Ещё

Танк по имени «Грозный». Как Т-90С попал в индийскую армию и спас российское танкостроение 

Фото: ТАСС
Двадцать лет назад в пустыне Тар, где господствуют песчаные бури, а температура воздуха превышает +50°С, впервые взревели двигатели танков Т-90С. Российская боевая машина в экстремальных условиях должна была доказать индийским военным, что равных ей нет. На пути к контракту стоимостью $1 млрд, который был подписан в 2001 году, было немало препятствий: в спину дышали украинские конкуренты, индийцы, желая сбить цену, пытались вывести из строя двигатели танка, а главной потерей стала смерть генерального конструктора Владимира Поткина.
"Отправка первых трех танков Т-90С на испытания в Индию и последующий «индийский контракт» — судьбоносные моменты истории не только для "Уралвагонзавода", но для и всей танковой отрасли России. Тогда в кратчайшие сроки предстояло адаптировать имеющиеся наработки к требованиям заказчика, организовать производство и вернуть на завод уникальных специалистов, возродить утерянные кооперационные связи и обеспечить конвейер необходимыми комплектующими — это была на тот момент сложнейшая, почти невыполнимая задача. Но коллективы УКБТМ (Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения) и «Уралвагонзавода» с ней справились, проделав гигантскую кропотливую работу", — сказал в интервью ТАСС генеральный директор научно-производственной корпорации «Уралвагонзавод» (УВЗ) Александр Потапов.
Успех испытаний танка в пустыне Тар обеспечил корпорацию «Уралвагонзавод» важным контрактом, спас от банкротства предприятие и всю бронетанковую отрасль российской промышленности. В 2001 году «Уралвагонзавод» поставил в Индию 124 готовые машины, спустя шесть лет последовало новое соглашение на поставку такого же количества танков Т-90С. Индийцы назвали боевую машину «Бхишма» ("Грозный") — в честь одного из главных героев эпоса «Махабхарата».
Кроме того, в 2001 году был подписан контракт на лицензионное изготовление 1000 танков, в том числе на поставку 186 машинокомплектов, а в 2007 году подписывается дополнение к контракту на поставку 223 комплектов в рамках лицензии. В апреле этого года стало известно, что правительство Индии приняло решение закупить дополнительную партию танков Т-90 для своих вооруженных сил.
"Мы решили рискнуть"
В начале 1990-х годов после распада Советского Союза «Уралвагонзавод», расположенный в городе Нижний Тагил Свердловской области, оказался в тяжелом финансовом положении, которое лишь усугублялось год от года. В 1992 году на вооружение в РФ был принят основной боевой танк Т-90, разработанный входящим в состав УВЗ Уральским конструкторском бюро транспортного машиностроения, однако Минобороны не заказывало крупных партий этих машин, а во второй половине 90-х российское оборонное ведомство свело почти к нулю число заказов продукции завода.
15 июня 1995 года водитель-испытатель УВЗ Василий Тропин на угнанном танке Т-72С проехал через Дзержинский район Нижнего Тагила, а затем вернул боевую машину на завод со словами, что хотел «хоть как-то выразить свой протест против беспросветной нищеты оборонки».
Обремененное долгами предприятие в 1997 году возглавил Николай Малых, который, заручившись поддержкой российских властей, решил сделать ставку на экспорт отечественных танков ради спасения «Уралвагонзавода».
"Еще бы два-три месяца — и завод бы обанкротили. Задолженность по зарплате была семь месяцев, долги энергетикам, газовикам, во все уровни бюджета. Всюду была грязь и запустение. Заказов не было ни на вагоны, ни на танки. Но идея экспорта буквально витала в воздухе, заводчане хотели в продолжение военного сотрудничества с Индией поставлять туда танк Т-72", — вспоминает Малых.
По его словам, индийские военные во время начавшихся переговоров с российской стороной о поставках боевых машин не проявили никакого интереса к Т-72, и тогда с согласия российских военных и главного конструктора УКБТМ Владимира Поткина было решено представить в Индии новую и в то время еще «совершенно секретную» разработку — танк Т-90.
"Мы решили рискнуть. Индийцы заинтересовались, но поставили ряд условий, и по сути они своими предложениями подтолкнули российскую сторону к созданию новой машины, — рассказывает Малых. — Я им дал обещание показать машину, которой у нас еще не было, в феврале 1999 года. Мы работали по графику и первый танк собрали буквально «на коленке», ведь не было ни брони, ни деталей".
Бывший глава «Уралвагонзавода» говорит, что на первые испытания танка Т-90С индийская делегация приехала в Нижний Тагил: «Стрельбы шли поздней ночью, индийцы на чалму натягивали шапки, мы им выдали валенки, чтобы они не замерзли у нас, кормили их пирожками, водкой русской поили. Пробеги и стрельбы прошли успешно, а на испытания в Индию мы уже отправили три машины».
Запредельные нагрузки
Когда «Уралвагонзавод» спешно доводил три танка для отправки на испытания в Индию, не выдержало сердце главного конструктора Владимира Поткина. Он умер на своем рабочем месте 13 мая. А уже спустя четыре дня три танка Т-90 отправились к месту назначения.
"Поткин знал, что со здоровьем дело у него дрянь. Врачи требовали срочной госпитализации, но не мог он свалить эту гору ответственности на кого-то другого. Не мог. И танки были собраны и отправлены на испытания. Но в тот день, когда самолеты с танками брали курс на Индию, «Вагонка» прощалась со своим главным конструктором. Он, как солдат, не оставил свой рубеж", — рассказывает Игорь Баранов, который с 1987 по 2008 год работал заместителем главного конструктора УКБТМ.
Испытания Т-90С в пустыне Тар продолжались около двух месяцев в условиях экстремальной жары, но танки продемонстрировали феноменальную выносливость. Каждая машина прошла более двух тысяч километров по бездорожью, преодолевая песчаные барханы высотой 10–15 метров.
"Самое сложное для нас и для техники было выдержать эти запредельно высокие температуры, за 50 градусов было не один день. Жуткая нескончаемая жара все время, пока шли испытания. Мы очень переживали за Т-90С — наше детище, которое мы приготовили в очень короткие сроки", — говорит водитель-испытатель военной техники «Уралвагонзавода» Олег Домрачев, которому довелось одному из первых управлять Т-90С.
На испытания новой техники в Индию приехали высокопоставленные российские военные, среди которых был куратор контракта на всех его этапах генерал-полковник Сергей Маев, возглавлявший в то время Главное автобронетанковое управление Министерства обороны РФ. Он вспоминает, что продвижение контракта шло очень тяжело, индийская сторона хотела сбить цену, высказывая сомнения в заявленных технических характеристиках танка.
"Механики-водители на испытаниях в пустыне Тар были индийцы, один из них всячески старался перегреть двигатель танка, который к тому времени у нас был еще не полностью подготовлен. Его несколько раз предупреждали, но к концу испытаний, когда до завершения пробега оставалось где-то 500 км, он двигатель все-таки перегрел и вывел из строя. Двигатель поначалу хотели заменить, но потом буквально за сутки починили в полевых условиях на виду у индийцев, и их удивление было безграничным", — рассказал Маев. Таким образом попытка дискредитировать двигатель Т-90С лишь сыграла на руку российской стороне в сложных переговорах.
"На подписание контракта я не смог полететь, но когда мне позвонили с борта самолета и объявили о том, что контракт подписан, и подняли за меня рюмку, закричав «Ура!», то я испытал огромную радость", — вспоминает Маев.
"Лучшая в мире машина"
Со стороны РФ в процессе переговоров принимал участие генеральный директор созданного в то время Российского агентства по обычным вооружениям Александр Ноздрачев.
"Параллельно Украина продала свои танки в Пакистан. В 1999 году индийцы выбирали между украинскими танками и нашими, но с учетом того, что наши военные отработали на испытаниях просто уникально, показали и доказали, сумели убедить, что это лучшая машина в мире, [это] послужило переломным моментом, а весь 2000 год уже согласовывались детали контракта", — отметил Ноздрачев.
По мнению Маева, в конечном итоге индийский контракт не только сыграл решающую роль в спасении «Уралвагонзавода, но и позволил создать „хороший задел для наших танков, для нашей армии“. Его слова подтверждает и Александр Потапов: „Индийский контракт, без преувеличения, вдохнул новую жизнь в заводы и КБ. Дал отрасли мощный импульс. И УВЗ не упустил эту уникальную возможность, а реализовал ее и продолжил свое развитие. В следующем году исполнится 100 лет отечественному танкостроению, к которому отрасль подходит, загруженная заказами, с большими планами на будущее“.
Наталья Шурмина
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео