Далее:

Guardian: Москва контролирует в Сирии «и войну, и мир»

The Guardian: Москва контролирует в Сирии «и войну, и мир»
Фото:
«Я рекомендую вам смотреть в этом направлении» — заявил генерал-майор Игорь Конашенков, с улыбкой указывая на воды Средиземного моря за бортом сторожевого корабля «Адмирал Эссен». Минуту спустя пронзительный свист и дым возвестили о запуске семи крылатых ракет с двух российских субмарин Черноморского флота, пишет корреспондент The Guardian Шон Уокер.
По данным российских военных, эти ракеты «Калибр», оснащённые полутонной боевой частью, нанесли удар по объектам «Исламского государства»* в Дейр эз-Зоре. Это сирийское поселение является ключевым стратегическим аванпостом на востоке страны, куда отступили отряды джихадистов. Как поясняет Уокер, наблюдение за запуском ракет было последним пунктом в программе тура, устроенного для российских и иностранных журналистов. Таким образом Москва старалась продемонстрировать, что она «контролирует и войну, и мир» в Сирии. Тур, «каждый элемент которого держался в тайне», начался с посещения авиабазы «Хмеймим», расположенной рядом с портовым городом Латакия.
Здесь российские ВКС базируются с тех пор, как Москва «вмешалась в конфликт» на стороне правительства президента Башара Асада в сентябре 2015 года. По словам британца, эта поездка показала всю степень вовлечённости России в конфликт. Группа путешествовала «под пристальным наблюдением» Конашенкова, официального представителя Минобороны, благодаря частым телевизионным брифингам ставшего олицетворением российской операции в Сирии. Генерал-майор оказался «более колоритной фигурой», чем могло бы показаться по его «бесстрастным выступлениям на подиуме». Он сыпал метафорами и произносил перед корреспондентами пространные речи о журналистской этике и западном лицемерии, «покуривая тонкие сигареты», вспоминает Уокер. Конашенков называл предположения о жертвах среди мирного населения «политическими» и сходу отметал любые разговоры о «неизбирательных» российских и сирийских бомбардировках. Неудобные вопросы во время брифинга не приветствовались, подчёркивает автор статьи.
Журналисты прилетели в Алеппо на транспортном самолёте, который приземлился на городском аэродроме под «наводящим ужас» углом, чтобы избежать огня зенитной артиллерии. Затем последовала череда «тщательно срежиссированных» остановок, призванных продемонстрировать участие России в восстановлении города. Большая часть восточного Алеппо, которая находилась под контролем повстанцев до конца прошлого года, до сих пор почти полностью лежит в руинах и находится в запустении. Но в некоторых концах города уже идут работы по реконструкции. На центральной площади, подходившей вплотную к передовой, теперь возвышается огромный портрет Асада, а строители кладут новую плитку.
В школе в западной части города, которая находилась в руках правительственных войск и была атакована ракетой повстанцев во время войны, ученики исполнили для прибывших журналистов патриотические песни, а учителя с помощью военных переводчиков выразили благодарность за российскую помощь. Следующей остановкой стала древняя мечеть Омейядов Алеппо, серьёзно пострадавшая в результате боевых действий. Муфтий города Махмуд Аккам поблагодарил лидера Чечни Рамзана Кадырова за помощь в восстановлении храма. Он отверг предположения, что здание или его окрестности были разрушены из-за российских или сирийских авиаударов. «Это всё дело рук террористов», — настаивает муфтий. И подобная фраза звучала на всём протяжении поездки, когда речь касалась руин или разрушений, пишет Уокер.
На следующий день россияне «хвастали» Центром разминирования, находящимся в окрестностях Хомса. Здесь восемь инструкторов, прилетевших из России, проводят ускоренные курсы сапёрского дела для сирийских солдат.
Журналисты также посетили одну из четырёх зон деэскалации к северу от Хомса, где был организован контрольно-пропускной пункт, позволяющий мирному населению перемещаться между правительственными территориями и регионами, подконтрольными повстанцам из Свободной сирийской армии.
Военная полиция, облачённая в красные береты и путешествующая на бронеавтомобилях «Тигр», играет «очень заметную роль». Офицер Александр Сазонов, курирующий зону деэскалации в Хомсе, говорит, что его части регулярно связываются с оппозиционными группами по Skype, и добавляет, что с момента создания КПП не произошло ни одного значительного инцидента.
Когда на пункт прибыли журналисты, «словно по команде» к нему подъехали четыре российских грузовика, с которых населению начали раздавать блестящие пластиковые пакеты с продуктами и надписью на русском и арабском языках: «Россия с вами».
Помимо «миротворческой роли» на земле, Россия всё ещё активно обеспечивает прикрытие с воздуха для сирийских и иранских наземных войск. Генерал-лейтенант Александр Лапин, начальник штаба группировки войск ВС РФ в Сирии, заявил, что удары ВКС помогли армии Асада прорвать трёхлетнюю блокаду Дейр эз-Зора. Он добавил, что Москва будет продолжать операцию до полного уничтожения экстремистов, которые уже контролируют не более 15% территории страны.
Несомненно, вмешательство в сирийский конфликт сделало Россию ведущим игроком на Ближнем Востоке, признаёт Уокер. Из-за этой «новой реальности» Западу пришлось «приглушить» свои требования о том, что Асад должен уйти. «На первый взгляд, сирийская авантюра России оказалась неожиданным успехом. Издержки довольно незначительны, и они компенсируются возможностью использовать кампанию в качестве рекламы российского оружия», — рассуждает старший научный сотрудник пражского Института международных отношений Марк Галеотти.
Война также изображается как возвращение страны на международную арену в качестве ведущего игрока. По крайней мере, в трактовке российских СМИ, отмечает автор статьи. Однако, на его взгляд, сирийская операция не смогла «пробудить интерес» у рядовых россиян.
Так, недавний опрос «Левада-Центра» показал, что только около 30% граждан поддерживают её продолжение. Фактически Москва «оказалась замкнута в войне, конца которой не видно». И даже разгром ИГ вряд ли гарантирует наступление продолжительного мира в Сирии, уверен Галеотти. Но Конашенков полагает, что операция стала важным уроком для россиян.
«Опыт, который мы получили в Сирии, для нас абсолютно бесценен, — говорит генерал-майор. — Мы находимся на совершенно ином уровне, чем несколько лет назад. Это как разница между карандашом и ручкой — мы всё ещё выполняем ту же функцию, но гораздо красивее, гораздо надёжнее и гораздо эффективнее»
* «Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России (прим. ИноТВ).
Оставить комментарий