Ещё

Ядерное солнце Поднебесной. Как Китай накапливает военный запал 

Фото: 360tv.ru
США обеспокоены ядерными амбициями двух очень небольших, хотя и достаточно агрессивных государств, одно из которых находится на Дальнем Востоке, а другое — на Ближнем. Это КНДР и Иран. Оба государства расположены в Азии, где единственной страной, официально считающейся ядерной державой, является лишь Китай. Пакистан, Индия и Израиль, хоть и обладают ядерным оружием (Израиль в этом, правда, не сознается и прямых доказательств ни у кого нет), в список мировых ядерных держав официально не входят.
Недавно Китай испытал заряд тактического ядерного оружия, которое применимо в условиях современной локальной войны и может уничтожить большое скопление живой силы противника и его промышленных объектов. Однако применение такого рода высокоточного атомного оружия немедленно спровоцирует масштабную ядерную войну, в которой победителей уже не будет. Известна печальная шутка о том, что четвертая мировая война будет вестись уже с помощью каменных топоров. В мире накопилось столько ядерного потенциала, что хватит на полусотню опытов уничтожения планеты и еще останется — если вообще что-нибудь останется.
Однако есть кое-что очень примечательное в ядерной политике Китая. Если перечислить лишь часть этого, то картина предстанет для многих в новых цветах.
По официальным данным шведского и лондонского институтов стратегических исследований, Китай располагает не более 250 ядерными зарядами. Некоторые исследователи допускают еще 30 к упомянутому количеству. В эту официальную статистику входят 120-130 ядерных боезарядов баллистических ракет наземного базирования и 48 — морского.
Но есть нечто очень важное, без оценки чего реальной картины не увидеть. Сравним этот арсенал с пакистанским. Тот заявляет, что располагает 110 ядерными боеголовками и занят испытаниями чуть более одного десятилетия. Китай же увлечен этой проблемой около 50 лет и обладает несравнимо большим научным, военным и территориальным потенциалом. При сравнении объявленная исследователями цифра в 280 боеголовок (это максимальная оценка) выглядит, мягко говоря, неточно. Именно Пакистан является в этой области близким партнером Китая, что подтверждается данными многих информированных разведок.
Серьезные эксперты, давно уже отслеживавшие эту самую эффективную военную сферу деятельность Поднебесной, настаивают уже не на сотнях, а на нескольких тысячах ядерных боеголовках в распоряжении стратегических сил КНР. Одних только ежегодных испытаний, которых даже осторожные китайцы полностью скрыть не могут, происходит по одному, а то и по два (в некоторых отмеченных случаях) в неделю. Это в то время, когда США проводят не более 10 взрывов в год. Интенсивность ядерных испытаний в Китае за последние три года возросла в разы — соизмеримо с 15-летними испытаниями в США. Эти опыты, как правило, проходят в специальных лабораторных условиях на так называемых газовых установках.
По качественному и количественному показателю межконтинентальных баллистических ракет и ракет средней дальности Китай, возможно, уже находится либо на рубеже, достигнутом США и Россией. А по некоторым данным, кое в чем превосходит или в ближайшее время даже опередит их. Договоры о ядерном сдерживании, в котором с переменным успехом и со многими известными проблемами участвуют США и Россия, не позволяют Москве наверстать упущения, связанные с ракетами средней дальности. А локализация пусковых установок китайских вооруженных сил позволяют покрыть всю нашу территорию — не менее пяти тысяч квадратных километров межконтинентальными ракетами и около двух тысяч ракетами средней дальности. Интенсивная разработка тактического ядерного заряда позволит в конечном счете покрыть территорию в 500-600 километров в сторону России от нынешних китайско-российских границ.
Китай никогда не принимает участие в международных совещаниях по ядерному разоружению, никогда не заявляет о своем истинном потенциале. Китайское правительство постоянно повторяет, что их стратегические ядерные силы предназначены исключительно для ядерного сдерживания в мире и для обороны страны.
Когда-то специалисты СССР помогали армии и ВПК Китая создать серию подземных коммуникаций и испытательных полигонов. С тех пор Китай, экономика которого произвела чудовищный рывок, развил эту исследовательскую и боевую инфраструктуру до таких гигантских масштабов, что уже не имеет себе равных в мире.
Во внутреннем Китае и внутренней Монголии строят огромные города, не заселяемые в настоящее время. Они не брошены, а вновь отстроены, полностью готовы для полноценной жизни. И это при известном дефиците инфраструктурированных территорий в стране вообще!
Наряду с этим в Китае сооружают и модернизируют сотни километров подземных бомбоубежищ, о которых власти официально говорят как об убежищах от землетрясений для всего населения страны. Сейсмологи это даже не комментируют, потому что как раз подземные сооружения во время даже небольшого землетрясения способны стать общей могилой. Да и добраться до них за те несколько минут, когда пик землетрясения достигает апогея, никто не в состоянии. Эксперты делают выводы, что это и есть настоящие бомбоубежища, способные защитить население от излучения, заражения и ударной волны, а те новые города на внутренних территориях, скорее всего, предназначены для выжившего в случае ядерной атаки населения.
Не следует забывать, что Китай является самой густонаселенной страной на планете, и подобные расчеты вероятных потерь для любой другой страны стали бы катастрофой, а для Китая — большим, но не столь же катастрофическим для будущего Поднебесья человеческим ущербом. Пусть это звучит на пределе цинизма в его жестокой верхней точке, но расчеты стратегов всегда очень далеки от всяких иллюзий.
Стратегические вооруженные силы Китая очень хорошо структурированы, оптимизированы и великолепно поддаются управлению. Это пять боеспособных ракетных армий, расположенные так, что их удары способны достигнуть почти всей территории России — (полностью покрывают Дальний Восток, Сибирь и пересекают Урал), Индии, Японии, Кореи и американского западного побережья. При этом реальное количество боезарядов, их носителей и типов никто не знает. Можно только предполагать, что это весьма впечатляющие цифры. Во сяком случае, Китай спокойно заявляет, что не боится ядерной войны и что способен противопоставить любому противнику эффективные средства. А если учесть, что Китай давно уже интересуется российскими системами ПВО, приобретает их и успешно копирует, то картина его бесстрашия становится более или менее ясной.
Никто не может спрогнозировать, какую позицию займет Китай в случае крупномасштабных военных событий в мире. Не факт, что интересы материкового соседа ему будут ближе, чем договоренности на послевоенное будущее с соседом заокеанским. И наоборот.
Взаимные болезненные уколы, которые допускают США и Россия, упрямые противостояния последних лет на фоне китайского военного, экономического, промышленного и культурного потенциала уже не кажутся такими уж неразрешимыми.
Существуют два глобальных мира — в одном из них самоуверенная Америка, упрямая Россия и состоятельная старушка-Европа существуют со своей «исторической» конфликтностью и алчностью. А вот что касается другого мира, то он делится в неравной пропорции той частью человечества, о которой мы знаем если не слишком мало, то уж точно не все. Доверять нам свои тайны и планы там уж точно никто не намерен.
Припоминается одно мудрое откровение Мао Цзэдуна. Он сказал: «Умная обезьяна сидит на вершине холма и наблюдает, как в долине дерутся два тигра». Тогда было понятно, что тиграми он назвал СССР и США. Не оставалось и сомнений, кого он считает «умной обезьяной». И ведь она еще не спустилась с того холма и не оторвала хитрых глаз от нескончаемой грызни двух могучих, но не очень осмотрительных зверей.
Андрей Бинев, журналист, аналитик
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео