Евразия Эксперт 19 марта 2019

«Круговорот вооружений». Беларусь и Россия стали лидерами ЕАЭС по экспорту оружия

Фото: Евразия Эксперт
Стокгольмский институт исследования проблем мира, более известный по общепринятой аббревиатуре СИПРИ (SIPRI), опубликовал очередное ежегодное обновление своей базы данных по торговле оружием и сопутствующие рейтинги лидеров экспорта и импорта оружия в пятилетку 2014-2018 гг. Специфика военно-технического сотрудничества такова, что смотреть ее по отдельным годам мало смысла: сделки часто огромны, но при этом редки и готовятся много лет. Даже пятилетки иногда критикуются как слишком малый период, однако тренды этот отчет уловить помогает.
Необходимо отметить, что шведы пользуются официальными данными, которые в этой области иногда бывают неполными. Часто государства предпочитают не афишировать свое военно-техническое сотрудничество. В частности, в России регулярно «забывают» в официальных сводках отметить свои поставки, например, на Ближний Восток. Такие вещи приходится оценивать приблизительно и, как следствие, неточно. А иногда только через несколько лет становится известно, что та или иная страна приобрела военную технику. Этим славится, например, Сингапур, у которого специалисты порой замечают на фото «лишние» танки или самолеты.
Россия продолжает уверенно удерживать второе место в мировом рейтинге продавцов вооружений.
По оценкам СИПРИ, в 2014-2018 гг. на нее пришлись 21% мирового экспорта оружия, в то время как лидер — США — занял 36% рынка.
Этот временной отрезок был очень успешен для Вашингтона, заключившего целый ряд крупных сделок на Ближнем Востоке и с Индией. Россия, напротив, на время пресытила своих традиционных клиентов. Для сравнения, в 2009-2013 гг. пара лидеров была такой же, но занимали они уже соответственно 30% и 27%.
Перед российским военным экспортом стоит множество вызовов, возможно, наиболее серьезный из них политический: США активно применяют угрозы по отношению к покупателям российских вооружений, вводят вторичные санкции по пакету CAATSA.
Однако такие крупные контракты, как поставки зенитно-ракетных комплексов С-400 в Китай, Индию и Турцию (в Китай — еще и истребителей Су-35), лизинг многоцелевой атомной подводной лодки и лицензионное производство российских танков и стрелкового оружия в той же Индии, целый комплекс сделок с Египтом и Алжиром, выход на новые рынки стран Персидского залива — все это позволяет надеяться на сохранение позиций.
Нельзя совсем не упомянуть и импорт вооружений, однако он крайне мал, и по нему Россия находится в конце топ-50. Причем в следующем году, при пятилетке 2015-2019 гг. она явно выйдет и из полусотни. По политическим причинам военно-техническое сотрудничество Москвы резко сократилось после 2014 г. как с Украиной (к слову, шведские специалисты продолжают его фиксировать, хотя и в крайне малых объемах, и стороны, очевидно, прикладывают максимальные усилия, чтобы его не афишировать. В первую очередь речь, скорее всего, идет об авиационном двигателестроении, часто проводимом как технологии двойного назначения), так и с Западом.
Так, после 2014 г. не отмечаются в отчетах закупки в Италии бронемашин LMV (в России известных как «Рысь») или сотрудничество с Израилем по БПЛА. Однако нет причин считать, что оно было полностью свернуто, как и сотрудничество с Францией. Просто оно продолжалось во все уменьшающихся и максимально скрываемых объемах.
На третье место за пятилетку по экспорту вырвалась крайне успешно проведшая этот период Франция, но, несмотря на почти полуторакратный рост, она занимает за этот период только 6,8% мирового объема и втрое уступает России.
При этом львиную долю обеспечили крупные сделки с Египтом (корабли и истребители) и Индией (подводные лодки и истребители). Не факт, что этот успех удастся повторить в ближайшие годы. Весьма вероятно, что Францию вновь обгонит Германия, имеющая сразу несколько перспективных и успешно продвигаемых семейств колесной и гусеничной бронетехники на фоне роста соответствующего рынка.
Украина занимает второе место по экспорту военной продукции на постсоветском пространстве. Следует отметить, что она по пятилетке 2014-2018 гг. сохранилась в ведущих поставщиках, заняв 12 место с 1,3% объема контрактов. Однако тенденция для нее среди стран, входящих в топ-25, почти что самая негативная. По сравнению с 2009-2013 гг., когда военный экспорт Киева переживал рост и был полон надежд, произошел двукратный спад: тогда доля пирога составляла 2,7%, т.е. на уровне, например, Италии. Причинами спада стали несбывшиеся надежды на масштабный экспорт бронетехники, в частности, ударившее по имиджу фиаско с поставками БТР-4 в Ирак и резкий и почти полный разрыв сотрудничества с Россией.
Последние годы главным партнером Украины был Китай, тоже закупающий продукцию авиационного двигателестроения. Впрочем, вышесказанное совершенно не означает бедственного состояния военно-промышленного комплекса в целом: по очевидным причинам он сейчас просто ориентирован на гособоронзаказ, который ранее фактически отсутствовал.
О позиции Беларуси портал уже рассказывал отдельно, отметим только, что она также удерживается в топе, на 20 месте, что почетно и достаточно непросто, так как Минску досталась куда более скромная часть ВПК СССР, чем Москве и Киеву. Посмотрим, как будет развиваться этот процесс в будущем, когда все больше придется опираться не на продажу модернизированного и отремонтированного советского оружия, а своих и совместных с Китаем разработок.
Читатель мог обратить внимание, что мы пропустили импорт Беларуси и Украины: это вызвано тем, что их данные достаточно сомнительны.
Практически не отражено видное невооруженным взглядом (на парадах) масштабное сотрудничество Минска и Пекина, а что касается закупок иностранного оружия Киевом, отметим просто, что, по мнению составителей, они за этот неспокойный период были меньше белорусских аж в 7 раз. Политически это понятно: многие страны не хотели бы афишировать поставки оружия в зону идущего конфликта (украинские события тут еще мелочи по сравнению с целым бумом экспорта легкого оружия с Балкан на Ближний Восток).
Думаю, теперь читателям станет понятнее в целом критичное отношение к подобным рейтингам в профессиональной среде. Они помогают отслеживать тенденции и общую динамику, но всегда не учитывают чего-то, особенно в малых масштабах: спрятать полсотни истребителей трудно, а партию наземных вооружений уже можно попробовать. В качестве анекдотичного случая можно вспомнить произошедший десять лет назад захват сомалийскими пиратами непримечательного украинского судна «Фаина», которое, к их удивлению и, вероятно, испугу, оказалось забито тремя десятками танков и прочим добром.
Более серьезно можно воспринимать позиции в списке ведущих импортеров Азербайджана (23 место, небольшой прирост, половина поставок — Россия, второе и третье места занимают Израиль и Турция), Казахстана (30 место, почти трехкратный рост, обусловленный обновлением авиатехники, в первую очередь в России, а также Китае и Испании) и Туркменистана (39 место, небольшой прирост, ведущие партнеры — Турция и Китай).
В целом после периода спада, продолжавшегося с конца 1980-х гг. до середины нулевых, мировой рынок вооружений продолжает демонстрировать стабильный, пусть и небольшой рост, обусловленный как общей мировой нестабильностью, так и объективной необходимостью замены произведенного на исходе холодной войны оружия, исчерпывающего свой ресурс.
Александр Ермаков, независимый военный обозреватель
Комментарии
Оружие , Александр Ермаков , ЕАЭС , Алжир , Египет , Индия , Китай , Сингапур , США , Турция
Читайте также
Россия защитит Крым от F-35
В США анонсировали «настоящую» гиперзвуковую ракету
231
Последние новости
В Москве отреагировали на отказ Зеленского идти на диалог с ДНР
Мечты о диверсификации: появится ли в Беларуси казахстанская нефть
Сербия и Евразийский союз на пути к свободной торговле: удастся ли обойти «подводные камни»?