнь специалиста с большой буквы, человека, беззаветно преданного своему делу. Ее главное содержание — работа во всем ее многообразии: преподавание, исследование, проектирование, участие в отработке и испытаниях специзделий, руководство крупным научным коллективом. Но самая добрая память о разработчике ядерного орудия — мирное небо.
Самвел Кочарянц прожил вдали от Армении 63 года. Редкие поездки на родину напоминали высадку военного десанта: прилетел, коротко побыл и сразу улетел, всегда в сопровождении внушительной охраны. Так прошел его визит в Армению и в 1987 году, когда в городе Камо, ныне Гавар, был торжественно открыт бюст Главного конструктора.
В Армению Самвел Кочарянц приезжал и осенью 1985 года по приглашению Католикоса Всех Армян Вазгена Первого и был личным гостем Верховного Главы Армянской Апостольской Церкви. Вазген Первый подарил ученому свой портрет и платок с надписью «В. П.». Кочарянц бережно хранил его. Портрет Патриарха Вазгена Первого висел на стене кабинета Главного конструктора, как и филигранная гравюра армянского алфавита, подаренная Католикосом Всех Армян.
Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»
Видео дня. Мужчина застрял в мусоропроводе, спасая паспорт
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео