Ещё

Турция поплатилась за отказ от российского вертолета 

Фото: tai.com.tr
США наказали Турцию за покупку С-400 задержкой поставок двигателей для турецких ударных вертолетов T-129. И нет никаких гарантий, что эти поставки вообще состоятся. Турки вынуждены спешно искать того, кто проведет ремоторизацию их боевой техники. Может быть, это могла бы сделать Россия? А самое интересное, что в свое время у Анкары был шанс избежать этой ситуации — купив российские вертолеты.
Поставка трех десятков турецких многоцелевых ударных вертолетов T129 ATAK Пакистану задержится не менее чем на полгода. Причина — отказ Соединенных Штатов своевременно поставить Турции двигатели для этих вертолетов. О проблемах у Анкары в пятницу сообщил ТАСС представитель турецкого секретариата оборонной промышленности SSM.
По словам источника, в настоящее время производитель T129, компания Turkish Aerospace Industries (TAI) изучает вопрос о замене двигателей. Вероятно, Atak будет оснащаться двигателями западноевропейского производства, но рассматривается и вариант обращения к Китаю.
Можно предположить, что срыв американцами турецко-пакистанского контракта был опосредованным наказанием за покупку Анкарой российских ЗРК С-400.
«По сути санкции против турецкого ВПК», — отметил в Facebook военный эксперт Василий Кашин.
«Мы можем предполагать связь со сделкой по С-400, и первое предположение с российской стороны таким и будет, но вполне допускаю, что причины могут быть и иного рода», — сказал газете ВЗГЛЯД профессор Академии военных наук Вадим Козюлин.
Как ранее отмечала газета ВЗГЛЯД, подписанное около года назад турецко-российское соглашение по закупке комплексов С-400 «Триумф» вызвало напряженность в отношениях между Анкарой и Вашингтоном. В минувший четверг пресс-секретарь турецкого президента Ибрагим Калын сообщил: Анкара рассчитывает получить первую батарею С-400 уже до конца года.
В то же время Кашин отметил, что одновременно США заморозили поставку Пакистану партии боевых вертолетов AY-1Z.
«Пакистан, насколько я понимаю, не находится в списке государств, государств, которым запрещены поставки американского оружия, с одной стороны. С другой, сейчас у Пакистана сложные отношения с США. Так что это может быть больше связано с самим Пакистаном, нежели с Россией и санкциями против нее», — предположил в свою очередь Козюлин.
Для Пакистана (который сейчас действительно переживает не лучший период отношений с США), срыв контракта с турками вряд ли будет серьезной потерей. Исламабад может обратиться к тем же китайцам, которые сейчас активно входят на пакистанский рынок вооружений. Но туркам, которые заинтересованы в продаже своей продукции, придется «покрутиться», и найти того, кто поможет с ремоторизацией вертолетов. И среди потенциальных поставщиков могли бы оказаться не только европейские страны, но и Россия, и даже Украина.
Военный эксперт Алексей Леонков отметил в комментарии газете ВЗГЛЯД, что Т129 внешне очень похож на Ми-24. Но это не факт, что есть и сходство двигателей. Тем не менее, если Россия все-таки решит заняться данной сложной задачей, то у нее, как подчеркнул Леонков, есть двигатель, который в принципе может быть аналогом американского СTS-800, предназначенного для турецких вертолетов.
Это ВК2500, который сейчас является основным для установки на вертолеты, которые есть на вооружении российской армии. Этот двигатель выпускает АО «Климов», входящее в Объединенную авиастроительную компанию. ВК-2500 создавался как замена двигателям ТВ3-117, которые делали на украинском предприятии «Мотор-Сич», и теперь стоит на вертолетах Ми-17, Ми-28, Ка-52, Ми-35.
«То есть он стал таким универсальным двигателем, который позволяет решать вопросы с вертолетами», — рассказал собеседник.
Правда, следует оговориться, что между CTS800 и ВК-2500 все-таки есть много отличий.
«Наш двигатель гораздо мощнее американского», — отмечает Леонков.
Впрочем, по мнению Леонкова, туркам было бы рациональнее с помощью России менять не двигатели, а вертолеты.
«Просто взять и поменять двигатель — это значит создать новый вертолет, это даже более проблематично, чем поменять двигатель самолета, — подчеркнул Леонков. — Если пушка начинается со снаряда, то вертолет начинается с двигателя. Именно его компоновка и его мощность придают вертолету его возможности. Понятно, что замена двигателя приведет к переделке топливной системы, топливной автоматики и так далее».
Стоит отметить, что когда-то Россия даже предлагала Турции свой вертолет. В 1997 году специально для участия в турецком тендере ATAK (Attack and Tactical Reconnaissance Helicopters — ударные и тактические разведывательные вертолеты) российская компания «Камов» разработала вертолет Ка-50-2 «Эрдоган», являющийся по сути экспортной версией Ка-52. Однако турки тогда сделали выбор в пользу проекта итальянской компании Agusta Westland, и на базе ее вертолета A129 Mangusta и был создан турецкий T129 ATAK. За что теперь, можно сказать, и поплатились.
В этот раз в гипотетическом соревновании за право заместить CTS800 у России также может появиться неожиданный конкурент — Украина. Ведь «Мотор Сич» по-прежнему выпускает тот самый двигатель ТВ3-117, который заменил ВК2500. Правда, не факт, что Украина потянет турецкий заказ (если таковой будет).
«Украинский ВПК постепенно разрушается, — отмечает Леонков. — «Мотор-Сич» пытается в лице своего директора Вячеслава Богуслаева спасти ситуацию, но ему очень сложно бороться с политической номенклатурой».
Есть и еще один нюанс. С кем бы ни договорилась Турция о поставках силовых агрегатов, сделать это будет крайне затруднительно, несмотря на то, что примеры ремоторизации техники с одних двигателей на другие известны, заявил газете ВЗГЛЯД директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.
«Иранцы, например, в свое время ремоторизировали американский самолет, ЮАРовцы во французский F1 «Мираж» засунули двигатель МиГ-29. Гипотетически это возможно, но в данном конкретном случае сделать это будет затруднительно», — сообщил он.
В качестве одной из причин Пухов назвал необходимость получения лицензии.
«Конструкция делается под конкретные вертолеты, а этот вертолет не чисто турецкий, а турецко-итальянский. Это, фактически, итальянская лицензия, и это нужно согласовывать с итальянскими конструкторами, что практически нереально», — пояснил собеседник.
«Помимо турок и итальянцев, на это должны согласиться и пакистанцы. Слишком много сторон в этой истории. Даже если бы двигатель интегрировался, это практически невозможно», — резюмировал эксперт.
Комментарии3
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео